Русская линия
Пресс-служба УПЦ Александр Анисимов10.10.2003 

Крестителю и Просветителю

28 сентября (10 октября по новому стилю) 2003 года исполнилось ровно 150 лет со дня торжественного открытия и освящения киевского памятника Святому Равноапостольному князю Владимиру. В торжествах принимал участие самодержец, высшие представители Святейшего Синода и духовенство, съехавшееся со всех епархий России. В этот же день освящали и другой объект — Николаевский Цепной мост — уникальное во всех отношениях сооружение, простоявшее до 1920 года (мост был взорван поляками, затем восстановлен в 1925 году и вновь взорван в 1941 году. Теперь на его месте мост метрополитена). Кажется удивительным, но даже в годы оголтелого атеизма, когда массово разрушали храмы, памятник Крестителю Руси и выдающемуся государственному деятелю, уцелел. Но, обо всем по порядку.
Идея установить в Киеве памятник Владимиру принадлежит императору Николаю Первому. Неоднократно посещая Киев и осматривая его святыни, Николай Павлович обращал внимание на тот досадный факт, что город, где крестили Русь, не отдал должное Крестителю. В некотором смысле это, конечно же, не так, если вспомнить, что в Киеве, у самой набережной, на том месте, где по преданию Владимир крестил своих сыновей, находилась с 1802 года над святым источником часовня, увенчанная высокой колонной, завершением которой является золотой крест на шаре.
Часовню ликвидировали воинственные безбожники, но сам памятник сохранился. Дошли до наших дней и надписи, в числе которых одна сообщает, что памятник посвящен Благоверному князю.
При Николае были основаны Императорский университет имени Святого Владимира (ныне — Тараса Шевченко) и Владимирский кадетский корпус, начато возведение величественного Владимирского собора. В Киеве сразу две улицы нарекли в честь князя. Улицы эти застраивались красивыми зданиями. Но вот величественного монумента князю, изображающего его в момент совершения таинства, не было. Скульптор Владимир Демут-Малиновский в 1846 году подготовил для будущего памятника барельеф «Крещение киевлян», барон Петр Клодт занялся моделированием и отливкой фигуры князя и барельефа, а архитектор Константин Тон (автор Храма Христа Спасителя в Москве) выполнил (возможно, при участии старшего брата Александра) чертежи восьмигранного постамента, решенного в форме византийской базилики.
Размеры постамента и фигуры впечатляли современников. Общая высота памятника (фигура 4,5 метра, постамент — 16 метров), явилась доминантой, ибо сам памятник установили на достаточно высокой киевской координате — средней террасе Михайловской горы. У киевлян эта часть горы стала именоваться Владимирской.
Чтобы выдержать многопудовую статую князя (350 пудов с крестом), постамент, сделанный из кирпича обложили чугунными плитами и выкрасили в белый цвет, чтобы он не выглядел удручающе, однако впоследствии от покраски постамента отказались. И памятник от этого, как оказалось, ничего не потерял.
На открытии и освящении памятника уже не мог присутствовать в Бозе почивший Демут-Малиновский, так как умер за несколько лет до события. Вообще же длительное время приводили в порядок саму Владимирскую горку, которая ранее представляла собой неухоженный, заброшенный холм, находящийся в непосредственной близости от гостиниц Михайловского монастыря и присутственных мест. То есть многие богомольцы, посещающие «мать городов русских» да и обыкновенные партикулярные граждане, решавшие вопрос в правительственных учреждениях трех губерний, которые и находились в здании Присутствий, сетовали, что вынуждены пробираться мимо дикого холма, в недрах которого бывало прятались воры и грабители.
Работы задерживали момент открытия памятника. На горке прорыли террасы, проложили водоотводные коллекторы, выполнили другие противооползневые работы, создали выложенные кирпичом дорожки, установили газовое освещение, беседки и оборудовали фребелевскую (для игр маленьких детей) площадку, высадили деревья в регулярном парковом стиле. Также здесь установили красивый фонтан. Таким образом, эта часть горы стала выглядеть не хуже, чем подобные скверы в лучших европейских столицах. Так князь Владимир косвенно способствовал благоустройству этой части стольного града.
В крест, который держит князь, были вмонтированы газовые рожки. Вечером он зажигался, что производило фантастическое зрелище. Полыхающий на холме крест был виден издалека. В начале ушедшего века газовое освещение заменили электрическими лампочками. Большевики ликвидировали традицию. Она была восстановлена лишь с обретением Украиной независимости. Стоит сказать о том, что в непосредственной близости от памятника находилась знаменитая панорама «Голгофа», которую уничтожили семьдесят лет назад. Тогда же разрушили и скромный обелиск генерал-губернатору Александру Дрентельну, установленный в 1888 году рядом с памятником Крестителю на том месте, где скончался начальник Юго-Западного края в момент парада, устроенного по случаю 900-летия Крещения Руси. Большевики не стали разрушать памятник Владимиру возможно потому, что боялись возмездия, поскольку с памятником связана легенда, будто бы его массивный постамент удерживает мощный водяной ключ и в случае его взрыва, сотни тонн воды залили бы в кратчайшее время весь старый город. Революционеры, которые причисляли себя к масонам, считали также, что некоторые элементы оформления памятника (изображение строительного мастерка, например), связаны с какой-то ложей и, возможно, по этой причине не посмели разрушить памятник. Однако мастерок — символ государственной деятельности Князя-строителя православной Киевской Руси. Равно, как и великокняжеская шапка, которую Владимир держит в левой руке. Голова князя не покрыта, так как, по замыслу авторов, Креститель увековечен именно в момент Святого Таинства. Свершилось крещение киевлян, открыта новая страница истории древнерусского государства.
Все же часть Владимирской горки была срыта в ходе подготовки к празднованию 1500-летия Киева. Тогда же в противовес памятнику появился помпезный Музей Ленина…

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru