Русская линия
Интернет против телеэкрана Владислав Шурыгин16.10.2003 

Отморозки

Десять лет назад в такие же пронзительно солнечные октябрьские дни я понемногу возвращался к жизни. Опутанный целой системой трубок, дренажей, я учился спать не шевелясь, есть и пить лёжа — и ещё целой куче всяких грустных больничных премудростей, с которыми обычно знакомишься на койке хирургического отделения.

А ещё я учился молчанию. По больницам и госпиталям уже вовсю сновали оперативники в поисках «активных участников путча», людей выдёргивали прямо с больничных коек и увозили в тюремные застенки. Большинство товарищей прятались по родственникам и дальним дачам. Шли обыски и аресты. Меня тоже разыскивали. Мои фотографии и описания были у оперативников, но сбивало их с толку то, что на них я был в форме, и искали они некого офицера-десантника, а на больничной койке лежал журналист гражданской газеты…

Тогда мне повезло. Меня не нашли, не «вычислили». Может быть, рвения большого не было, а может быть, уже и без меня в изоляторах и тюрьмах было набито достаточно народу для образцово-показательной экзекуции, которую мечтал устроить Ельцин. Алексей Казанник, назначенный в те дни генеральным прокурором России, в интервью «Комсомольской правде» (12.4.94) вспоминал, как в администрации президента его инструктировали: «Не проводить никаких политических процессов… Октябрьские события расследовать за 3−4 дня, предъявить всем обвинения по статьям 102 и 17, то есть за соучастие в убийстве… Процесс должен длиться два-три дня, и всех надобно приговорить к смертной казни!» Огромное человеческое спасибо ему за то, что не выполнил этого приказа. Как мало в России людей, способных ставить собственную честь выше верноподданнического холуйства.

Все эти десять лет я пытался понять ту и другую сторону. Пытался понять тех, кто по приказу, по убеждению или по принуждению оказался с той стороны баррикад.

Я никогда не искал и не пытался узнать фамилию того милиционера, который вогнал мне в бедро двадцатитрёхмиллиметровую газовую гранату. И хотя в ходе следствия он был установлен, я не стал выпытывать у следователя его фамилию. Зачем она мне? Свою кровь я ему прощаю, а вот за кровь убитого им полковника милиции Ивана Шишаева, которого он застрелил через мгновение после выстрела в меня, всё из того же крупнокалиберного помпового карабина, ему будет трудно ответить перед богом. Потому что убил он его просто так, походя. Убил, когда тот попытался остановить стрельбу по людям. Выбежал вперёд, крикнул: «Что вы делаете? Немедленно прекратите стрельбу!» Ни я, ни Шишаев оружия в руках не имели…

Я пытался понять логику этих людей. Пытался понять их чувства, ход их мыслей. И все эти десять лет мне казалось, что каждый участник тех событий, не важно, с какой стороны он был, пытается переосмыслить их, оценить и понять по-новому. Что десять лет достаточный срок для осознания масштаба и глубины той национальной трагедии и поиска путей примирения, покаяния за кровь и муки. Но я ошибался.

Как оказалось, я был слишком наивен. Два вечера подряд канал РТР демонстрировал документальный фильм г-на Пичула с претенциозным названием «Мятеж». Главный «герой» фильма и его ведущий Николай Сванидзе уже в первых кадрах этого «проекта» продемонстрировал кусок своего выступления, записанного ночью 4 октября 1993 года, в котором он призывает немедленно и самым жестоким образом расправиться с «красно-коричневой» чумой. После такого «программного» начала уже нынешний Сванидзе заявил, что и теперь ни от одного из своих слов отказываться не собирается.

Поэтому уже без удивления воспринимались откровения другого «золотистого пера» кремлёвской журналистики — Сергея Пархоменко, который, не шибко стесняясь в выражениях, охарактеризовал тех, кто был в «Белом доме», как бандитов, отморозков и мятежников. Проехался он и по непокорным депутатам, которые, по его рассказам, при отсутствии воды и полной блокаде утратили весь лоск, опустились и, видимо, плохо пахли.

Жалко, что Пархоменко не побывал 4−5 октября в отделениях милиции, примыкающих к «Белому дому». Там бы он ещё всласть насмотрелся, как этих самых «утративших лоск» депутатов избивали, а «простых людишек» так просто мордовали до полусмерти, а некоторых и до смерти.

С теплом и комсомольским задором в глазах Пархоменко вспоминал, как умудрился покомандовать обороной Кремля и лично Барсуковым. Правда, сегодня этот подвиг Серёже уже вряд ли удастся повторить. Теперь он сам ходит чуть ли не в оппозиционерах Кремля. Позолота с его перьев пообсыпалась, и теперь всё больше, по словам очевидцев, сыплется перхоть с его «творческой» бороды. Теперь он сам, как депутат 93-го года, неопрятен. Без лоска и иногда ядовито и обиженно попахивает…

Я смотрел этот фильм и силился понять, как можно столь откровенно и беспардонно врать? Впечатление такое, что это именно защитники «Белого дома» умыли Москву кровью, напластовали сотни трупов москвичей, устроили концлагеря в отделениях милиции и на стадионах, пытали, расстреливали, добивали, кололи штыками.

Сванидзе весьма толково подтасовывает факты. Вот Руцкой призывает боеспособных мужчин взять штурмом «Останкино», и тут же уже сегодняшний Руцкой пытается смягчить свои слова, мнётся, недоговаривает. Вот Хасбулатов призывает арестовать Ельцина и его семью, и тут же уже сегодняшний Хасбулатов рассказывает о своём миролюбии в те дни. Казалось бы, вот он — «момент истины». Пойманные на слове «лидеры».

Вот под комментарий об «озверевших защитниках „Белого дома“, которым все эти дни, оказывается, не было никакого отпора» демонстрируются кадры уличных побоищ тех дней. Крупным планом палки в руках демонстрантов, камни, летящие в милицию. Падающие милиционеры. Смотрите! Вот доказательство «зверства» «красно-коричневых».

Но господин Сванидзе почему-то забыл упомянуть о том, как начиная с 28 сентября, в течении почти шести суток, у всех входов метро «Баррикадная», «Краснопресненская», «Улица 1905 года», «Пушкинская» милицейские «каре» с завидной регулярностью хорошо отлаженных автоматов дубинками «прочёсывали» площадки, мордуя всех подряд. «Зачищали» по приказу Ерина площади от якобы «митингующих». Почему бы не упомянуть почти о тысяче обращений в травмопункты за медицинской помощью после этих «зачисток». Почему бы не рассказать о том, что среди пострадавших было больше 200 (!!!) женщин и даже 9-летняя девочка, которой у метро «Баррикадная» омоновец одним ударом дубинки сломал ключицу и нанёс сотрясение мозга? Всё это запротоколировано, и не за семью печатями.

Демонстрируя кадры драки на Смоленской площади, Сванидзе почему-то не упомянул, что началась она с убийства красноярскими омоновцами безногого старика-инвалида, который по причине хромоты просто не смог вовремя убраться с дороги омоновцев, и был убит ударом дубинки в голову, что опять же не является строго охраняемой тайной.

Рассказывая о «штурме «Останкино», Сванидзе почти десять раз повторил съёмку тарана «ЗиЛом» подъезда ДСК. Несколько раз прокрутил призывы к штурму «Останкино» Руцкого и крепкие слова Макашова, но почему-то скромно не упомянул о том, что официальной причиной открытия огня по людям, как её «выдал на-гора» бывший министр МВД Куликов, стала смерть бойца спецназа «Витязь» Николая Ситникова. Куликов в одном из своих интервью заявил, что открыл огонь по толпе у «Останкино» «…только после того, как в 19.10 выстрелом из гранатомета был убит боец «Витязя». Мы не открывали первыми огонь. Применение оружия было целенаправленным. Не было сплошной зоны огня …».

Правда, на следствии выяснилось, что смерть бойца спецназа «Витязь» Николая Ситникова последовала не от «гранатомётного выстрела путчистов», а после того, как его сосед случайно нажал на курок и почти в упор застрелил своего сослуживца. Это тоже не секрет, господин Сванидзе, и официальным следствием было установлено тогда же, в октябре — ноябре 1993 года.

Промолчал Сванидзе и о том, что от рук столь им защищаемой ельцинской власти за две недели противостояния пострадали 64 журналиста. Что все 7 убитых журналистов были убиты милицией и военными, «верными» президенту. Причём группу иностранных операторов у «Останкино» просто расстреляли спецназовцы «Витязя», которые по протоколам очевидцев отлично видели, что это журналисты, ведущие телевизионную съемку. В протоколах опросов свидетелей очень подробно рассказывается, как застрелили оператора Рори Пека, а потом расстреляли и его камеру. Как был убит оператор-репортер французской телекомпании «TF-1» Иван Скопан. Где же профессиональная солидарность, г-н Сванидзе?

Даже западные журналисты, всегда лояльные к новой, «демократической» власти, не скрывали своих чувств. Говорили, что были потрясены жестокостью и варварством Ельцина. Что до сих пор не могут понять, как можно было в центре крупнейшей европейской столицы стрелять из танков по собственному парламенту и своему народу.

Надо отдать должное, но многие из «отинтервьюированных» Пичулом и Сванидзе людей, теперь, спустя десять лет после тех событий, уже совсем по-другому воспринимают происшедшее. И даже бывшие ельцинские «герои» уже не рвутся доказывать свои подвиги на почве расстрела «Белого дома». Наоборот, всячески открещиваются и отнекиваются от «авторства» и степени своих «заслуг». На худой случай просто стараются подтасовать факты и оправдаться, как тот же Куликов в своей книге.

Так контр-адмирал Захаров, с чьим именем много лет связывали авторство плана расстрела «Белого дома», теперь утверждает, что всего лишь доложил Ельцину несколько вариантов плана действий. Не более… И что при обсуждении их настаивал на самом «мягком» — том, который и был претворён в жизнь. Остальные, мол, вообще должны были затопить кровью всю Москву.

Не рвались в авторы и вчерашние сподвижники Ельцина по Кремлю. Наоборот, всё списывали на ельцинских советников Батурина и Илюхина, которые, мол, и были авторами знаменитого указа N 1400.

Даже ближайший к Ельцину в те дни человек Александр Коржаков не рвётся доказывать, что всё в те дни было сделано правильно, и что он ни о чём не жалеет. Наоборот. Осторожно, но недвусмысленно даёт понять, что его «шеф» был никак не «белый лебедь», перекладывает вину на него, признаваясь, например, в одном из интервью, что получил от Ельцина целый «расстрельный список» с фамилиями тех депутатов и политиков, кого не должны были вывести живыми из «Белого дома».

Но далеко не все с годами поумнели. Среди интервьюеров Сванидзе на экране вдруг объявился бывший комдив кантемировской дивизии, экс-генерал Борис Поляков. Сей доблестный «офицер», с распухшим лицом швейцара уездного борделя, умудрился влезть во все навозные кучи ельцинского беспредела. Именно его танки расстреляли «Белый дом». Его наёмник старлей Русаков (12-й танковый полк) с экрана ТВ самодовольно признался в том, что еще в 17.00 4 октября 1993 года вовсю лупил по «Белому дому» из своего танка Т-80, а на вопрос телекомментатора «Аты-баты» о судьбе женщин и детей в Доме Советов ответил просто: «А моя жена дома сидит и никуда не лезет…» В его же дивизии навербовали кучу наёмников для танкового похода на Грозный так называемых «чеченских оппозиционеров». Именно его «офицерьё» дудаевцы выводили перед камерами, как наглядное доказательство присутствия российских наёмников. Кстати, взятый дудаевцами в плен всё тот же Русаков, но уже капитан, блеял что-то с экрана про то, как их «подставили» и униженно молил о пощаде. Казалось бы, куда теперь Полякову лезть? Сиди себе тихо, замаливай грехи по монастырям. Нет. Вылез, как упырь из могилы. С гордостью заявил, что самолично на какой-то бумаге Руцкого намалевал: «Лжедмитрий! Арестовать!..»

Потом долго нёс с экрана горячечный бред про некий «плотный огонь» по его отряду, от которого аж провода на улице посрезало. Про тяжёлые бои с некими гранатомётчиками. Про большие потери…

Дядя, хорош врать! Есть материалы следствия. Не нашего — ВАШЕГО! Того, которое в течение почти полугода проводили следователи Генеральной прокуратуры. Так вот, согласно материалам этого следствия, не было никаких боёв с гранатомётчиками, потому что в «Белом доме» не было ни одного гранатомёта. И в материалах следствия чёрным по белому написано, что не зафиксировано ни одного гранатомётного выстрела со стороны «Белого дома». Не было и никакого «плотного стрелкового огня» со стороны «Белого дома», а лупили свои по своим. Милиция по армии, армия по милиции. Почитал бы, дядя, что ли, материалы следствия! Кстати, о «серьёзных потерях», о которых с напряжённым лицом, страдающего запорами пенсионера, сообщил зрителям экс-генерал. Со стороны Министерства обороны РФ в ходе «тяжёлых боёв», о которых вещает нам «историк» Поляков, погибло аж целых 6 человек.

При этом от «плотного огня» в самой кантемировской дивизии погиб один (!!!) человек — капитан Мильчаков, который, правда, был убит не у «Белого дома» и не во время штурма, а в ночь с 4 на 5 октября пьяными омоновцами по подозрению в причастности к защитникам «Белого дома». Смерть ещё пятерых военнослужащих других частей так же не имеет никакого отношения к защитникам «Белого дома». Капитан С. Смирнов — ротный 119-го полка ВДВ — был убит огнём бронетранспортёра МВД в спину при попытке подбить БТР МВД, ведущий обстрел позиций десантников. Замкомроты (саперной) 119-го пдп старший лейтенант Красников, рядовой Коровушкин и ефрейтор Хихин 119-го пдп убиты снайперами со стороны сквера, занятого МВД и ГУО РФ. Рядовой Панов задержан частями оцепления 4 октября с документами военнослужащего 119-го полка. В неразберихе был принят за защитника «Белого дома» и расстрелян на месте.

Ну что ещё тут можно сказать? Назвать Полякова лгуном и человеком без чести? Так после ельцинских навозных куч ему уже всё равно. Как говорится, известная влага в глазах — божья роса!

Ловить Сванидзе и его гопкомпанию на вранье можно ещё долго. Но, право слово, скучно! Нет смысла. В очередной раз сей господин доказал, что врать для него не просто способ заработка денег, а любимый вид искусства. С ним всё ясно. Но вот что интересно. Просматривая этот фильм, вдруг ловишь себя на странном ощущении. Чувстве брезгливости и убогости, которые вызывают эти «герои 93-го». Их какой-то мелкости и просто недалёкости. Они так ничего и не поняли за эти десять лет!

Тогда, в октябре 93-го, они, сидя под защитой вооружённой до зубов охраны за добрый десяток километров от «Останкино» и «Белого дома», где лилась русская кровь, где в страшной гражданской трагедии люди одной страны убивали своих же сограждан, они призывали к жестокости, требовали больше крови и смерти. Сытые, благополучные, мнящие себя «интеллигентами», они в те дни перепугались до икоты и готовы были всю страну утопить в крови, будь на то их воля.

И теперь они продолжают гордиться тем, что приложили руки к этой бойне. Оправдывают себя, выдумывают, лгут. Они действовали правильно…

Что же, раз так, то теперь мы хотя бы точно знаем, на ком лежит кровь сотен тысяч убитых в Чечне русских, чеченцев, ингушей, дагестанцев. На вас, господа! Ибо именно поддержанный вами в октябре 93-го президент, получивший тогда из ваших рук невиданную доселе полноту власти, всего через год с небольшим развязал кавказскую бойню. Вы отвечаете за преступления этой власти. За её «дефолты», воровство, мздоимство, коррупцию. Это ВАША власть! Вы её установили тогда, в октябре 93-го. И вам никогда не отмазаться от неё. Её трупная вонь теперь навсегда ваш природный запах. Кровь на ваших руках, а она, как известно, не водица…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru