Русская линия
Русское обозрение Евгений Обухов03.11.2003 

У каждого своя дорога к Храму

Генеральный директор ОАО «Павловопосадская платочная мануфактура» В.С.Стулов и заслуженный художник РФ А.Н. Хопкин воссоздают уничтоженный в лихую годину церковный иконостас Никольского храма, что в селе Васютино Павлово-Посадского района. Да поможет им в этом Бог.

***
В нашем мире нет ничего случайного. Все подчиняется высшему Закону. Все происходит в своем месте и в свой час. История Никольского храма, что в с. Васютино, и связанные с ним события — яркий тому пример.
Леса здешние не вполне обычные. Лет 600 назад они были исхожены Великим Святым Земли Русской Сергием Радонежским, который, оставив основанную им с братией Сергиеву Лавру, искал уединенного уголка, где бы можно было безмолвствовать. В 1372—1375 гг. на высоком берегу реки Киржач он заложил церковь, собственноручно ископал кладезь, существующий и поныне, построил келии для иноков, которые, узнав, куда удалился их наставник, стали стекаться к нему. Так было положено начало монастырю в честь Благовещения Пресвятой Богородицы.
Спустя несколько лет, в 1381 г., вскоре после славной победы князя Дмитрия Донского на поле Куликовом, по обету, данному им перед битвой, преподобный Сергий заложил еще один монастырь — Успения Пресвятой Богородицы, теперь уже на реке Дубенке.
В это же примерно время, согласно преданий, Угодником Божиим была основана и церковь в с. Васютино. Самые ранние сведения о ней, найденные на сегодняшний день, относятся к 1585 г.: упоминание о храме имеется в письме подьячего Ушака Никитина к князю Михаилу Мезецкому. Тогда храм представлял из себя деревянную церковь на погосте с престолом Николая Чудотворца. В 1787 г. на месте обветшавшей деревянной была возведена новая каменная церковь — с приделом преподобного Сергия. Как гласит народная молва, в алтаре главного придела — Николая Чудотворца находилась частица мощей Святого.
Рассказывают также, что много потрудились над созданием храма каторжане: рядом проходил печально знаменитый Владимирский тракт, по которому их перегоняли этапами.
В советскую эпоху храм разделил судьбу гонимой Православной Церкви. В 1937 г. он был закрыт. Накануне в селе начался пожар, истребивший половину домов. Настоятель храма протоиерей Константин вышел с иконой и истово молился. Огонь остановился у самой церковной ограды. Месяц спустя, батюшка был арестован по обвинению в участии в «контрреволюционной (церковной) организации», а 25 ноября 1937 г. отец Константин (Успенский) был расстрелян НКВД вместе с другими представителями духовенства, епископата, мирян и захоронен в Бутовском могильнике. Бесследно исчезла и его семья.
Храм подвергся поруганию. С колокольни сбросили золотой крест. Очевидцы свидетельствуют, что, когда он упал на землю, почернел. Иконостас разорили, иконы сожгли. В последующие годы святое место использовали как общежитие, магазин, склад. Местная власть додумалась даже приспособить храм под силосную башню. Уже даже своды пробили… Большего, по счастью, не успели — началась перестройка. Храм принял настоятель отец Сергий (Шумилов), подвизавшийся доселе в Христорождественской церкви, д. Заозерье. В день Святой Троицы 1990 г. под разрушенными сводами отслужили первый молебен. Храм Святителя Николая (Николы на Куньих Мхах, как звался он в старину) ожил и стал Домом Божьим.

Как люди находят друг друга? Каким магнитом их притягивает?
Генеральный директор ОАО «Павловопосадская платочная мануфактура» В.С.Стулов и Заслуженный художник РФ А.Н. Хопкин знают друг друга с детских лет. Выросли рядом, одним двором бегали в школу. Во взрослой жизни их пути на время разошлись. Владимир Стулов стал бизнесменом: строил станции техобслуживания на Горьковском шоссе, затем ушел в текстильную отрасль. Александр Хопкин много и плодотворно занимается живописью.
Его кисти одинаково подвластны пейзаж, портрет, натюрморт, тематическая картина. Об уровне мастерства художника говорит хотя бы тот факт, что написанные им полотна можно встретить не только на Родине, но и в музеях и галереях Белграда, Любляны, Крушеваца, Белграда и др., украшают они также многие частные коллекции в России, Германии, Югославии, США, Италии, Турции. Однако Александр Хопкин никогда не был типичным представителем своего цеха, классным художником — и только! Его всегда влекла монументальность исторических и философско-библейских образов. Это постижение их глубины привело Александра Хопкина к тому, что он однажды почувствовал в себе потребность творить иконы.
И кто знает, реализовалась бы эта потребность, состоялся бы он как иконописец, не сведи его судьба вновь с Владимиром Стуловым — человеком, в общем-то, достаточно далеким от церкви, но бережно относящимся к Православной Вере? На этот раз на перекрестке их дорог оказался храм в Васютине: настоятель отец Сергий благословил на воссоздание уничтоженного в лихую годину церковного иконостаса — самой важной и сокровенной части любого храма.
— Почему выбор пал на васютинсхий храм, разве мало вокруг других, нуждающихся в заботе? Да и, вообще, не проще ли было дать денег? — интересуюсь я у В.С.Стулова.
— Знаете, есть такое выражение: здесь и сейчас. Как только увидел эту церковь вошел во внутрь, понял — только здесь и нигде больше. Хотя до того момента мы с Хопкиным объездили всю округу и много разного видели.
Тогда, кстати, я еще не знал ни про расстрелянного отца Константина, ни про связь храма с именем Сергия Радонежского. Наверное, то был посыл свыше… Вот Вы спрашиваете про деньги, дескать, нужно ли было затевать эти работы с иконостасом? Сами по себе деньги еще не все. Посмотрите, сколько сегодня повсюду порушенных храмов! Православной Церкви понадобятся десятилетия, чтобы до всего дошли руки. А мы с художником Холкиным, как я считаю, делаем для храма в Васютине то, в чем он сейчас наиболее нуждается: возводим иконостас, от прежнего-то почти ничего не осталось. И находим в этом полное взаимопонимание с настоятелем отцом Сергием.
К слову сказать, средства и силы задействованы в восстановлении Никольского храма немалые. Иконы пишутся, что называется, на золоте. Размер и вес некоторых настолько внушительны, что их приходится монтировать сразу нескольким рабочим с использованием специальных приспособлений. Работы ведутся уже не первый год и в нынешнем, 2003, должны быть закончены. В окончательном виде иконостас будет состоять из 78-и икон, расположенных в строгом каноническом порядке. Все их творит А.Н. Хопкин. Каково же быть иконописцем в Земле Русской, где над всем витает образ рублевской «Святой Троицы» — совершеннейшего из творений? Планка-то задана на века!
— Вы ведь не получали духовного образования, не учились иконописи в церковных мастерских, не страшно было браться за такое?- интересуюсь у художника.
— Я испросил на то благословения. Но, конечно, должен признаться, что дело это очень ответственное и непростое. Здесь нельзя отступать от канонов, изображение на иконе должно быть плоскостным, никакого объеме! Чтобы не наводить на мысль о мирском, чтобы верующий мог сосредочиться на духовных помыслах.
— Но как это к Вам пришло? Что. сразу и вдруг?
— Да нет, разумеется. Я к этому шел ВСЮ СВОЮ жизнь. Учился на образцах других мастеров, постепенно осваивал технику. Знаете, я не церковный человек, но чем ближе к завершению иконостас, тем больше задумываюсь над тем, чтобы посвятить себя Богу. Я уже мыслю и чувствую по-другому — не так как раньше. Эта работа переделала и меня самого.
Наверное, эта работа позволила иначе взглянуть на мир и занятым в ней сотрудникам «Павловопосадской платочной мануфактуры» — от руководства до простых рабочих. Каждому из них Господь отмерил свой талант, пришедшийся ко времени. Мастерство главного художника В.И. Зубрицкого оказалось незаменимым при декорировании иконостаса — точно так же, как умение фабричных плотников подготовить особым образом древесину. Удивительно, но даже компьютерные технологии нашли здесь свое применение: при помощи их начальник художественного центра Л.Б.Емельянова с абсолютной точностью масштабирует эскизные абрисы для последующей росписи по дереву.
— Каждый из нас лишь средство в руках Господа, — говорит генеральный директор В.С.Стулов.- Мы все получаем энергию свыше, главное — ее не задерживать, а пропускать через себя, вовремя отдавать. Остальное не столь уж важно.
***
Во истину, во всем промысел Божий. Как иначе объяснить, что благополучный молодой человек из элиты советского общества, каковым был когда-то отец Сергий, вдруг обратился к Богу. Отец — видный представитель академической науки, архитектор. Дед, Михаил Степанович Шумилов, генерал-полковник, Герой Советского Союза, во главе героически сражавшейся под Сталинградом 64-й армии принимал отставку генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса. Сам Сергий (Шумилов) закончил один из престижных московских вузов, не имеющих никакого отношения к религии. Там же, кстати сказать, познакомился со своей супругой, нынешней матушкой Ириной. И все-таки, видно. Господу было угодно, чтобы связалась порванная в лихолетье ниточка, начатая другим Сергием, — Радонежским. Через Никольскую церковь, порушенную, но по-прежнему живую.
А сколько других людей, таких разных и по-своему замечательных, оказались вовлечены в ее орбиту. Валентина Дмитриевна, Александр Хопкин, Владимир Стулов… У каждого из них своя дорога к Храму. Но Храм этот — общий, для всех. И в нем живет Бог.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru