Русская линия
Православие в УкраинеПротоиерей Феодор Шеремета07.10.2003 

«Я могу часами рассказывать случаи, когда благодаря Православной Церкви душевно больные люди вновь становились здоровыми»

«Психи!» Этим страшным прозвищем окрестило светское общество пациентов психиатрических клиник, даже не думая о том, что это тоже люди, которые нуждаются в понимании, поддержке, совете, помощи; которые также могут смеяться и плакать, чувствовать, думать и говорить. И они, как и каждый человек, заслуживают на то, чтобы с ними общались. Это трудно, но необходимо, ведь не можем же мы одним движением пера просто взять и вычеркнуть их из «Книги Жизни"…

— Ваше Высокопреподобие, вот уже десять лет Вы осуществляете пастырскую деятельность в психиатрической больнице имени Павлова. Расскажите, пожалуйста, как все это начиналось?

— В 1991 году, когда распался Cоветский Cоюз, а Украина получила независимость, люди потянулись к Богу и стали искать дорогу к храму. Тогда-то руководитель Союза православных братств, Валентин Борисович Лукияник, который сам медик по образованию, предложил организовать встречи священников с пациентами психиатрической больницы имени Павлова. Сразу более активные прихожане Свято-Кирилловского храма образовали инициативную группу. Но вот проблема — где взять священника? Ведь тогда никто не хотел «связываться с психами». Сотрудники клиники обратились к бывшему тогда еще митрополитом Филарету (Денисенко), чтобы священник совершал для больных хотя бы Пасхальное богослужение. Но это не возымело успеха. В то время я служил в Свято-Покровском монастыре, но затем, в связи с церковным расколом я был вынужден перейти в Крестовоздвиженский храм, что на Подоле. Тогда-то меня и попросили окормлять психиатрическую больницу. Помнится, мне тогда было не легко согласиться, но я понял, что пациенты действительно нуждаются в помощи священника. Также меня поразило, что никто из пожилых священников не хотел туда идти. Так что пришлось мне, как молодому, переступить порог клиники.

Первое время мы просто служили для больных водосвятные молебны. Ощущая острую потребность пациентов в богослужениях, я обратился к Блаженнейшему Митрополиту Владимиру с просьбой выдать нам антиминс. Вскоре на повестку дня стал вопрос: где служить Литургии? Как только в больнице появился новый конференц-зал, нам отдали старый клуб. Но совершать богослужения разрешили только в вестибюле. Это было очень тяжело, ведь не запретишь же людям ходить из кабинета в кабинет. В качестве престола служил небольшой столик; церковную утварь приходилось носить с собой. Спустя время, руководство больницы выделило комнату для хранения сосудов, а позже нам разрешили служить в помещении клуба. Но здесь тоже было не все гладко. Как мы ни просили городские власти передать нам это здание в собственность, они твердили свое: «В пользование!» Мы до сих пор обращаемся к Александру Омельченко, чтобы отдали нам это помещение. Ведь оно уже несколько лет нуждается в капитальном ремонте. Пока что все это безуспешно, несмотря на то, что есть Указ Президента о возвращении Церкви незаконно конфискованного имущества.

Но с Божьей помощью, не смотря на все препятствия, Свято-Кирилловская община продолжает развиваться. В этом году исполняется десять лет, как мы там служим.

— Можно ли уже говорить о каких-то плодах?

— Десять лет — это большой срок. За это время много сделано: построена благотворительная столовая, организовано сестричество для духовного окормления пациентов психиатрической больницы; при храме действует воскресная школа (которая в те времена стала первой в Киеве), как для взрослых, так и для детей; укомплектована прекрасная библиотека, в которой также содержится много церковных учебников для психиатров. Налажена продуктивная работа священников с пациентами клиники. Свято-Кирилловский храм признан одним из лучших центров духовной реабилитации на Украине, так что многие больничные приходы столицы руководствовались нашим опытом, начиная свою деятельность. Совсем недавно мы взяли в аренду шестьдесят гектаров земли в селе Тарасовка, что недалеко от Киева и образовали там скит. Сейчас там трудится четыре монахини и один монах. В скиту есть трактора, комбайны для обработки земли и уборки урожая; насельники также держат коров, свиней, курей, уток и т. д. Оттуда регулярно привозятся продукты, которые мы передаем больнице, а также кормим бездомных и малоимущих пациентов, которые лечатся в клинике амбулаторно. На территории скита уже построена церковь, которую планируется освятить в честь мученика Александра Римского.

— Отец Федор, возвращаясь к теме о душевнобольных, скажите, что Вы почувствовали при первой встрече с пациентами психиатрической клиники?

— Во время моего первого общения с пациентами я почувствовал, что у них значительный духовный голод. Когда я впервые переступил порог клиники, меня обступили люди, которые, пощупывая мою рясу, с недоумением спрашивали друг у друга: «Неужели это настоящий поп?» Многие из них думали, что врачи их обманывают: просто одели какого-то человека в священнические одежды, чтобы им показать. Увидев, что я не «ряженый» и пришел к ним не для личной выгоды, они сразу потянулись ко мне: стали просить крестики, иконки, свечи. Наиболее тогда поразило, как докторов, так и самих пациентов, то, что мы абсолютно ничего не продавали. На столе лежали свечки, так что каждый мог взять две штучки, чтобы поставить «о здравии» и «за упокой». Так, на наших глазах, люди, на которых в обществе привыкли смотреть «сквозь пальцы», воспрянули духом. Они поняли, что они кому-то нужны, что это их церковь, и они могут приходить сюда свободно, когда захотят. Мы же, понимая, что им не хватает семейной ласки и понимания, старались создать в общине домашнюю обстановку. Вот так в столице появился первый храм для больных.

— О чем Вы говорите с этими людьми?

— Говорить с этими людьми, о чем бы то ни было, сложно, так как многие из них агрессивно настроены по отношению к другим. Они думают, что их закрыли сюда незаконно, что они имеют право на лучшее отношение к себе. Даже те из них, которые все понимают, постоянно спрашивают меня: «А выздоровею ли я?», «Выйду ли я отсюда?», «Если выйду, то где найду себе применение?». Таким образом, перед тем, как начать общаться с ними на Евангельские темы, нужно много времени потратить на то, чтобы вывести их из депрессивного состояния и показать, что они ни чем не хуже других.

— Отец Федор, объясните, пожалуйста, разницу между психически больным и душевнобольным человеком.

— Если учесть, что греческое слово «психос» обозначает «душа», можно сделать вывод, что состояние психически больного человека называется болезнью души. Иногда таких людей называют одержимыми. Причем, не важно, о каких случаях идет речь: о человеке, который лежит в клинике или о том, который беснуется во время богослужения в храме. Природа у всех людей одна, просто дьявол действует по-разному. И чаще всего это бывает из-за грехов. Я совсем не хочу сказать, что в психиатрические клиники попадают лишь великие грешники, ведь у каждого своя судьба. Но чаще всего беснование присуще людям, которые в какой-то период вели далеко не благочестивый образ жизни. Можно сказать, что пациенты психиатрических клиниках одержимы и антибиотики способны лишь залечить болезнь, но не вылечить ее полностью. Вот здесь и нужна помощь Православной Церкви. Она же имеет средства, способные не только привести человека в чувство, но и поставить его «на ноги».

— Говорят, что пациенты психиатрических клиник живут в каком-то особом мире. Что это за мир?

— Каждый человек как бы живет в своем мире. Но у здоровых людей это не так развито, потому что они постоянно общаются с другими. Пациенту же психиатрической больницы, как правило, общаться не с кем. Доктор не может уделить ему достаточно времени, и причина этому вполне объяснима: «таких, как он, много». Пациенты большую часть времени проводят в одиночестве, разговаривая с собой. Так для них появляется новый, для каждого индивидуальный, мир. Человек же становится одним из героев этого мира: кто-то добрым, но большинство, к сожалению, злыми. Есть такие пациенты, которых нельзя даже оставлять с другими людьми. Возле них постоянно дежурит санитар. Есть и совсем «плохие» больные, живущие в палатах со стенами, оббитыми войлоком. Вот они вообще передвигаются по комнатам обнаженные, так что складывается впечатление, что они вообще не имеют понятия об одежде. Священник только тогда завоюет доверие пациента, если займет в его внутреннем мире какое-то место, станет для него положительным героем. Они долго испытывают приходящих, поэтому психически больного человека трудно обмануть. Он это обязательно почувствует и больше никогда не поверит, чтобы мы потом не делали.

— Батюшка, говорят, что в психиатрическую больницу «закрывают на пожизненно». Известны ли Вам случаи, когда бы человек выздоровел? И какую роль играет здесь Церковь?

— Сразу хочу сказать, что в психиатрические больницы не закрывают на пожизненно. Хотя есть среди больных так называемые хроники, то есть люди, у которых время от времени обостряются болезненные приступы. Но и их не держат в больнице всю жизнь, а помещают в специальные приюты, где они живут полноценной жизнью, только под некоторым присмотром.

— А знаете ли Вы случаи, когда человек, выйдя из клиники, стал вести нормальный образ жизни: завел семью или устроился на работу?

— Я могу часами рассказывать случаи, когда благодаря Православной Церкви душевно больные люди вновь становились здоровыми. Но более всего мне запомнилась судьба одной молодой девушки, которая долгое время вела себя очень агрессивно. Все думали, что у нее нет шансов на выздоровление. Но однажды у нее появилось желание пойти в храм. Поначалу ее приводили санитары, которые все время были на чеку, как бы она чего «не натворила». Со временем она стала приходить сама, в течении нескольких месяцев исповедовалась и Причащалась Святых Христовых Таин. Параллельно девушка проходила курс лечения в психиатрической клинике. Позже, неожиданно для окружающих, она стала выздоравливать. Позже выяснилось, что она умеет прекрасный голос, и мы взяли ее на клирос. Так, с Божьей помощью, она окончательно выздоровела и вышла замуж. Сейчас у нее очень хорошая семья и прекрасная работа.

— Расскажите о том, как Вы работаете с пациентами психиатрической клиники?

— Дело в том, что нет конкретных рекомендаций, как нужно работать с этими пациентами. Потому что по пути в клинику, человек не знает, что его там ждет. А произойти может что угодно. Поэтому мы просто приходим и «живем» с ними некоторое время. Большой вклад в эту работу вносят наши сестры милосердия. Они постоянно общаются с пациентами, водят их на богослужения, где они исповедуются и причащаются. Тех, кого нельзя выпускать из палаты, они подготавливают к приходу священника. Есть на территории больницы и наркологическое отделение, так что приходится работать и с этой категорией людей. Есть в клинике также детское отделение. Вот сюда мы ходим чаще всего и берем с собой детей в приход. Очень важно то, что детки, находящиеся на лечении в этом отделении, общаются с нашими воспитанниками воскресной школы и даже находят себе друзей.

— Отец Федор, вот Вы сказали, что чаще всего Господь попускает такие болезни за грехи, но, чем же так провинились перед Богом малолетние дети, которых так много в отделении?

— Православная Церковь учит, что за грехи родителей иногда приходится расплачиваться детям. Но чтобы делать такие выводы, нужно рассматривать каждый конкретный случай. Ведь Господь не только наказывает. Все в мире находится в Его руках: иному ребенку Он дает болезнь, чтобы в будущем уберечь его от чего-то более серьезного, иного просто смиряет, кого-то спасает от гордости и тщеславия. Одним словом, причин множество, так что человеку не всегда понятно, почему произошло именно, так или иначе. В этом случае лучше смириться, а время все расставит на свои места.

— Говорят, Вам помогают дети, хотя в светском обществе привычнее видеть ребенка, смеющегося над больным человеком…

— Действительно, в мире существует такая тенденция: дети из богатых семей нередко посмеиваются над людьми с патологическими отклонениями. Одно дело, когда это происходит несознательно, но намеренные насмешки над больным — тяжкий грех, который называется «немилость к ближнему». При таком отношении к людям, согласно Евангелию, не может быть и речи о любви к Богу. Все это прекрасно понимают дети, воспитанные в православной вере. Поэтому чаще всего они не насмехаются, а сочувствуют.

Действительно дети помогают и нам, благодаря тому, что при Свято-Кирилловском храме действует прекрасная воскресная школа. По будним дням мы стараемся не водить детей в отделения, из тех соображений, что «маленькие еще». Но уже стали доброй традицией детские праздничные утренники, организованные для пациентов психиатрической клиники.

На Рождество, как правило, дети сами украшают в актовом зале елку, а также готовят подарки для каждого. Затем приходят в то или иное отделение и начинают петь колядки. Много приятных воспоминаний оставляет в душе пациентов и праздник Пасха. Мы закупаем большое количество фруктов, яиц, дети пекут куличи и несут все это в отделения. Затем они устраивают пасхальный концерт. Так что эти люди каждый раз с трепетным нетерпением ожидают какого-нибудь праздника, когда придет «батюшка с детками».

— Так случилось, что в современном обществе есть две категории людей, которых не то, чтобы не понимают, а даже иногда призирают — это психически больные и так называемые бомжи. Почему их так не любят?

— То, что на этих людей смотрят с пренебрежением — не нормально и свидетельствует о каком-то внутреннем разложении человека. Вполне естественно, когда при виде этих несчастных людей, у человека просыпается сострадание, жалость, снисхождение, уважение. Одним словом, что угодно, но только не ненависть. К тому же, такое отношение к другим вредит самому человеку. Ведь, по словам Спасителя, для немилостивых к ближнему и суд будет без милости. Бедные, больные и бездомные были и в Евангельские времена. Но ни Христос, ни его ученики, ни когда не поворачивались к ним спиной. Нигде не показано, как Спаситель раздавал всем сидящим на паперти деньги, но каждому Он уделял какое-то внимание, пытаясь хоть чем-то помочь. Вот так и мы ведь не всегда имеем, что дать нищему. Бог это видит, и поможет нам уже хотя бы за одно намерение помочь, если оно исходит от чистого сердца.

— Говорят, среди нищих много обманщиков, а Вы их кормите в своей столовой…

— Обманщиков, знаете ли, не мало и среди так сказать нормальных людей. От этого никуда не деться. Не давно у меня произошел такой случай. В нашей столовой покормили одного бездомного, а после этого он украл в храме икону. Когда же он пришел в следующий раз, мы снова не отказали ему в еде. Ведь благотворительная столовая создана не для того, чтобы кормить алкоголиков, наркоманов, воров и обманщиков. Она существует затем, чтобы не оставить голодным Образ Божий, личность. И когда мы видим, что человек просто хочет кушать, все остальное отходит на второй план. Кто знает, может он покается когда-нибудь. Не нам его судить. Один Евангельский герой всю жизнь убивал и грабил, но вот уже на кресте раскаялся, и Господь спас его.

— Итак, вот уже десять лет Вы трудитесь на ниве социального служения. Многое уже сделано, но наверняка есть еще планы?

— История свидетельствует, что некогда на месте Свято-Кирилловского храма существовал мужской монастырь. Сегодня его уже нет, а огромный храм, который также является выдающимся памятником истории, находится в собственности музея «София Киевская», так что мы без разрешения чиновников не можем даже войти туда, а не то, чтобы совершать богослужения. Так что сейчас все наши молитвы и старания направлены к тому, чтобы восстановить историческую справедливость и вернуть верующим то, что им принадлежит по праву — Свято-Кирилловский монастырь.

Беседу вел Александр Андрущенко


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru