Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургЕпископ Читинский и Забайкальский Евстафий (Евдокимов)06.10.2003 

Сегодня о Царе идёт много разнотолков
Но думаю, что, в конце концов, все будут убеждены, что подвиг Царственных страстотерпцев действительно является подвигом и Царь воистину свят

— Сегодня в студии епархиального радиоканала «Воскресение» высокий гость — Его Преосвященство епископ Читинский и Забайкальский Евстафий. Владыка, мы очень рады приветствовать Вас в городе Екатеринбурге и, конечно, в студии православного канала «Воскресение». Прежде всего, разрешите поинтересоваться, как и чем живёт сегодня Читинская епархия?

— Я хотел бы сообщить несколько моментов, которые отличают сегодня нашу Епархию. Во-первых, наша Епархия удалена. Она находится за 6000 вёрст от Москвы. Это довольно сложный регион, местные жители называют это место местом ссыльных и каторжных. Но и до него сегодня дошло духовное просвещение, которым мы сейчас пытаемся активно заниматься. Сегодня в Епархии строится заново более 30 храмов. Конечно, они не такие большие, не такие масштабные, как в Екатеринбургской епархии, но наш Кафедральный храм, который сейчас строится, он второй по величине после храма Христа Спасителя. Слава Богу, он строится успешно. Также совсем недавно была запущена первая очередь женского монастыря в честь Всех Святых, в земле Российской просиявших. Сейчас в нём уже 13 насельниц. У нас существуют пастырские курсы, которые готовят священнослужителей для нашей Епархии. Конечно, мы не можем соревноваться с епархией Екатеринбургской. Я посмотрел и оценил масштабы всей той работы, которую вы сейчас совершаете — это, конечно, очень значимо, очень велико, но мы в силу своих возможностей, стараемся тоже. Я думаю, что вот это приезд также будет стимулировать наш рост, чтобы мы не останавливались на том, что у нас есть, а двигались дальше. Сегодня, у нас, как и везде, а здесь — особенно, заметно духовное пробуждение нашего народа. В Забайкалье в основном люди приезжие, и местного населения всего лишь около 30%. Остальные — приезжие. Состав постоянно меняется, и это накладывает определённые отпечатки. Та работа, которую мы делаем, может быть, не так заметна, но, тем не менее, мы тоже видим, что у народа Забайкалья просыпается тяга к Вере, люди идут в храмы. Не случайно, что сегодня 30 храмов строится. Это — инициатива или глав муниципальных образований, или непосредственно народа. Всё это нас радует, несмотря на различные сложности, материального порядка в первую очередь. Вот такое духовное пробуждение у нас наблюдается.

— То есть, несмотря на вашу удалённость, как Вы говорите, от центра России, Православная Вера возрождается? И у вас после всех страшных гонений, слава Богу, люди воцерковляются и приходят в Церковь Христову.

— Да. Это заметно. Сегодня наш небольшой Кафедральный храм, Воскресенский, который недавно был католическим костёлом, не вмещает всех желающих, поэтому было решено построить новый Кафедральный собор. Это — не просто какая-то погоня за престижем. Это — требование времени. Мы радуемся также, что среди власть имущих мы находим понимание, как минимум, а иногда и поддержку.

— Владыка, вы учились в Московской Духовной Семинарии вместе с нашим Правящим Архиереем. Какие отношения сейчас связывают вас с Владыкой Викентием?

— Годы учёбы нас довольно плотно скрепили. И дружеские, братские отношения остаются. Я считаю, что среди многих из тех, кто учились в Московской Духовной Семинарии, под покровом преподобного Сергия Радонежского, отношения бывают очень прочными. В этом случае именно этот фактор имеет место. Лавра нас скрепила. Московская Духовная Школа стала фундаментом наших отношений. Поэтому я всегда с любовью откликаюсь на приглашения Владыки Викентия. В последний раз я был здесь в 2000 году во время визита Святейшего Патриарха Алексия. Сейчас Владыка пригласил меня отпраздновать его полувековой юбилей. Я, несмотря на занятость, Епархия наша значительно больше вашей, всё-таки выбрал время и возможность приехать сюда. Кстати, не совсем без корысти. Хочу познакомиться с жизнью вашей Епархии, увезти с собой весь тот добрый опыт, о котором я слышал не только лично от Владыки Викентия, но и из той периодической печати, которую я тоже получаю от вас. Ну и, по возможности, перенять всё то, что у вас уже утвердилось.

— Владыка, а какими для вас вспоминаются те годы учёбы с Владыкой Викентием? Каким он был, когда был семинаристом?

— Я вам скажу, что та его живость и работоспособность, которой он всегда отличался, особенная ревность по Богу, это всё нас, его товарищей, зажигало. Мы всякий раз вдохновлялись вот этой неутомимостью Владыки. Я вижу, что на новом месте служения он также проявляет себя очень активно. Вот за те 4−5 лет, пока он здесь, он очень-очень много сумел сделать. Я считаю, что самая большая заслуга не в строительстве храмов, а в строительстве душ людей. Они сегодня жаждут, они сегодня ищут вот того духовного начала, которое, к сожалению, утрачено нами. Владыка всегда этим отличался, и будучи семинаристом, и сегодня.

— Екатеринбург — город, известный трагическим событием, расстрелом Царской Семьи. Совсем недавно у нас был выстроен Храм-на-Крови во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших. На Ваш взгляд, каково значение подвига Святых Царственных Страстотерпцев?

— Вопрос, конечно, очень не простой, и о нём сегодня идёт много разнотолков, особенно у людей, не приобщившихся к Православной Вере. Голос народа — голос Божий. Царь и его семья сегодня причислены к лику святых. С этим согласились все архиереи. Я был также участником того юбилейного Архиерейского Собора, на котором происходила эта канонизация. Если предыдущий собор 1997 года имел разномыслие, было несколько противников канонизации, то в 2000 году ни одного противника уже не было. То есть и архиереи, и церковные люди понимали и, может быть, духовно чувствовали тот подвиг, который совершил Царь и его Семья. Подвиг искупительный, в первую очередь. События вокруг Царской Семьи весьма запутанные, что, я думаю, тоже не случайно. Но внутренне каждый человек, который обращается к ним, реально чувствует ту живую поддержку, ту помощь, которая исходит от этих святых. Недавно я спросил одну женщину о том, молится ли она Царю Николаю. Та ответила, что да. И каждый раз, когда она молиться, он ей помогает больше, чем она просит. Такое простое высказывание тоже о многом говорит. Для меня это было таким добрым примером. Я взял себе на вооружение высказывание этой простой женщины. И каждый раз, когда я обращаюсь к Святым Царственным Страстотерпцам, кстати, у нас в Кафедральном соборе, строящемся сегодня, левый предел будет посвящён именно им. Так вот, каждый раз, когда я обращаюсь к ним, я ощущаю реальную помощь и содействие. Я считаю, что подвиг действительно совершён, и он ещё будет оцениваться в умах и сердцах людей, церковных и не церковных. Думаю, время всё расставит на свои места. Те люди, которые сегодня может быть как-то далеки от православного понимания того подвига, который совершили Царственные Страстотерпцы, дойдут до признания этого подвига. Работа, которая сегодня ведётся по изучению жизни Царственных Страстотерпцев, она не прекращается. И Господь открывает все новые страницы, которые оставались ещё для нас закрыты. Думаю, в конце концов, все будут убеждены, что подвиг Царственных Страстотерпцев действительно является подвигом. Искупительным подвигом. И Царь воистину свят.

— Ваше Преосвященство, если вернуться к событиям дня сегодняшнего, сейчас, в эти дни, на территории Екатеринбургской епархии идёт Крестный ход, переносящий из Диввево в Екатеринбург раку, в которой 12 лет пребывали мощи Серафима Саровского и икону с частицей его святых мощей. На ваш взгляд, какова значимость этого события для православных людей?

— Во-первых, традиционно на Руси крестные ходы всегда были добрым знаком. Образно, Крестный ход можно назвать духовной дезинфекцией, которая освящает не только место, по которому проходит Крестный ход со святынями и молитвами. Крестный ход — это наше посильное покаяние, наша посильная жертва Богу, за которую Господь особо милует и особо преклоняется к нам. Не случайно, в самые ответственные моменты нашей истории на Руси всегда предпринимали крестные ходы наши благочестивые предки, сознавая свою вину. Они каялись, просили у Бога помощи и совершали крестные ходы. Со святынями. Действительно, на это Господь откликался. Тотчас следовали какие-то явные признаки того, что Господь услышал их, принял это покаяние. Как следствие, он им давал какие-то явно выраженные милости и отраду для тех людей, которые были участниками, воспринимали это должным образом. Крестный ход, который совершается сегодня, ничем не отличается от тех традиционных крестных ходов, которые были прежде. Но всякий раз, когда совершается Крестный ход, он, как правило, имеет какой-то определённый акцент. Тот, который совершается сегодня, связан с именем Серафима Саровского. Недавно совершалось празднование столетнего юбилея, прошедшего со дня его прославления. Поэтому, я думаю, что по молитвам святого Серафима Саровского, часть мощей которого имеется в следующей сюда иконе, она тоже имеет весьма важное освящающее начало. Как и рака, в которой его мощи пролежали 12 лет и которая также является святыней. Всё это благотворно воздействует на все те места, по которым этот крестный ход пройдёт. И не только на те места. Это — наша посильная жертва, за которую Господь милует не только тех, кто участвует в ходе, но и вообще нашу страну. В данном случае уральцев, которые предпринимают этот добрый шаг. У нас в Забайкалье тоже сегодня активно проводятся крестные ходы, и надо сказать, что городские власти всегда с одобрением к этому относятся. Скажу, что со своей стороны, когда мы обращаемся к ним с просьбой об организации этих крестных ходов, они всегда идут навстречу, помогают нам с сопровождением, дают нам зелёный свет по всем улицам. То есть, у нас никаких в этом плане проблем нет. Главное, что все без исключения чувствуют пользу этих крестных ходов. Я приведу очень наглядный пример, который буквально год тому назад был. Первый раз мы пошли крестным ходом на остров — в Чите есть остров, образованный слиянием двух рек, который всегда отличался особой криминогенной обстановкой. Там больше всего совершалось всяких преступлений. Как только мы перешли мост, внезапно померкло солнце, налетела какая-то туча, поднялся сильный порывистый ветер, который обрывал большие ветви деревьев, нас стало засыпать песком… Вот такая началась буря. Несмотря ни на что, мы продолжали шествовать до назначенного места. Когда мы почти дошли до часовни, посвящённой святому благоверному князю Александру Невскому, покровителю Забайкалья, за 100 метров до неё, всё это утихло. Также внезапно утих ветер, и засияло солнце. Все почувствовали, что произошло что-то сверхъестественное. Всем было радостно не из-за того, что солнце засияло, а потому, что чувствовали, что здесь есть какая-то добрая духовная основа. Потом на этом острове понизился уровень преступности. И значительно. Стало меньше всяких аномальных явлений проявляться. Вот так проявилось благотворное действие этого Крестного хода. Я очень, очень рад и приветствую всегда крестные ходы, пытаюсь сам поучаствовать и как-то их поддержать. 4 ноября, в престольный праздник нашего Казанского собора Кафедрального, строящегося сегодня, мы, как правило, там служим и совершаем Крестный ход по городу. Мы планируем и в этом году совершить такой же Крестный ход, примерно километров 5−7 по городу. Следующий наш праздник — 6 декабря, день памяти Александра Невского. В этот день мы тоже намечаем совершить Крестный ход. Завершая свой ответ, я скажу, что я очень рад, что здесь, на Урале, крестные ходы стали также добрыми традициями. Я думаю, что этот Крестный ход принесёт пользу не только уральцам, но и всем жителям России, которые воспринимают это с верой. Всех это коснётся благотворно.

— Ваше Преосвященство, в завершение нашего разговора, мы знаем, что 3 октября, у Вас день тезоименитства. Разрешите поздравить Вас, пожелать крепкого здоровья, Божией помощи Вам во всех делах, многая лета Вам и процветание всей Вашей Епархии.

— Спаси Господи. Я благодарю вас.

— Владыка, что бы Вы могли пожелать нашим радиослушателям?

— Я очень рад, что стараниями Владыки Викентия и того доброго коллектива и духовенства у вас создан этот православный канал. Это, конечно, большое достижение, нам пока это не под силу. Я хочу пожелать, чтобы вы дорожили этим «добрым рупором», который сегодня у вас имеется. Я думаю, что из первых рук информация о Церкви всегда искренней, добрее, полезнее… Я слышал, что у вас простые люди могут задавать вопросы, на которые отвечают священнослужители, в том числе и Владыка, в прямом эфире. Это тоже очень значимо. Это свидетельствует о духовном пробуждении нашего народа. Господь посылает всё своевременно. Востребовано это сегодня, поэтому и дал Господь такую возможность. Пока у вас. Может быть, и в других епархиях это есть… Мы пока пользуемся вашим «церковным рупором», вашей газетой епархиальной. А слушателям я бы пожелал, чтобы вы внимательно относились к этим передачам, интересовались тем, что происходит сегодня в нашей Церкви, сделали бы правильный, неспешный вывод. Ваш радиоканал наверняка слушают не только люди церковные и верующие, но и околоцерковные и не церковные. Поэтому для всех это будет полезно. Церковь всегда своим словом пыталась умиротворить мятущиеся от суеты века сего сердца, и умы людей. Сегодня она пытается делать то же самое. Поэтому, чтобы найти тот добрый якорь, который необходим сегодня в нашем житейском море, чтобы успокоиться от тех волн суеты, которые нас часто поглощают, вводят в уныние, тоску, какую-то безвыходность, этот «рупор» поможет правильно сориентировать наши небольшие физические и духовные силы, правильно воспринять окружающую действительность. Я желаю радиоканалу «Воскресение» Божией помощи, успехов, чтобы ваше слово всегда было сдобрено солью благодати Божией, чтоб оно достигало умов и сердец всех слушателей. Самое главное, чтобы на нашей Руси возродилась наша Православная Вера. Вера, которая всегда являлась добрым фундаментом для всей нашей жизни. Храни вас Господь!

С епископом Евстафием беседовала Полина Митрофанова


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru