Русская линия
Известия Валерий Коновалов22.09.2003 

Первая любовь Патриарха

Впервые за последние десять лет Патриарх Алексий II отправляется с визитом в Эстонию, туда, где родился, вырос, начал служение. И как бы ни был насыщен рабочий график его поездки, он обязательно посетит место, которое далеко не на всякой карте обозначено. Связывает его с этим загадочным местом немало сокровенных страниц жизни и почти приключенческих сюжетов.

Три ступени до Царства Небесного

— Прямо перед вашим приездом у нас икона Богородицы ожила, — сказала сестра Иоанна, еще молодая, красивая женщина в монашеском облачении. — Идемте покажу.

Мы поднялись на второй этаж. Иоанна принесла ключ и открыла дверь в небольшую комнату. Сама, чтобы не мешать, вышла в коридор.

В шкафу за стеклом стояла довольно скромная иконка, на которой кое-где мерцали крошечные капельки. Но эффект, пожалуй, не столько в этих капельках, которые иногда вдруг начинает необъяснимым образом источать та или иная икона. Мироточить — говоря по-церковному.

Тут было еще и нечто другое.

Пронзительное ощущение живого рядом с тобой. Не то чтобы изображение на иконе очень уж искусное. Или краски, черты лица, глаза какие-то особенные. Непонятно, в чем конкретно дышала тут жизнь.

Но дышала. Так реально, что на икону трудно было смотреть. И отходить не хотелось.

— Эта икона называется «Аз есмь с вами и никто же на вы», — сообщила Иоанна. — Понимаете? Божия Мать говорит нам, что она — с нами и заступится за нас. Иконку подарили в начале двадцатого века отцу Иоанну Кронштадтскому. Он держал ее всегда при себе.

Этот знаменитый священник был одним из организаторов и покровителей Пюхтицкого Успенского женского монастыря. Его слова любят здесь цитировать:

«Идите в Пюхтицу, там три ступени до Царства Небесного. Обитель эта будет стоять до пришествия Господня, а вы, сестры, не будете испытывать особенной нужды во всем».

Точный перевод

Он стоит на Пюхтицкой горе между Финским заливом и Чудским озером. Еще в XII — XIII веках через эти места пролегал торговый путь, соединявший новгородские и псковские земли с древними эстонскими городами. Тогда же появились здесь первые русские поселения. «Пюхтица» в переводе с эстонского «святое место». Очень похоже.

Красота тут необыкновенная. Кругом леса, поля, родники. За каменными стенами — парковые поляны и рощи, ухоженные кустарники, розарий, вымощенные плиткой дорожки, храмы, часовни, жилые и хозяйственные сооружения.

Живут здесь 170 монахинь. В их распоряжении более 70 гектаров окрестных земель, на которых они сами выращивают рожь, пшеницу, овес, картошку, лук, овощи, фрукты… Ловят рыбу. Содержат скот, огромную пасеку.

Все это наряду с духовной и творческой жизнью. Те же женщины, что пишут в мастерской иконы, работают в богатейшей библиотеке, поют в церковном хоре, заняты и другими послушаниями: сами строят, управляются с сельхозтехникой, рубят дрова…Кстати, укладывают здесь дрова в гигантские поленницы монашки особым — «пюхтицким» — способом. Это и внешне эффектно, и эффективно. В таких поленницах дрова хорошо защищены и вентилированы. Постройки из них стоят здесь без порчи более ста лет.

Еще одно здешнее хозяйственное чудо — водопровод. Его оборудовали от святого источника. И теперь весь монастырь обеспечен водой, и вся она — святая. А автор идеи сооружения водопроводной системы в монастыре нынешний Патриарх Московский и всея Руси. Он в Пюхтице, по его же выражению, с пеленок.

И только первая любовь…

— Родители часто приезжали туда как паломники и, конечно, брали меня с собой, — вспоминал Патриарх во время одной из наших бесед. — Я рос на глазах монахинь, они со мной нянчились, играли. Полюбил эту обитель всем сердцем. Так что для меня это — первая любовь, а она, как известно, не забывается.

И его здесь помнят, любят. Монахини постарше рассказывают, что бывал здесь нынешний Патриарх и юношей, и архиереем, и главой православной Церкви в Эстонии. При этом всегда оставался для них родным. Охотно брался за любую работу. И дрова колол, и тяжести помогал грузить.

Ждут его и прихожане-эстонцы. Ведь служил и проповедовал здесь Алексий для русских на церковнославянском, а для эстонцев на эстонском.

Это вообще в традициях здешнего православия. В отличие от лютеранства, которое пришло в страну на чуждом для эстов немецком языке, православие было двуязычным и никогда не провоцировало русификацию.

Наверное, потому и прижилось в народе, интегрировалось. Теперь ведь даже нынешний президент Эстонии Арнольд Рюйтель — православный христианин.

Как Алексий занялся пиаром, не зная о нем

В Пюхтицком монастыре московского Патриарха чтут и как своего спасителя.

Это случилось в начале 60-х. На самом высшем уровне было принято решение: закрыть Пюхтицкий монастырь в числе ряда других религиозных учреждений. Противостоять власти казалось невозможным. Священник Алексий решил отстоять родной монастырь. Он не знал, что такое пиар, тогда и понятия такого не было. Но именно таким способом будущий Патриарх сумел своего добиться. Так и рассказывал об этом в нашей беседе:

— В те тяжелые для Церкви годы в нашем арсенале было не так много способов воздействия на власть. Но кое-что было. Например, действенных результатов удавалось добиться при положительном упоминании той ли иной обители или храма в зарубежной печати. Организовать подобные публикации было, конечно, непросто, но иного выхода я просто не видел. Начал выяснять, как это можно сделать. У меня созрел план, согласно которому я сумел пригласить, а затем и привезти в Пюхтицу первую делегацию евангелическо-лютеранской Церкви Германской Демократической Республики в составе семнадцати человек. Они побывали в женском монастыре, пришли в умиление от увиденного, а вскоре в немецкой газете Neue Zeit была опубликована восторженная статья с фотографиями. Не заметить ее во властных структурах, где особенно тщательно фиксировалось каждое иностранное слово в наш адрес, просто не могли. Но пока официальной реакции не было, у меня появилась еще одна счастливая возможность — пригласить в монастырь протестантскую делегацию из Франции. Что и было отмечено новой корреспонденцией в зарубежной прессе. Заметьте, весьма благожелательно для советских властей…

— А ведь ваш отец как раз в это время был при смерти…

— Да, он лежал с инфарктом. Но я вынужден был ехать вместе с делегацией в монастырь, чтобы все им там как следует показать… Я впервые принимал иностранцев как епископ, опыта не было, только одно стремление — спасти монастырь! Отец, как никто, понимал меня, был в курсе моей задумки. Когда прощались, пожелал мне успеха. Несмотря на болезнь, горячо молился за меня, а потом радовался успешному завершению «операции». На какой-то момент он даже почувствовал себя лучше… Мой план спасения Пюхтицы сработал!

Отец Алексия уже не оправился от болезни. А монастырь остался жить.

Икономия должна быть экономной

Впрочем, некоторое время политические катаклизмы влияли и на религиозную жизнь. Именно этим объяснялась и длительная разлука московского Патриарха со своей исторической родиной.

Эстонская православная церковь оказывалась вместе со страной то в одной, то в другой политической системе. Это вызвало и неопределенность ее юрисдикции. Возникли из-за этого противоречия между Московским и Константинопольским Патриархатами, а потом и их параллельные структуры в Эстонии.

Сам Алексий II так говорил об этом:

— Церковь допускает некоторые уклонения от канонических норм, сознавая их историческую обусловленность. Такой подход называется икономией. Так вот, крайний предел икономии был достигнут Русской православной церковью на переговорах с Константинопольским Патриархатом в Цюрихе, в 1996 году. Согласно договоренностям о добровольном размежевании приходов и вынужденном параллельном существовании в Эстонии двух православных юрисдикций предусматривалось совместное сотрудничество двух Патриархатов в вопросе представления их позиции эстонскому правительству. Наше согласие на возникновение в Эстонии параллельной православной юрисдикции — уступка чрезвычайная, ни в какие канонические нормы не вписывающаяся.

Но регистрация Эстонской православной церкви Московского Патриархата затягивалась. Из-за этого и Патриарх не мог приехать в Эстонию к дорогим его сердцу местам, в Пюхтицкий монастырь, к родительским могилам.

Сейчас основные проблемы решены. Здравый смысл берет свое. И не только в религиозной сфере.

Благословленный вагон в Европу

Опережая самого Патриарха, в Эстонию прибыло недавно его благословение. Оно было адресовано новому вагоносборочному заводу в Кохтла-Ярве, о начале строительства которого мы уже сообщали. Совместный проект российских и эстонских предпринимателей пришелся Патриарху по душе не только потому, что обеспечит работой многих соотечественников в русскоязычном районе. Еще важнее то, что после долгого охлаждения и недоверия между двумя странами и народами появляются тенденции к сближению и партнерству. Тем более в тот момент, когда Эстония вступает в Евросоюз. Там новые возможности, новые стандарты, новые проблемы. И экономические, и духовные.

Серьезные дискуссии, к примеру, разгорелись между европейскими церквями и Конвентом вокруг Евроконституции, в тексте которой не оказалось упоминания о Боге.

Такого рода проблемы уже и для нас не чужие. И сам визит Патриарха вызван, конечно, не только ностальгией. Впервые одна из церквей Московского Патриархата окажется в Европейском союзе. Каково там будет? А это ведь, похоже, только начало пути. Камо грядеши?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru