Русская линия
Независимая газета Андрей Богданов24.09.2003 

Строительница Руси и князья-разбойники
1100 лет назад Россия обрела возможность цивилизованного развития фактически под государственным правлением женщины

На вопрос, кто построил Русское государство, историки отвечают по-разному. Одни указывают на варяжского князя Рюрика, приглашенного в Новгород «из-за моря», чтобы обеспечить третейский суд и защиту от викингов. Но за 17 лет он ничего не совершил.

Другие склонны отводить решающую роль Олегу — воеводе Рюрика и воспитателю его сына Игоря. За три десятилетия Олег объединил племена вдоль пути «из варяг в греки». Власть Киева, где он устроил столицу, держалась на дружине и алчности объединенных союзов племен. Величайшим деянием нового государственного образования считается ограбление в 907 году Константинополя — культурной столицы христианского мира.

В бюджет князя поступала дань с тех городов и племен, которые он смог «примучить»: заставил платить силой. Эффективность хорошо знакомого нам способа сбора была низка. Олег местами строил крепости, местами назначал дань символическую. При Игоре же дань шла тому, кто сможет ее собрать: поэтому отроки энергичного воеводы Свенельда и имели «порты».

На 33-й год княжения Игорь с дружиной ринулся на уже ограбленных его воеводой древлян. Те заплатили, но, когда сборщики вернулись еще раз, показательно разорвали Игоря, привязав к двум согнутым деревьям.

Очевидно, что Рюрик, Олег и Игорь строителями государства не были. Князья-разбойники и не мечтали дать правый суд и справедливое обложение, не заботились о защите русских земель и о коммуникациях, в сторону от немногих торных путей их нога не ступала. Сын Игоря, Святослав, был великим воином: всю свою краткую жизнь воевал за границей. А его сын Владимир Святой, убив в усобице братьев, уже владел приличным государством и завершил процесс строительства Древней Руси ее крещением. Кто же начал государственное строительство?

Подвиги князей расписаны в Повести временных лет, но ей предшествовала более древняя Начальная летопись. Ключевое место в ее рассказе занимает княгиня Ольга. Древние летописцы — почти сплошь монахи — писали о дамах нечасто. А княгиня Ольга вызывала у них неподдельный восторг, и не только тем, что приняла христианство. В Софийской летописи приведен текст Повести временных лет, где рассказы о князьях-мужчинах были значительно расширены. Тем не менее летописец выделил красным заголовок: «Ольгино княжение». Правление женщины ничем не уступает «Княжению Игоря Рюриковича» и «Олегову княжению». Саму женитьбу Игоря на псковитянке Ольге в 903 г. летописец описал дважды: как политический шаг Олега и в хронологии событий, изменивших течение истории.

Ровно 1100 лет назад Россия обрела возможность цивилизованного развития под разумным государственным правлением. Летопись не знает случайных слов. Если сказано, что Игорь при власти Олега жил с Ольгой 10 лет, а после его смерти «жил Игорь с Ольгою лет 43», — значит, роль княгини при муже-бездельнике была огромна (хотя древнерусские князья были многоженцами, а внук Ольги — Владимир кроме пяти жен имел 800 наложниц). На авансцене истории Ольга появляется уже опытной правительницей, совершившей женский подвиг: в возрасте более 60 лет она родила сына Святослава. После смерти Игоря она могла править только как «матерая вдова». Убившие князя-разбойника древляне по праву сильного прислали делегацию, чтобы взять Ольгу замуж за своего князя Мала. С честью принятые в Киеве древляне были внезапно закопаны живьем. Второе посольство Ольга сожгла в бане. Она известила древлян, что едет на свадьбу, просит только дать ей совершить по муже тризну. Прибыв в логово врага с малой дружиной и как-то объяснив задержку послов, княгиня упоила и ночью вырезала всю древлянскую знать.

Повесть временных лет включила дополнительный рассказ о том, как Ольга с маленьким Святославом разгромила древлян в битве и сожгла их столицу Искоростень. Но в древнем летописании не было не только этого рассказа: академик М.Н. Тихомиров установил, что оно вообще начиналось со смерти Игоря в 945 году. То есть первым активным лицом Древней Руси была княгиня Ольга. Именно она, согласно древнейшему сказанию, построила государство, которое защитил от внешних врагов ее сын Святослав и крестил внук Владимир. Об Олеге и Рюрике в конце X в. не говорили ничего! Родословная легенда Рюриковичей появилась в Начальном своде через 100 лет, в конце XI в., и была раскрашена в Повести временных лет в XII в.

К чести летописцев, они не приписали заслуг Ольги другим князьям. Даже в Повести временных лет она начинает государственное строительство с нуля, лично обойдя земли от окраин Новгородских до порогов Днепра. Везде княгиня создавала вертикаль власти, единые законы, правый суд, налогообложение и транспортную инфраструктуру.

Через 100 лет составитель Начальной летописи видел следы 20-летнего похода Ольги по всей Руси. Бескрайним землям даны были «уставы и уроки», то есть общие законы, ставки налогов и повинности. Население получало суд и платило налог в казну на «становищах» и «местах» Ольги, обеспечивая деятельность чиновников фиксированным оброком. Не меньшее значение имели «перевесища»: переправы, без устройства которых было невозможно сухопутное сообщение. Задачей Ольги было так расставить погосты с проложенными к ним мощеными дорогами от водных путей, чтобы они были доступны в любое время года.

Повесть временных лет особо восторгается дипломатическими способностями Ольги. Рассказ о ее посольстве в Константинополь подтвержден византийскими источниками. Принятая на уровне мелких варварских правительниц, княгиня покорно заняла место в толпе — и одна осталась стоять, когда все пали ниц перед императрицей. Описавший прием император Константин Багрянородный понял ошибку, лично принял Ольгу и усадил за стол со своим семейством. Она торжественно приняла крещение от императора и патриарха, но отказалась признать Русь вассалом Византии. Хроника германского императора Оттона I именует ее «королевой».

Тонкость состоит в том, что восторженный рассказ о царьградском посольстве ставит Ольгу в ряд с Олегом и Игорем и тем самым возвышает их. Во втором из договоров Руси с греками, тексты которых впервые появляются в Повести временных лет (в XII веке!), посол Ольги упомянут ниже послов ее мужа и малолетнего сына. Но византийские источники о дипломатии Игоря ничего не знают. Они описывают лишь сокрушительное поражение похода безвестного варвара, в котором можно признать Игоря.

Олега, в рассказах о котором летописи страшно противоречат друг другу, Византия вообще не заметила. Напрасно он ходил на ладьях «по суху аки по морю», прибивал щит на врата Цареграда и заключал противоречиво описанный в летописи договор с императором. Хотя разорительные набеги варваров-россов на Константинополь греки точно фиксировали. Они происходили задолго до появления летописного Олега и до «призвания» еще более легендарного Рюрика.

История Древней Руси до княгини Ольги, скорее всего, была. Но подменившие ее в летописи родословные легенды Рюриковичей годятся лишь для домашнего употребления. Строительницей Русского государства и первым его правителем, чье имя произносилось за границей, при дворах двух императоров, была княгиня Ольга из Пскова.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru