Русская линия
Национальная Информационная Группа А. Андреев10.11.2003 

Мягкое банкротство Русской Зарубежной Церкви

Два главных противника на русском православном церковном поле на протяжении почти 80 лет — Русская Православная Церковь (Московский Патриархат) и Русская Зарубежная Церковь, начинают сближаться. Как выясняется, причинами столь скорого и активного сближения являются не только дела духовные. Даже в этой области никуда не деться от соблазна холодного расчета.

Первый контакт между представителем РЗЦ (центр в Джорданвилле, США) и РПЦ состоялся еще в1988 году, когда протоиерей Виктор Потапов впервые приехал в Россию, как корреспондент «Голоса Америки» на празднование тысячелетия Крещения Руси. Вскоре после этого в России побывали более крупные священнослужители Русской Зарубежной Церкви, включая архиепископа Берлинского Марка. Однако, на свою историческую родину так и никогда не приезжал бывший глава РЗЦ митрополит Виталий — один из самых глубоких «консерваторов» Джорданвилля.

Конфликт между церковью на родине и «зарубежниками» начался еще в 1921 году в сербском городке Сремски Карловици, где на Соборе собралась значительная часть русского духовенства, оказавшегося в эмиграции. Наиболее представительным членом Собора был один из старейших иерархов Русской церкви митрополит Антоний (Храповицкий). Основным решением Собора было признание главенства над Русской Православной Церковью патриарха Тихона, а также признание России монархической страной. Разумеется, после проведения такого Собора все контакты между духовенством, оказавшимся за рубежом, и Москвой были крайне затруднены. Но они вовсе прекратились после того, как митрополит Сергий — Местоблюститель Патриаршего престола выпустил в 1927 году Декларацию о лояльности церкви государству. За рубежом эта декларация была воспринята не просто как уступка большевистским властям, но как очевидный союз с новой властью. Однако, не стоит забывать, что в СССР в это время было почти полностью истреблено духовенство, закрыты монастыри и церкви и в живых осталось всего лишь несколько епископов. В целях сохранения церкви, как таковой, у себя на родине митрополит Сергий был вынужден обратиться с подобной декларацией. Ее издание полностью прервало контакты между Русской церковью за рубежом и на родине, где некоторые священнослужители ушли в так называемую «катакомбную» церковь.

После смерти митрополита Антония — первого Главы Русской Зарубежной Церкви — ее возглавил митрополит Анастасий. Именно при нем в эпоху Второй Мировой войны иные приходы РЗЦ проявляли определенные симпатии к властям Третьего Рейха.

Почти незамеченным прошло руководство РЗЦ митрополитом Филаретом, однако в эпоху пришедшего ему на смену митрополита Виталия произошел целый ряд событий. И прежде всего, это канонизация Царственных Новомучеников и Оптинских старцев.

В эпоху 90-ых в недрах Русской Зарубежной Церкви усиливается противостояние между «консерваторами» и «молодым крылом» Джорданвилля, возглавляемого митрополитом Лавром. Казалось бы, преодолены все основные противоречия. Уже и Московская Патриархия канонизировала не только Царскую Семью, но и сонм новомучеников и исповедников Российских, произошел отказ от пропаганды экуменизма, а между государством и церковным институтом — если не идиллия, то почти «симфония» — открываются церкви, монастыри, преподается православное вероучение. Что сдерживало митрополита Виталия в данной ситуации от контактов с Московской патриархией, которая не раз обращалась к Джорданвиллю с посланиями — вероятно, так и останется на все времена тайной старейшего иерарха РЗЦ.

Практически смещенный со своего поста три года назад «молодыми», сегодня митрополит Виталий никак не влияет на политику Джорданвилля. В то же время, сменивший его митрополит Лавр, успел уже не только побывать в России (посетил Соловецкий монастырь), но и даже повстречаться в США с президентом Путиным, который пригласил Первоиерарха РЗЦ посетить Москву с официальным визитом.

Кажется, что это сделано даже вне согласования с Патриархом Алексием Вторым (хотя достоверно это, конечно, неизвестно), хотя представить, что два высших архиерея не встретятся — вряд ли возможно. Будет ли это просто «визит вежливости» или же визит, который будет иметь далеко идущие последствия — сказать трудно.

С другой стороны, источники близкие к церковным кругам, уже не первый год судачат о том, что Московская Патриархия имеет виды на имущество Русской Зарубежной Церкви. Пусть это и не Бог весть какое богатство, но захочет ли Джорданвилль расстаться с этим имуществом просто так или будет торг — тоже вопрос. И на что будет готов пойти Московский Патриархат в случае такого торга? И не есть ли столь активная решимость «зарубежников» контактировать с Москвой стремлением материально беднеющей и теряющей паству Церкви найти свое место в куда более мощной и влиятельной структуре, каковой является Русская Православная Церковь?..

Подождем визита митрополита Лавра в Москву. Но каким бы он не оказался — очевидно, что сам прецедент такого визита позволит сделать немалые выводы о перспективах дальнейших взаимоотношений между РПЦ и РЗЦ.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru