Русская линия
Парламентская газета16.09.2003 

Легко ли прочесть «Тихии Дон»

С каждым новым учебным годом в наших школах проблем не убавляется. Предметом отчаянных споров остаются стандарты по литературе. Нужны ли школьной программе шолоховский «Тихий Дон», «Колымские рассказы» Шаламова, «Доктор Живаго» Пастернака — дискуссии на эту тему не утихают. А в новом проекте учебного плана литература для старшеклассников урезана до двух-трех часов в неделю. Сегодня эти вопросы поднимает на страницах нашей газеты известный литературовед, член Общественного совета при Комитете Госдумы по образованию и науке Ирина Стрелкова.

Не собираюсь ни с кем дискутировать, а только излагаю факты. 19 июля сего года в прессе появилось обращение к министру образования В.М. Филиппову «представителей российской интеллигенции, встревоженных планами пересмотра стандартов по литературе». Под документом стояли известные имена. Предметом тревоги объявлялись консервативные тенденции в преподавании гуманитарных наук, доминирование в школьной программе по литературе советских литературных приоритетов. Конкретно были названы переведенные из обязательного чтения в «рекомендованные» роман Б. Пастернака «Доктор Живаго», повесть А. Платонова «Котлован» и «Колымская тетрадь» В. Шаламова. Из всего наследия Анны Ахматовой школьникам предложены только три стихотворения — «патриотические» (кавычки в тексте обращения). В общем списке учтено наследие Осипа Мандельштама.

На следующий день после публикации этого обращения на радио «Эхо Москвы» выступили писатель Леонид Жуховицкий и научный руководитель Института развития образования Евгений Сабуров. Оказывается, Сабуров обнаружил в «Песне о Буревестнике» Горького прославление… Усамы бен Ладена. «Я так думаю, — высказался он, — что это какое-то прославление соколов Усамы бен Ладена в данном случае имеется в виду».

А 22 июля в интервью НТВ министр образования Владимир Филиппов заявил, что авторы опубликованного письма тревожатся напрасно. Ни «Доктор Живаго», ни «Колымские рассказы», ни «Котлован» в обязательную программу не входили. Однако в «Литературной газете» (N за 30 июля — 3 августа) дана была краткая информация обратного содержания: «Доктор Живаго», «Котлован» и «Колымские рассказы» будут включены в школьные программы по литературе как обязательные для прочтения и изучения. Об этом, подчеркивала газета, говорится в официальном ответе Минобразования.

Так что же происходит на самом деле? На самом деле кроме группы разработчиков стандарта общего образования по литературе, созданной при министерстве, существует и рабочая группа по доработке проекта общеобразовательного стандарта Российским общественным советом развития образования. РОСРО занимается проблемами образования с 2000 года. В его составе — ректоры вузов и директора школ, экономисты, предприниматели… Координатор-сопредседатель совета А.А. Кокошин, сопредседатели Б.В. Грызлов, С.А. Зверев (ЗАО «Компания «Развитие общественных связей»), Я.И. Кузьминов (ректор Высшей школы экономики), И.И. Мельников (бывший глава думского комитета по образованию и науке), В.А. Садовничий, И.М. Хакамада, Г. А. Явлинский. Привожу здесь эту справку потому, что широкой общественности деятельность РОСРО не очень-то известна.

В документах Минобразования теперь фигурируют две группы, занимающиеся школьным стандартом по литературе. Группа N1 и группа N2. Первую возглавляет профессор Г. И. Беленький, куратор второй группы от РОСРО — Е.Ф. Сабуров, имя в политике известное.

В июле 2003 года в «Русском журнале», выходящем в Интернете, был опубликован материал о пресс-конференции рабочей группы РОСРО под заголовком «Свобода или патриотизм? Вот в чем вопрос образовательного стандарта». Там можно прочесть, что Евгений Сабуров в своем выступлении сразу поставил вопрос о «Тихом Доне». Его позиция: роман может быть в учебнике, но не в обязательном списке. Критикуя список по литературе, составленный группой N1, директор школы-комплекса «Царицыно» Е. Л. Рачельский говорил, что учителю нужна свобода, он должен иметь возможность «выбирать и советовать произведения для своих учеников, а получая гигантские обязательные списки, учитель такой свободы не имеет». А вот аргументы, высказанные в том же «Русском журнале» К.М. Поливановым, доцентом кафедры словесности Высшей школы экономики. «Тихий Дон» трудно уместить в программе выпускного класса. Когда ученики готовятся к экзаменам и перечитывают многое пройденное прежде, Шолохов у них «съест» три четверти учебного времени, помешает возможности перечитывать Толстого. «К тому же, — продолжает автор, — за последние годы были обнародованы почти все документы, обнажающие политическую игру, в результате которой советскому правительству удалось добиться премирования Шолохова».

В Министерство образования была представлена некая «Записка о романе М.А. Шолохова «Тихий Дон», подписанная от имени группы РОСРО ее координатором К.Г. Митрофановым. «Мы считаем нецелесообразным, — говорилось в ней, — включать этот роман М.А. Шолохова в список произведений, предназначенных для обязательного изучения». Далее приводились шесть пунктов. 1) Компактность объема произведения является одним из важнейших требований при включении в программный минимум. «Тихий Дон» не отвечает этому требованию, при его изучении школьники будут обращаться к кратким пересказам, предлагаемым современным рынком. По этой же причине разработчики РОСРО считают нецелесообразным включение в стандарт и романа другого нобелевского лауреата — «Доктора Живаго» Б. Пастернака. 2) В стандарте, составленном группой Минобразования, указана необходимость изучения Горького и Бунина, Зощенко и Платонова, Булгакова и Солженицына… Приводится длинный список. И вывод: серьезное изучение этого материала требует очень значительного времени и тщательной работы. 3) Роман «Тихий Дон» освещает события Гражданской войны. Но о том же самом есть в стандарте компактные рассказы Бабеля и «Белая гвардия» Булгакова. В стандарт могли бы войти компактные «Донские рассказы» Шолохова. 4) Если считать, что изучение романа Шолохова необходимо для знакомства школьника с эпическими полотнами, то следует учесть, что опыт освоения больших произведений накоплен школьниками при изучении романа «Война и мир» Толстого. 5) «Тихий Дон» отличает натуралистическое изображение жестокости жизни. В наше время школьник постоянно сталкивается с жестокостью и насилием, поэтому изучение романа Шолохова вызывает серьезные сомнения. 6) Роман «Тихий Дон» вызывает полярные оценки, а современный стандарт по литературе должен представить взвешенную позицию. Включение в стандарт «Тихого Дона» не только займет значительную часть учебного времени, но и превратит стандарт в политически однобокий. Далее в «Записке» назывались имена известных ученых, разделяющих изложенную точку зрения. Но, как сообщили мне в Министерстве образования, в личном разговоре несколько из названных ученых заявили, что они к сему непричастны.

У меня в руках ответ группе разработчиков стандарта РОСРО, составленный специалистом Министерства образования Е.А. Зининой, где черным по белому написано: идея изъятия «Тихого Дона» из школьной программы не возникала ни во время разработки проекта, ни на этапе общественного обсуждения. «Роман по своим художественным достоинствам, по совокупности идей, оказывающих позитивное влияние на формирование личности старшеклассника, является бесспорным произведением XX века, — говорится в этом документе. — Это признанный шедевр русской и мировой литературы». В заключение замечается, что в случае дискуссии по поводу «Тихого Дона» огромное число представителей педагогического сообщества выступит в защиту романа.

Ну, а по сути защищать в наше время нужно не только «Тихий Дон», но и всю русскую литературу, и не только XX века. Составлены новый проект базисного учебного плана и новые примерные учебные планы начального, общего и основного образования. Возможно, даже представители встревоженной интеллигенции из пределов Садового кольца, подписавшие свое обращение к министру В.М. Филиппову, еще не знали, что запроектировано кардинальное сокращение всего гуманитарного цикла школьных предметов. Литература с 5-го по 9-й класс — всего три часа в неделю. С 10-го по 11-й — в неделю только два урока.

При таком школьном расписании литература из предмета образующего и воспитывающего будет превращена в чисто информационный. А связано это с вступлением России в ВТО, которое сопровождается принятием обязательств, касающихся сферы образования. С переходом нашей системы образования на исключительно рыночные основы уже выразили свое несогласие министр образования В.М. Филиппов и председатель Российского союза ректоров В.А. Садовничий. Документ, в котором излагается их позиция, был передан в Министерство экономического развития, ведущее переговоры об условиях вступления России в ВТО. Кстати, из 144 стран, участвующих в ВТО, только 44 взяли на себя обязательства, касающиеся сферы образования. Причем в основном такие, как Конго, Лесото, Ямайка.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru