Русская линия
Парламентская газета Михаил Буланже03.12.2003 

По стенам древних соборов ползет плесень

В нашем Отечестве не много мест, которые, подобно Троице-Сергиевой лавре, столь избыточно полны русской историей, ее скорбями и радостями, взлетами и падениями, озарениями и помрачнениями — всем тем, что, собственно, и зовется судьбой России.

Троице-Сергиева лавра тесно связана с московскими духовными школами: они находятся в ее стенах, и многие послушники или иноки монастыря учатся в семинарии, а то и в академии. Хотя высшее духовное образование, а вместе с ним и карьера в церковной иерархии чаще всего доступны тем монахам, которые еще до своего пострига получили дипломы об окончании светских, желательно государственных, вузов.

Любопытна история возникновения и развития Московской духовной академии, которая готовится торжественно отметить свое 320-летие. К сожалению, с точкой отсчета столь славного события пока происходит путаница. Основана она была как Славяно-греко-латинская академия путем слияния двух противоборствовавших школ — латинистов и эллинистов — в конце 1687 года.

Московская духовная академия всегда гордилась своей библиотекой, древнейшей в России, к началу прошлого столетия собравшей более трехсот тысяч книг и тысячу шестьсот поистине бесценных рукописей XII—XIX вв.еков. В 1919 году академия была закрыта, но библиотека, объявленная филиалом Румянцевского музея, не только существовала, но и стремительно пополняла свои фонды за счет книжных собраний закрытых в ту пору Вифанской семинарии и Троице-Сергиевского монастыря. В 1933 году полмиллиона ее томов, несколько тысяч древних рукописей оказались в Государственной библиотеке СССР имени В.И. Ленина.

В Троице-Сергиевой лавре создано и исправно функционирует довольно мощное издательство, удовлетворяющее спрос на религиозную литературу. Стоит зайти в расположенную на территории лавры книжную лавку, чтобы убедиться, что вся представленная здесь полиграфическая продукция исполнена по тем же законам красоты, высокого порядка и просветленной мудрости, которые дали столь долгую жизнь Троице-Сергиевой лавре.

В стенах монастыря к этому наблюдению возвращаешься постоянно: возвышенно-ясный облик Троицкого собора, легчайшая Духовская церковь, исполненный торжественной мощи Успенский собор, пятиярусная колокольня, с замечательной точностью поставленная в XVIII веке и как бы связующая разные столетия, архитектурные стили. Или потрясающая по выразительности плащаница XVI века, с поразительной художественной силой изобразившая глубокую скорбь Богоматери, апостолов, Марии Клеоповой и Магдалины над телом Христа. Она была подарена монастырю в 1561 году родственниками Ивана Грозного, последними удельными князьями Старицкими. Свой дар монастырю они принесли за два года до того, как попали в опалу, и за восемь лет до того, как князь Владимир Андреевич с женой и двумя детьми были казнены, а его мать, княгиня Ефросинья, утоплена в Шексне.

Всеобщему обозрению сокровища монастырской ризницы стали доступны в первые годы Советской власти, когда в лавре был создан государственный музей. Основан он был в 1920 году по инициативе В.И. Ленина, подписавшего декрет «Об обращении в музей историко-художественных ценностей Троице-Сергиевской лавры». Но первая светская экскурсия побывала в ризнице раньше: 23 февраля 1919 года. Ей давал объяснения назначенный в ту пору хранителем ризницы и членом Комиссии по охране Троице-Сергиевой лавры Павел Александрович Флоренский. Он вообще чрезвычайно много сделал для спасения веками собиравшихся в лавре сокровищ. Вот лишь один пример этой самоотверженности. Когда острейшие нужды заставили молодое советское государство востребовать накопленные в монастыре ценности, Флоренский в числе других ценителей и ревнителей монастырского добра сумел убедить Госхран остановиться на предметах XVIII—XX вв.еков и не изымать более ранние, имеющие прежде всего чисто художественное значение. Госхран получил тогда из лавры 500 бриллиантов и 150 пудов серебра. Что ж, и Петр Великий приказывал в суровую для Отчизны годину переливать церковные колокола на пушки.

Между тем к началу 90-х годов минувшего века лавра лишилась не только своих несметных богатств, но и былого архитектурного великолепия. Сегодня уже никому, пожалуй, не надо доказывать первостепенную важность реставрационных работ: храмам, башням, стенам и зданиям монастыря по три-пять веков, и реставрация для них, как мумие для слабеющей плоти.

Настала пора во всеуслышание заявить: основанная более шести с половиной веков назад Троице-Сергиева лавра — средоточие русской истории и культуры, место паломничества наших соотечественников и предмет восхищения зарубежных гостей — находится в чрезвычайно тревожном положении. Надо отдать должное настойчивости иерархов Русской Православной церкви, с которой они «выбивают» средства на проведение комплекса археологических, исследовательских и реставрационно-ремонтных работ из различных государственных и частных структур. В центре лавры, у ограды Успенского собора, вывешен список наиболее щедрых «дарителей». Он почти целиком состоит из фамилий директоров атомных электростанций России и высших чиновников одного из самых якобы «безбожных» ведомств — Минатома. Любопытное рвение на ниве помощи православным монастырям.

Как бы то ни было, теперь те, кому надлежит принимать ответственные решения, связанные с дальнейшей судьбой монастыря, отчетливо представляют себе истинное положение Троице-Сергиевой лавры и знают, что ее проблемы требуют всестороннего, научно обоснованного и глубоко профессионального подхода. Довольно с нее случайных радетелей и скоропалительных решений вроде того, какое принял некогда один из наместников лавры, приказав замостить ее территорию сплошь белым камнем. Взору приятно, ничего не скажешь, но воздухообмен и естественные испарения грунтовой влаги оказались нарушены, и по стенам древнего Троицкого собора поползла плесень.

Но плесень и прочие следы невежества монастырского начальства — это мелочи по сравнению с той печальной участью, которая, очень может статься, постигнет в ближайшем будущем пользующийся неизменной популярностью у всех посетителей лавры «святой» источник «от самого Преподобного Сергия». До сих пор подведенные к бюветам Надкладезной часовни серебряные трубы исправно очищали воду, но вряд ли им под силу будет справиться со всевозрастающей концентрацией углекислого газа и других вредных веществ, которые скапливаются в водоносных пластах горы Маковец, уничтожая все живое вокруг. Подлинным бедствием для святой обители, венчающей гору Маковец, стало соседство с центральной магистралью Сергиева Посада — проспектом Красной Армии, который соединяет две части федеральной автомагистрали на Ярославль. После помпезного ввода в действие предмета тщеславной гордости местных муниципальных чиновников — автотранспортного путепровода под железнодорожным полотном на въезде в город — поток большегрузных фур, и прежде вызывавший тектонические сдвиги под фундаментами зданий и сооружений лавры, заметно возрос. Но муниципалам, похоже, до этого нет никакого дела при всей их показушной набожности.

А ведь не мешало бы всем и каждому, от кого сейчас зависит судьба Троице-Сергиевского монастыря, этого бесценного достояния земли Русской, крепко, как самый важный урок собственной жизни, запомнить, что лавра принадлежит не церкви, не муниципальной администрации, не Министерству культуры и даже не правительству России. Она принадлежит Отечеству нашему, воплощает в себе дух нации, ее историю, ее культуру.

2 декабря 2003 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru