Русская линия
Русская Германия Юрий Могилевский02.12.2003 

Дедушка старый, ему все равно
Нюрнбергский суд рассмотрел дело престарелого хулигана, терроризировавшего приезжих членов еврейской общины

Первым делом судья Хайд ошеломил несколько десятков ожидавших суда граждан уведомлением, что слушание дела будет закрытым. Адвокат истцов Эдуард Ковис отправился к Хайду, после чего сообщил, что «настоящее заседание переносится на потом, а сейчас будет предпринята попытка помирить стороны». Скорее всего, адвокат шутил, ибо крайне маловероятно, чтобы судья дерзнул пойти на прямой обман прессы и публики.

Итак, в обстановке глубокой секретности городской суд принялся разгребать авгиевы конюшни, оставшиеся на руинах передравшейся эрлангенской иудейской общины.

Два бывших члена этого культового объединения — Борис Бедерак и Зинаида Гитерман — обратились в суд с частным иском к престарелому Йозефу Якубовичу (Josef Jakubovicz, 75), обвинив последнего в оскорблении.

Зинаида Гитерман представила суду открытое письмо Якубовича к членам общины (от 27.01.03), в котором он обвинил ее в чекистском прошлом и криминальных связях с немецкой полицией. Далее дедушка Якубович пишет: «Мне известно, что евреев специально готовят для деятельности политкомиссаров… готовят наблюдать за другими евреями и доносить на них».

Второй истец, Борис Бедерак, получил от Якубовича удар буквально ниже пояса. В том же «послании к евреям» престарелый публицист призвал его на процедуру обрезания, потребовав «захватить пеленку и не забыть чистые трусы». Далее, «auf gutem Deutsch», то есть на хорошем немецком, обвиняемый обещал бесплатно напоить приглашенного водкой и развлечь его жену.

Разумеется, весь этот печальный бред не доставил хлопот адвокатам с обеих сторон. Представитель истцов мог просто трагически молчать, а представитель обвиняемого мягко апеллировать к возрастным изменениям личности. Что, собственно, и произошло.

Исход суда, учитывая возраст старого хулигана, был предрешен. Судья согласился, что письма буйного старца оскорбляют честь и достоинство жалобщиков. Кроме того, отягощающими обстоятельствами были признаны как нежелание Якубовича принести надлежащие извинения, так и его полубезумное оправдательное письмо в суд.

Тем не менее, надежды «русских» евреев, что вредный старик будет повешен прямо в зале суда, не сбылись в полной мере. Старца решили не казнить и даже не посылать на добычу дотационного угля. Однако ему пригрозили, что в случае рецидива делом займется прокуратура, а следовательно, обвинителями выступят уже не Гитерман или Бедерак, но немецкое государство. К слову, описываемое разбирательство не отяготит карман налогоплательщика: судебные затраты и оплата тяжкого труда обоих адвокатов возложены на обвиняемого.

Борис Бедерак сообщил редакции, что считает приговор слишком мягким и намерен обжаловать его в следующей инстанции. Бедерак не смог прокомментировать публичное заявление своего адвоката о предполагаемом переносе суда и посетовал на недостаток активности Ковиса во время процесса. Что касается дедушки Якубович, он, видимо, живет надеждой, что библейский возраст выручит его и дальше.

Странный суд не стоил бы репортажа, когда бы не стал знаком глобального и позитивного развития нашего общества. Во-первых, внутренняя жизнь религиозных еврейских общин обретает публичную огласку, а значит, несмотря на еще закрытые суды, становится здоровей. Во-вторых, провинциальные «конти» уже не мечутся испуганными овцами, но смело и цивилизовано борются за свои права. Правда, многим из них еще предстоит осознать, что религиозные общины созданы для тихой молитвы, а свой гражданский темперамент уместнее реализовывать в нерелигиозных объединениях.

1−6 декабря 2003 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru