Русская линия
Радонеж Михаил Назаров02.10.2003 

О значении России для судьбы всего мира
Доклад на Мировом форуме"Диалог цивилизаций" на Родосе, сентябрь 2003 г.

Вчера на пленарном заседании у нас была возможность выслушать отношение к проблеме диалога цивилизаций, изложенное представителями ислама и иудаизма. К моему удивлению, в числе докладчиков не оказалось ни одного, кто изложил бы фундаментальные принципы Православия в отношении к этой теме. Поэтому позволю себе предварить свой доклад хотя бы кратким изложением этих принципов.

В православном понимании мира очень важно различать истоки добра и зла. Господь Бог, сотворив мир и свободные существа, ангелов и людей, имел для них должный план свободного совершенствования в любви к Богу и друг к другу. Мы знаем также причину возникновения и распространения зла на земле: свободная тварь не справилась с бременем свободы, ступив на путь эгоистичного своеволия, то есть греха. Сначала против Бога взбунтовался предводитель ангелов, став противником Бога — сатаной. Затем он увлек на этот путь непослушания и людей.

И когда люди, проявляя непослушание Богу, стали строить Вавилонскую башню — это образ греховной гордыни — Бог разделил людей на разные народы, смешав их языки, чтобы зло имело национальные преграды для своего распространения и не охватило все человечество сразу.

Сегодня та же самая греховная гордыня вновь действует в глобальном масштабе на весь мир, сметая национальные границы. Поэтому важно сохранять самобытность каждого народа — вот первая причина того, что необходима взаимоподдержка и диалог с этой целью. Такие взаимоотношения возможны с большей частью народов мира, правда, только с теми, которые не претендуют на мировое господство над всеми остальными.

Суть каждой цивилизации определяется ее духовными ценностями: в чем каждая из них видит свое назначение в мире. Как верно сказал г-н Капур [Индия], Истина в мире одна. То есть в мире один Бог и одна Его истина о мире. Но поскольку представления о ней у разных народов разные — значит, все же одни народы к ней ближе, другие дальше. Причем каждая религия или цивилизация считает именно себя — истинной и обоснует это теми или иными аргументами.

И мы, православные, претендуем на более полное знание истины. Причем православные — это не только русские, но и сербы, греки, румыны, болгары; есть и много православных арабов; даже около 3 миллионов американцев — этот путь открыт каждому народу. Мы обоснуем эту свою веру тем Откровением, которое дал людям Сам Бог — как оно отражено в Св. Писании, Ветхом и Новом завете Сына Божия — Мессии, Иисуса Христа. Эту точку зрения на раскладку цивилизационных сил в мире я позволю себе откровенно применить в своем докладе на нашем форуме. Кто-то с ней не согласится, но я считаю, что в этом и должен заключаться диалог: надо говорить откровенно о реальностях, а не высказывать благие пожелания о мире и дружбе.

Итак, стремиться к диалогу и к более справедливому миру — необходимо, это хорошо. Но необходимо сознавать две вещи:

1) Не все цивилизации способны к такому диалогу и добрососедству. Неспособны те, которые направлены против Бога и Его замысла о мире. Поскольку в мире, кроме Бога, действует и его противник — сатана, соперничающий с Богом за власть над людьми, он и добивается успеха в каких-то народах. Именно сатана представляет собой исток всего того, что разлагает мир, о чем говорили вчера в своих выступлениях г-жа Зепп-Ларуш [Германия] и особенно г-н Клесс [Люксембург]. То есть духовный смысл идущей американизации еще страшнее: это прообраз того максимального торжества зла, которое в Православии называется царством антихриста.

2) Поэтому невозможно достижение бесконфликтного справедливого мира, то есть «рая на земле». Для этого непригодна сама земля, земной мир, из-за его поврежденности грехом. Надеяться на это — утопия. Такую утопическую цель можно себе ставить по незнанию, можно по злонамеренному введению людей в заблуждение для маскировки сил зла. В Новом завете нам открыто Самим Богом, что из-за неисправимой поврежденности мира зло в нем будет нарастать, и как раз тогда, когда люди будут вот так, как мы на нашем форуме, «говорить: „мир и безопасность“, тогда внезапно постигнет их пагуба» (1 Фес. 5:3), то есть конец мира. Это произойдет потому, что зло достигнет своего максимального влияния. Поэтому Православие не стремится устроить «рай на земле», а считает своей задачей обеспечить достойную жизнь, защищающую людей от воздействия зла — для спасения их к вечной жизни в вечном Царствии Божием.

Чтобы понять суть этой позиции и понять, почему конец истории неизбежен, надо еще сказать несколько слов о природе зла. Все, что отходит от Бога и его Закона — лишается совершенства и благодати, перестает удерживаться Божиим Замыслом от разрушения. Поэтому прогнозы мирового развития, которым посвящена наша секция (а они могут быть очень разными), с православной точки зрения, поскольку конец истории нам предсказан и описан, эти прогнозы могут заключаться лишь в нашей аналитической способности видеть мировую борьбу сил добра и зла и применять это к определению вариантов и сроков конца истории.

Однако, несмотря на обреченность греховного мира, Господь Бог не стал прекращать его существование сразу. Он дал ему еще определенное время (его мы и называем земной историей), ибо большинство ангелов в нем сохранили верность Богу и множеству людей была оставлена возможность воссоединения с Богом в Царствии Небесном — для восполнения определенного их числа. Бог хочет, чтобы таким образом могли спастись все, способные спастись.

Для этого людям в земной истории нужно было противостоять окружающему злу и защищаться от него. Это было бы чрезвычайно трудно, если бы каждый человек пытался обороняться в одиночку и старался лишь своими силами удержаться в верности Богу. Чтобы помочь людям в этом, Господь Бог дал им Свои законы и государственную власть, которая обеспечивает соблюдение этих законов и защищает народ от зла (от того, что апостол Павел назвал «тайной беззакония»). Это и есть суть православной цивилизации.

*

Таким образом, удерживающая государственность — не наше русское изобретение, а универсальный вселенский принцип, преподанный нам в Священном писании и осмысленный в святоотеческой традиции. Поскольку Закон Божий един для всех людей и народов, из него вытекает и такой единый для всех идеал государственного устройства, удерживающего мир от зла и произвольного распада в хаос. Только одним народам удается более других приблизиться к этому идеалу, другие значительно отстоят от него в силу своей слепоты и своевольной греховности. А особо сильным народам удается стать таким удерживающим центром и для других племен, объединяемых в многонациональную империю.

Видимо, Божиим промыслом подобную подготовительную роль могли играть и предыдущие языческие империи, упоминаемые в книге пророка Даниила — Ассиро-Вавилонская, Мидо-Персидская, Греко-Македонская. «Так говорит Господь помазаннику Своему Киру [персидскому царю]: Я держу тебя за правую руку, чтобы покорить тебе народы» и сохранить богоизбранный народ (Ис. 45:1−13). Вспомним также, как близко к почитанию истинного Бога приближались, на уроках своих богохульных заблуждений и явленных чудес Божиих, цари Навуходоносор и Дарий (Дан. 3, 4, 6).

Но Римская империя стала уникальной — по факту и месту воплощения в ней Сына Божия, Христа, Который тем самым положил начало ее христианизации и придал именно ей значение того последнего царства, которое, согласно видению пророка Даниила, будет существовать до второго пришествия Христа, то есть до конца истории.

Такая империя может быть только одна, и она не может исчезнуть ранее конца земного мира. Поэтому название Рима после его падения стало переходящим: духовный смысл вселенской империи как удерживающего стержня истории был важнее территориального, и она в виде странствующего царства становилась поочередно достоянием различных народов, достойных ее. Вот какой смысл мы вкладываем в название Рима «вечным городом».

Именно с такой властью Римской империи преобладающая святоотеческая традиция отождествляет понятие того «удерживающего», который, по известным словам апостола Павла, препятствует развитию «тайны беззакония» и воцарению антихриста — то есть максимальному разгулу сил зла на земле: «тайна беззакония уже в дей­ствии, только не совер­шится до тех пор, пока не будет взят от среды удер­живающий теперь…» (2 Фес., 2:3−8).

В такой имперской трактовке «удерживающего» были согласны большинство отцов Церкви и богословов — как восточных, так и западных (напр., Иоанн Златоуст, Кирилл Иерусалимский, блж. Иероним, блж. Августин, Тер­туллиан, Викторин Патавийский, Фео­филакт Болгарский, Амвросиаст, Мефодий Патарский и др., а за ними и сотни последующих авторов).

В своей истории Римская империя прошла через три этапа совершенствования в виде трех вселенских царств. Конечно, ни одно из них никогда не охватывало пространство всего мира, но все они несли в себе его вселенский смысл и стремились приобщить к нему как можно больше народов, чего каждый из них по отдельности не достиг бы. Образно говоря, за пределами вселенской Империи история не имеет собственной положительной энергии развития и лишь пассивно пользуется удерживающей силой исторического центра — или же в противном случае подпадает под воздействие антихристианской «тайны беззакония».

Сначала эта империя, языческий Рим, лишь физической силой объединила многие народы в служении единому государству. Тогда это совместное служение было лишь прагматически осознанным правовым идеалом: предпочтение единого государственного порядка — хаосу и произволу сильного племени над слабым, в результате чего ранее истреблялись целые народы. Тем самым организованная структура римской власти удерживала зло, почему апостолы и призывали подчиняться ей.

Второй этап начался с признанием христианства государственной религией. Так вселенская Империя усилила свою удержи­вающую роль тем, что обрела ис­тинное знание о смысле исто­рии и идущей в ней борьбы между силами добра и зла. Первый христианский Император Константин в IV веке промыслительно перенес столицу империи в новое место, чтобы не наливать новое вино в старые мехи. Кон­стан­ти­нополь на II Вселенском Соборе в 381 году был назван Новым Римом. А после завоевания первого Рима и западной части Империи варварами в 476 году, римская государственность продолжилась в ее восточной части в виде православной Византийской империи, Император которой сохранил звание римского (ромейского).

Византия осознала своей целью уже не только внешнюю организацию жизни входящих в нее народов, но открытие им истины о духовном устройстве мира. Вырабатывалась такая организация жизни империи во всех областях — образовании, экономике, юриспруденции, обороне, внешней политике — которая была направлена на облегчение людям достижения главной и конечной цели: вечной жизни в Царстве Небесном. Этой цели были призваны служить разными средствами и государственная и церковная власти на осознанном тогда же принципе их симфонии (созвучия).

Следует отметить, что одновременно с развитием Византийской империи как удерживающей, западная часть Римской империи, оставаясь по происхождению христианской, тоже делала попытки восстановить римскую государственность, но все больше отходила от Православия к рациональному приземленному христианству и становилась христианской апостасийной, поддавшейся воздействию «тайны беззакония». Этот откол формально произошел на государственном уровне в 800 году (коронование собственного западного императора Карла Великого) и завершился на церковном уровне в 1054 году (откол западной Церкви от Православия в ересь земного папистского властвования). Таким образом, в последнее тысячелетие только право­слав­ная имперская государственность была подлинно христианской удерживающей.

Третьим Римом после навязанной Царьграду католиками Флорентийской унии (1439) и его последующего сокрушения турками в 1453 году стала Московская Русь как преемница и чистоты православного церковного учения, утвержденного Вселенскими Соборами, и стержневого православного Царства, призванного удерживать от зла земную жизнь народов в согласии с Божиим Законом. Это была не «русская национальная гордыня» (как полагают наши западники), а взятие на себя тяжелого бремени ответственности за судьбу православного мира.

Эта преемственность была естественна, ибо Русь долго была в церковном смысле составной частью Византийской империи: Константинопольский Патриарх полтысячелетия был одновременно и каноническим русским Патриархом. Византия сама прививала русским эту идеологию, что они часть Византийской империи, и даже считала русских монархов «стольниками» Императора Византии со столицей в Царьграде — единственного монарха во вселенной, отличающегося от всех поместных государей: он был Помазанником для всех православных христиан, чье имя должно поминаться во всех храмах. Эта мысль, например, в 1393 году подчеркивается в грамоте Патриарха Антония московскому Великому Князю Василию I.

В момент падения Византии русские остались единственным связанным с нею православным народом, который не был порабощен турками; почти одновременно произошло и окончательное освобождения Руси от татарского ига. Это был и самый крупный народ — в отличие от сербов и болгар, которые тоже понимали необходимость перенятия имперской ответственности, но были порабощенными и слишком слабыми.

К тому же русские правители были издавна и многократно породнены с византийскими Императорами династическими браками — начиная еще с женитьбы св. Князя Владимира на царевне Анне, с чем связано крещение Руси, и до передачи внучкой Императора Мануила II Палеолога и племянницей последнего византийского Императора Константина XI Софьей Палеолог, ставшей в 1472 году супругой Ивана III, наследственных прав русскому Царству. Поэтому государственная идеология преемственности Москвы как Третьего Рима была столь самоочевидной, что в том или ином виде отразилась одновременно во многих документах как очень многих русских, так и иностранных.

Из иностранных можно отметить папские инструкции римским послам, которым было поручено завлечь Русь в унию при обещании Константинополя как «законного наследия русских царей». После женитьбы Ивана III на Софье Палеолог, в 1473 году венецианский сенат обратился к русскому монарху с таким же напоминанием: «права на византийскую корону должны перейти к вам». Все это было еще до появления всех известных ныне русских письменных источников о Третьем Риме — они являются более поздним оформлением этой самоочевидности.

Именно при Иване III на Руси стал использоваться двуглавый орел в качестве герба, преемственного от ромейско-византийского Второго Рима (где этот древний восточный символ победы и власти был принят еще первым христианским Императором Константином и считался официальным гербом при последней династии Палеологов).

Так, получив от Византии православную веру и государственную идеологию в готовом виде, не нуждавшуюся в характерных для византийской эпохи спорах по ее уточнению, русская Империя наиболее всех в мире воплотила этот должный идеал в своей государственной жизни. Этому способствовало и то, что у русских, в отличие от греков, не было разработанной дохристианской философии, поэтому христианство стало первым всеобъемлющим мировоззрением, которое наполнило собою государственность во всех ее областях и на всех уровнях. Тем самым Третий Рим стал последним не только в хронологическом порядке, но и третьей, высшей, ступенью совершенствования вселенской Империи.

Тут русская государственная идея обретает форму спасения уже не только своего народа через приобщение к вселенской истине (как в эпоху Крещения Руси), но и спасения как можно большего числа народов на основе того, что каждый человек создан по образу и подобию Божию, — это уважал в язычниках и Сам Христос, и Его апостолы. Вот в чем был историософский смысл успешного расширения православной Российской империи, которая включала в себя на равных основах всё новые и новые племена и делала им доступным добровольное приобщение к Закону Божию. Такова природа геополитического чуда России в виде ее огромности на карте мира: Российская империя росла, пока сохраняла в себе это духовное качество.

То есть Бог дал эту территорию должной земной власти для выполнения ее спасительной миссии. Это было процессом «глобализации» с должным содержанием. Бог Сам желал всем народам именно этого, наделив апостолов в день Пятидесятницы (Троицы) даром говорения на разных языках — для проповеди Истины среди всех народов. Это Божие действие, обратное вавилонскому смешению языков (помешавшему быстрому распространению зла), говорит о том, что все народы были призваны Самим Богом к глобальному единству — в Церкви Христовой, которая не перемалывает и не оскотинивает народы, а старается уважительно и терпеливо вести каждый из них к Истине и к совершенству на его родном языке и на самобытном историческом опыте.

…Третий Рим как удерживающая православная государственность был сокрушен силами зла в 1917 году (в том числе и по нашим грехам, ослабившим наше сопротивление). К вопросу, почему после этого не последовали воцарение антихриста и конец истории, мы вернемся в конце доклада. Сейчас же отметим очевидное: с тех пор развитие «тайны беззакония» пошло огромными скачками.

*

Можно было бы и сегодня приветствовать глобализацию, если бы мир объединялся на основе Божией истины для служения ей и для сопротивления силам зла. Однако объединение идет на прямо противоположных духовных основах. Мы отметили вначале, что земная история — это драма противоборства сил добра и зла. Линия фронта в этой борьбе между Богом и диаволом, по известному выражению мудрецов, пролегает через каждую человеческую душу. Но, кроме того, силы добра и зла находят и создают себе в человечестве также особо важные точки воздействия, через которые можно влиять на ход истории.

А поскольку, в отличие от Бога, сатана не может ничего создать сам, он старается копировать внешние формы и отдельные признаки Божественной деятельности и даже похищает у Бога созданные Им части мира и его структуры — наполняя все это своим противоположным содержанием (в том числе и с целью их осквернения). Поэтому и воцарение антихриста будет происходить с внешним подражанием земной жизни и проповеди Христа, что отмечали многие святые отцы. Это, с одной стороны, дает в руки сатаны готовую внешнюю программу действий, и с другой стороны — позволяет более успешно обманывать людей, маскируя свою истинную суть.

Исходя из такого принципа зеркально-симметрично­го само­утверждения зла относительно добра, логично предположить, что «тайна беззакония» в числе самых разных средств и направлений действия должна иметь на земле не только апостасийные неорганизованные мас­сы людей, обманом совращенные во зло (или упорст­вующие в нем ради самооправдания), но и должна сформировать из наиболее пригодного матери­ала сознательные структуры активного служения сатане, «действующего ныне в сынах противления» (Ефес. 2:2).

То есть, так же, как Господь Бог создал на земле Свою Церковь и Свою государственность, так и противник Бога, сатана, стремясь отвоевать у Бога человечество для своего царства земного, должен себе устроить некую организационную противопо­ложность Церкви, сатанинскую анти-церковь, и организационную противоположность удерживающей римской государственности — анти-Рим, соединен­ные по принципу «симфонии», но для утверж­дения зла и подавления добра. Это необходимо и потому, что сама природа антихриста, чтобы вы­держать максимальную степень воплощенного в этом человеке зла, должна быть выпестована в специальных условиях, в соответствующей антихристи­анской традиции, чтобы заменить в нем образ и подобие Божие — образом и подобием сатанинским.

Священное Писание ясно показывает нам, что земным оплотом и исполнителем этих планов сатаны стал отнятый им у Бога богоизбранный еврейский народ, соблазненный на расово-националистическую гордыню материального земного господства. И это стало его глубочайшей трагедией, о которой мы, православные, обязаны говорить именно из человеческой любви к нашим заблуждающимся собратьям по человечеству, ради их спасения.

Лишь небольшая часть еврейства, верная пророкам, поняла истинный смысл своей богоизбранности и, став первыми христианами, передала эту богоизбранность всему христианскому человечеству: «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» — Гал. 3:29; Мф. 23:33−38). Основная же масса евреев, не приемля Христа, под влиянием диавола продолжает ждать «иного», земного «мессию» (машиаха-антихриста), который приведет к земному господству «избранный для этого» еврейский народ. Как сказал об этом Христос: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин.5:43).

Этот народ, к сожалению, и стал оплотом для развития сатанинской «тайны беззакония» (2 Фес. 2). «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего… Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего…» (Ин. 8:19,44), — таков приговор Христа отвергнувшему Его иудейству. Эта «переполюсовка» духа избранного народа с плюса на минус внесла в ход истории необыкновенную драматичность.

Разумеется, не все планы сатаны по господству над человечеством удавались сразу. Ведь этому противостоят национальные интересы и традиции множества народов (поэтому силы, служащие сатанинской цели, и стремятся к их денационализации и нивелировке). Отсюда внешняя хаотичность событий на малых отрезках истории, где борьба может идти с переменным успехом. Но в длительных исторических эпохах усиление «тайны беззакония» несомненно: откол западной Церкви от Православия (к земным интересам), Возрождение (дохристианского язычества), Реформация (христианства иудаизмом) и возникновение масонства (унии западных христиан с иудаизмом), Просвещение (богоборческим светом Люцифера, его имя означает «светоносный»), буржуазные демократические революции (против остаточных удерживающих монархических структур и влияния католической церкви), демократические Мировые войны (для сокрушения геополитических конкурентов мировой закулисы и финансового закабаления мира) и, наконец, нынешняя глобализация (переход к антихристианскому экономическому тоталитаризму) — все это исторические этапы построения Нового Мирового Порядка антихриста с его анти-римской государственностью.

Более же всего дух и методы этой иудаизированной цивилизации проявились в ее распространении на другие континенты, где переселенцы часто сбрасывали с себя последние нравственные скрепы «старого мира», остававшегося за океаном. Так масонами и еврейскими работорговцами были основаны рабовладельческие Соединенные Штаты Америки, созданные из денационализированной человеческой пыли с большой долей преступников и сектантов (различные протестантские разновидности иудейской теории «избранности»: кто богат, тот и избран).

Это совершенно особое государство было изначально основано на иудейско-масонских идеалах, с соответствующей государственной символикой, а официальной государственной политикой по отношению к коренному населению стали иудейские расистские принципы «Шулхан аруха» (неевреи — не люди). Державообразующим народом в США лишь формально были англо-саксы — по степени их количественного и языкового преобладания; подлинным же, духовнообразующим народом в американской империи стали, без сомнения, евреи (как это убедительно, с похвалою им, показано в знаменитом исследовании немецкого ученого В. Зомбарта «Евреи и хозяйственная жизнь»). И это государство в ХХ веке стало главным инструментом еврейства для господства над миром — а тем самым и господства их нового «отца» — как псевдовселенское анти-римское государство, теснейше связанное с антихристианским еврейством на основе масонской «симфонии».

Совершенно очевидно, что США построены на принципе извращенного Рима лишь с внешним ему подражанием в языческом духе. В гербе США использован одноглавый древнеримский (дохристианский) орел, а для законодательной власти построен Капитолий как имитация древнеримского языческого Капитолийского храма, в котором происходили заседания римского сената. И многонациональная «вселенскость» США явно отрицательная, наглядно выраженная даже в их происхождении — в неравноправном использовании человеческого материала из разных континентов: больные метастазы европейских народов внедрились в тело Америки, уничтожили там коренные племена и построили свое благополучие трудом миллионов завезенных из Африки рабов. Никогда еще в человеческой истории не создавалось государство таким глобально-бесчеловечным способом и никогда государство, в основу которого положено столь явное беззаконие, не обретало столь глобальную мощь с использованием впервые в мире (в 1945 году) ядерного оружия массового поражения.

Эта империя отличается от дохристианского первого Рима и от западных колониальных империй тем, что развила до совершенства принцип неравенства и эксплуатации других народов — уже не голой силой, а посредством приватизированной еврейскими банкирами мировой валюты (доллара) и созданного на этой основе всемирного финансово-экономического механизма. Причем в отличие от былого колониального произвола эксплуатация теперь замаскирована под «эффективность» в качестве единственно верного рыночного строя и соответствующего международного права.

От Второго Рима эта империя отличается тем, что избрала себе религией служение не Богу, а золотому тельцу, то есть материалистическую религию диавола, и «совершенствует» ее в этом значении, распространяя по планете. Византийский принцип открытой симфонии государственной и духовной властей здесь осуществляется в виде тайной «симфонии» государственной мощи США с духовной властью иудейской мировой закулисы.

А от Третьего Рима иудео-американская империя отличается тем, что, противоположна ему абсолютно во всем: и в финансово-экономическом механизме (вместо справедливости — эксплуатация), и в многонациональном устройстве (вместо сохранения народов — их перемалывание в атомизированную биомассу), и в культуре (вместо одухотворения материальной жизни — материализация духа), и в религии (вместо служения Богу — служение сатане). И эта глобальная материалистическая империя анти-Рима, будучи во всем противоположна Третьему Риму, неизбежно воспринимает его как свое главное геополитическое препятствие в построении царства антихриста.

То есть иудео-американский анти-Рим уже по своей природе обязан вести войну против последнего Третьего Рима. Поэтому даже в сегодняшнем полуразрушенном виде посткоммунистическая РФ не может быть «другом» и «союзником» американского мира, пока она сохраняет в себе возможность восстановления исторической православно-удерживающей России.

Таким образом, нынешняя американская глобализация происходит тоже в виде вселенской империи, но с противоположным Третьему Риму духовным содержанием: если Российская империя была максимальным земным воплощением Божественного Закона, то американская империя стала максимальным воплощением «тайны беззакония» в виде той материалистической идеологии, которую диавол безуспешно предлагал Христу в пустыне. Этим и объясняется американское геополитическое чудо: оно возникло с помощью прямо противоположной духовной силы.

*

Нельзя не ви­деть, что нынешнее развитие «тайны беззакония» в своем глобальном натиске не остав­ляет ни шанса, ни тысячи лет, ни территорий, на которых мог бы возникнуть «четвертый Рим». Возможно лишь крат­ковременное восстановление Третьего, да и то в виде чуда, лишь с Божией помощью, если нам удастся заслужить ее.

Когда и в каких конкретных структурах вы­ступит «тайна беззакония» в последние вре­ме­на, нам точно знать не дано. Многое за­висит от свободной воли людей, поэтому в предска­заниях Священного Писания нет точ­ных дат и конкретных указаний — важен духовный смысл предвидимого разви­тия, открытый нам Богом и Его пророками. Чтобы люди не предавались фаталистической беспечности, а бодрствовали нагото­ве (Мф. 24:42), Священное Писание дает нам в заву­алиро­ванном виде прообразы событий, которые в той или иной мере применимы к разным событиям и временам — исполняясь по нарастающей: чем ближе к концу истории, чем очевиднее. Не случайно черты антихриста люди находили и в Нероне, и в Юли­ане Отступнике, и в мусуль­манах, сокрушивших Визан­тию, и в Лжедми­трии, Петре I, Наполеоне, Ленине…

Но тогда зло на земле еще не доходило до своего максимального развития, поэтому Божией милостью история продлевалась для научения людей от обратного ради их спасения: «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петр. 3:9). Наша же эпоха приоткрывает гораздо больше примет после­днего времени, о которых мы вправе поразмыслить на материале современной истории, исходя из Священного Писания и его толкования святыми отцами.

Какова же будет в эту эпоху миссия Третьего Рима, если ему удастся восстановиться? Размышляя об этом, мы должны опять-таки прежде всего исходить из Священного Писания.

На первый взгляд, в нем нигде прямо не говорится о России и о Третьем Риме. Но во множестве мест говорится о верном Богу народе и об «Израиле», понимаемом в Новом завете как Церковь. И если русский православный народ стремится быть именно таким народом Божиим (в этом суть русской цивилизации) — а сегодня больше некому! — то эти слова священных текстов говорят о нем. После того, как от евреев избранничество было передано христианам (отвергшие Христа «они и оставлены. Но вы — род избранный, …народ святый… Некогда не народ, а ныне народ Божий» — 1 Петр. 2:8−10), и после того, как из христианских народов самым богоносным стал русский, создавший Третий Рим — только он еще может, пусть и в каком-то своем меньшинстве, быть достоин обетований Божиих. И они непреложны: все они, данные избранному народу Израиля, исполняются в Христианской Церкви — и только в ней — для верного народа-преемника.

Вспомним также, что, по видению пророка Даниила, есть ангелы, которым Богом вверяется охранение и попечение о судьбе целых народов и государств, причем ангелом народа Божия назван Архангел Михаил. И именно в России «с древних вре­мен прославлен своими чудеса­ми Архан­гел Михаил на Руси. Предстате­льства за города русские Пресвя­той Царицы Не­бесной всегда осуществлялись Ее явлениями с Воинством Не­бе­сным под пред­водительством Архистратига» («Минея»). Архистратиг Михаил изображен и на большом государственном гербе Российской империи. То есть русский православный народ, став оплотом нового Израиля (Церкви) и богоносным преемником богоизбранного народа, перенял и его защитника: небесного Архистратига Михаила. Именно он всегда возглавляет брань с сатаной — на острие которой теперь оказалась православная Россия. Поэтому в последних главах книги пророка Даниила (Дан., гл. 10−12) можно также видеть и некоторые прообразы применительно к русской истории.

В этом народе преобладают русские как державообразующий элемент, но войти в него могут и представители «из многих народов» (Иез. 38:8) — в этом и состоит вселенская суть российского Третьего Рима, противоположная национально-еврейскому царству антихриста; поэтому в Священном Писании и не говорится о русских или о России в узком национальном смысле.

Из всего Священного писания очевидно, что Господь может терпеть суету нехристианских народов и продлевать земную историю, только если на земле еще есть хотя бы один, готовый служить Богу. В этом и заключается его «удержание» мира от зла в самом широком смысле: так, если бы в Содоме и Гоморре нашлось хотя бы десять праведников, они «удержали» бы эти города от гибели одним своим существованием.

Но когда и этот последний народ отказывается от своего «удерживающего» призвания, тогда у Господа Бога уже нет причин продлевать историю и удерживать землю от саморазрушения. Разве что, по великой милости Божией, этому последнему народу дается последний шанс: понять причины своего падения, вынести из него должный урок и захотеть восстановиться в «удерживающем» качестве — покаянно вымолив это у Бога. В Библии немало указаний и призывов к тому.

В такой период Россия вступила в 1917 году и все еще находится в нем, балансируя между смертью (клиническую смерть она уже пережила) и наполненной страданиями жизнью, которая, поскольку она продлевается Богом — сохраняет возможность восстановления. Сохраняли и сохраняют эту возможность те же «десять праведников», которых в России обнаружилось гораздо больше: это и многие тысячи Новомучеников ХХ века, которые молятся на небесах за спасение своего народа; и многие тысячи живущих ныне православных людей, молящих этих своих небесных заступников о помощи Божией.

Если поверженной России удастся восстановить свою историческую православную государственность — Третий Рим, провозглашающий четкие критерии для разделения добра и зла — это станет величайшим чудом для всего мира. Оно заставит всех людей на земле обратить взоры на Россию — в чем и может заключаться предсказанная в Священном Писании пропо­ведь Еван­гелия «во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24:14; Мр. 13:10). Это необходимо для сознатель­ного последнего выбора и спасе­ния всех людей, пригодных войти Царствие Божие, чтобы никто не мог уже оправдать незнанием свой выбор зла. В этом и может заключаться смысл восстановления Третьего Рима в Божием промысле как наиболее пригодного инструмента Божия для этой последней цели.

Не об этом ли вре­мени в Апокалип­сисе таинственно сказано, что «зверю» в одну из голов будет нанесена смертельная рана (то есть, христиане добьются временной победы над одной из антихристианских сил истории для всемирного свидетельства Евангелия), но он от нее все-таки исцелеет на удивление всей земле (Откр. 13:3)?

«Смертельная» рана — потому что Истина, разоблачающая «тайну беззакония», для нее смертельна. «Исцелеет» же рана, поскольку мы знаем: царство анти­христа не отменить, его убьет только Сам Христос во втором пришествии. И поэтому если России суждено перед тем возродиться, то, по словам наших святых — «на малое время», быть мо­жет, как раз для проповеди истинной веры и нанесения этим смер­тельной раны зверю, спасающей для Царствия Божия по­следнюю достойную часть человечества… Разумеется, глядя на нынешнее печальное состояние России, это может быть только чудом, совершаемым православным «малым стадом» с Божией помощью, — но ведь никакой иной народ в мире вообще не готов послужить основой для такого чуда: только еще русский православный народ.

Конечно, одни и те же образы Священного писания могут относиться к разным временам и разным историческим реалиям. Если православная Россия сможет восстановиться, то этим она, в подражание Христу и Императору Константину, нанесет и свою рану зверю перед концом времен.

В Апокалипсисе содержится еще один образ, заслуживающий нашего внимания в данных размышлениях. В конце истории «На малое время… сатана будет освобожден из темницы своей и будет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань» против «стана святых и города возлюбленного» (Откр. 20:7−8). Этот «стан святых» — несомненно, Церковь. Следовательно, упоминаемый наряду с нею «город возлюбленный» — это не Церковь. Но и явно не географический Иерусалим, поскольку именно в нем в восстановленном храме Соломона воссядет антихрист (сам апостол, говоря о сходящем с неба «новом Иерусалиме», тем самым противопоставляет его старому, географическому).

Можно ли надеяться, что этот «город возлюбленный» в конце времен — остатки преемственной христианской государственности: восстановленный Третий Рим, который, пусть и всего лишь в виде малого православного города-стана, сохранится до самого конца истории, чтобы осуществить свою последнюю миссию?.. Как можно видеть, в этом последнем городе-стане симфонически соединится духовно-церковная преемственность Русской Церкви от Иерусалима и государственная преемственность России от Римского царства. Если же сомневаться в том, что это будет выстрадавший свое восстановление русский Третий Рим — то какой же еще народ в состоянии выступить в конце истории в таком образе?

Все это — наше осторожное предположение о последнем назначении России, в которое можно верить и не верить. Исполнение же нашей веры, с Божией помощью, зависит от того, хотим ли мы сами нанести рану зверю и остаться последним «станом святых» и «градом излюбленным», ставим ли мы себе эту задачу своим историософским идеалом (русской идеей на последнем этапе), к которому готовы стремиться более всего и несмотря ни на что, ибо другого сравнимого, столь же высокого и достойного идеала не видим. И это, несомненно, проистекает из нашего православного понимания всего происшедшего с Россией в ХХ веке. Подытожим его вкратце.

*

Православная имперская государственность Третьего Рима, несомненно, выполняла удерживающую роль для всего мира. Падение удерживающей Империи развязало глобальное наступление «тайны беззакония», но конец истории еще не наступил — несмотря на то, что другого «удерживаюшего» вместо России не появилось. И поскольку Господь не стал бы продолжать нынешние мучения человечества и России бесцельно, видимо, цель есть: нам оставлена последняя возможность — на более четком распознании распоясавшегося зла (для этого оно и было попущено) покаянно обратиться к Божией Истине и восстановить свою православную государственность перед концом времен — для описанной выше цели спасения последних достойных людей. То есть, наши непрекращающиеся страдания свидетельствуют о том, что Господь Бог продолжает сохранять шанс на возрождение России — иначе бы история мира закончилась бы уже в 1917 году вместе с падением удерживающей православной государственности.

Наша православная империя пала не потому, что была «прогнившей», «тюрьмой народов» и т. п. Просто к ней у Бога были особо строгие требования как к «удерживающему», и когда ее ведущий слой захотел уподобиться прочим апостасийным народам — такая страна «как все» оказалась не нужна Господу: «от всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12:48).

При этом в России, в сравнении с другими народами, оставалась наиболее верная Богу часть христиан вместе с Царем-Помазанником, которым предстояло совершить жертвенный христоподражательный подвиг: лучшее было распято по грехам худших для пробуждения совести народа и тем самым для искупления общего народного греха. Этот духовный подвиг лучшей части русского народа не может остаться лишь личной трагедией и подвигом принесенных в жертву людей — он имеет спасительное значение для всех живущих ныне, которые ощущают свое духовное единство с Новомучениками.

И если лучшая часть русского народа взошла в ХХ веке на свою Голгофу, уподобившись Искупителю-Христу — то мы знаем, что после распятия было и Воскресение, и явление во плоти ученикам на короткое время для последнего земного свидетель­ства истинно­сти и смы­сла происшедшего. Хочется надеяться, что в продолжении этого искупительного подвига России также суждено воскресение для свидетельства Истины всему миру. В сохранении этой воз­можно­сти для России — смысл затянувшихся страданий нашего народа.

*

С конца ХХ века, после падения коммунистического режима, в России происходит поляризации общест­ва в виде двух противоположных процессов — разрушительного и восстановительного — в точке пересечения которых определится территория, геополитическое влияние и продолжительность существования Третьего Рима при его возможном восстановлении.

Олигархический правящий слой посткоммунистической РФ открыто провозгласил своей целью слияние с апостасийной западной цивилизацией, выразив горячее желание участвовать в построении Нового Мирового Порядка антихриста и в подавлении тех стран и сил, которые ему сопротивляются. Это значит, что — при отсутствии в мире удерживающей государственности — разрушительное скольжение к концу будет происходить с небывалой скоростью. «Тайна беззакония» будет все больше раскрываться в своих глобальных действиях и организационных структурах, — разумеется, это будет очевидно лишь для тех, «кто имеет глаза, чтобы видеть и уши, чтобы слышать». Утверждение «тайны беззакония» будет сочетаться с дальнейшим превентивным расчленением, разрушением и подчинением оставшейся территории Третьего Рима.

Однако, именно нарастание этой угрозы будет раскрывать глаза многим русским людям. Уже сейчас несмотря на засилье антирусских сил в структурах власти и разложение зна­чительной части общества, совершенно очевидно, что в России есть и православный народ, вы­несший из вековой ката­строфы должный урок и сознающий смысл происходящего. Даже и без доступа к всероссийским СМИ идет процесс образования народного ядра, способного заслужить Божию помощь и выполнить последнюю миссию России. Дело не в количестве, а в качестве этого православного ядра, которое может оказаться даже малым «остатком» русского на­рода (по аналогии с «остатком» Израиля — Рим. 11:5), — но именно этот «остаток» с Божией помощью осуществляет миссию своего народа.

Чем раньше произойдет опамятование ведущего слоя нашего общества и его возвращение к закону жизни, тем больше территории и союзников сохранит Россия для влияния на мир в виде восстановленного «удерживающего» — ради спасения всех достойных людей из последних живущих поколений; это будет очевидное для всего мира великое и чудесное возрождение казалось бы окончательно сломленной православной России; антихристианскому мировому правительству будет непросто замолчать это чудо и оклеветать.

Но чем позже произойдет опамятование, тем меньшая часть территории останется от нынешней России при ее восстановлении. Это, возможно, будет выглядеть как последняя попытка бунта против уже победившего Нового Мирового Порядка, удивительная для всего мира в силу своей «нереалистичности"… Однако даже в этом случае значение России для мира будет заключаться не столько в видимом земном противостоянии антихристу, сколько в действии на невидимом духовном поле брани за спасение всех достойных людей.

Позвольте мне закончить призывом ко всем неправославным участникам нашего форума: помогите России в восстановлении ее исторической удерживающей государственности — и тогда она станет оплотом для всех здоровых сил мира, предлагая ему альтернативную систему мирового сообщества, на справедливых началах. Ибо от судьбы России, как я постарался показать в своем докладе хотя бы вкратце, зависит судьба всего мира.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru