Русская линия
Русское Воскресение Александр Богатырев04.09.2003 

Правозащитники или неправонападающие?
Провокаторов общество обязано привести в чувство

В недавнем прошлом наша прогрессивная (а другой попросту не было) общественность все время против чего-то протестовала и все время чего-то требовала. Я помню митинги в поддержку героев, которые чем-то досадили мировому капитализму. Им предоставляли полосы и развороты центральных газет. О них постоянно говорили по радио и телевидению. Правда, понять из-за чего они угодили за решетку было непросто. Наши мастера слова ухитрялись из ребят, которые по нынешним понятиям являются международными террористами, делать белых лебедей и безвинных страдальцев.

Сегодня виртуозы публичного слова довели умение своих недавних предшественников до полного совершенства. Ловким росчерком пера или бойким телерепортажем они делают авантюристов и грабителей героями нации, а тех, кто пытается схватить вора за руку или хотя бы попенять ему, превращают в зловещих монстров, которые угрожают стабильности страны и всей быстро глобализующейся мировой общественности.

Cтрого говоря, по сути ничего не изменилось. Пресса восхваляет тех, кто ей платит и травит тех, кто не нравится ее хозяевам. Единственным новшеством стал союз недавних врагов — прессы и бывших политических заключенных, которые называют себя «правозащитниками». Коммунистическая пресса поминала их, как врагов народа, либеральная же восхваляет, как честь и совесть (правда, непонятно кого).

Задружившись, бывшие недруги быстренько определили против кого дружат. Ведь тем, кто мыслит себя борцами, без противника никак не обойтись. В качестве главного врага новые союзники определили Православную Церковь. Заодно, стали воевать с инициативами Президента по поддержке традиционных для России ценностей.

Ошеломленное новыми реалиями общество даже не заметило, как на политическом поле бывшие защитники превратились в нападающих.

Не заметили этого и сами участники новой игры. Нельзя сказать, что они полностью отказались от защиты кого бы то ни было. Защитные акции проводятся и даже весьма заметно. Правда, выбор объектов их заступничества, мягко говоря, удивляет. С некоторых пор даже американцы считают их подзащитных опасными террористами мирового масштаба и арестовывают их банковские счета. Последнее обстоятельство «правозащитники», конечно же, учтут. Иначе госпоже Бонер и другим сборщикам средств на «правозащитную деятельность», придется туго.

Но пока деньги из-за океана идут, а вот, как оправдаться перед спонсорами — не ясно. Ведь так много было обещано и заграничным господам и своим соотечественникам в пору романтических перестроечных грез. Но уже тогда, когда некоторые бывшие узники ГУЛАГа стали «входить во власть», заявляя о себе драками в Думе и плясками с дудаевцами вокруг костра, стало понятно, что испытания «медными трубами» им не выдержать. Надо отдать должное — в пору отсидки многие из них вели себя мужественно и достойно. Казалось, что горький лагерный опыт сделает их деятельными созидателями обновленного на нравственных началах общества.

Но уже одна из их первых инициатив — создание музея жертв коммунизма — началась лукавством, а закончилась скандалом и преступлением.

Под музей удалось заполучить квартиру академика А.Д. Сахарова в районе Курского вокзала. Правда, сам Андрей Дмитриевич в ней не жил (он жил у жены — Елены Бонер). Трех комнат в «сталинском» доме показалось мало, и присовокупили соседнюю — двухкомнатную квартиру. Потом под Сахаровский центр заполучили особняк на берегу Яузы. Между тем, при быстро расширяющемся пространстве, никакой экспозиции даже на три первоначальные комнаты, создать не удалось Архивы академика периода создания им «кузькиной матери» — сиречь водородной бомбы, которую товарищ Хрущев грозился показать американцам, по понятной причине диссидентам не отдали. А сама идея подобного музея для тех, кто его затеял, оказалась неисполнимой на концептуальном уровне.

«Разброд в рядах» правозащитников начался с разделения на сторонников либеральных ценностей и традиционалистов, отстаивавших религиозные и общественные идеалы на которых строилась жизнь дореволюционной России. Первых поддержала «заграница», традиционалистов же эта самая «заграница» определила в шовинисты и приказала считать их лагерные мытарства «яко не бывшими». Все получилось по Орвеллу: «все зэки равны, но некоторые равнее». А уж если заграничным спонсорам не нравятся те, кто любит Россию и пострадал за Православную веру, то им, естественно, и места нет в будущем музее. Потом пошли проблемы вообще неразрешимые.

Ну, как станешь рассказывать о расстреле Царской Семьи и гонениях на Церковь, когда среди друзей и единомышленников прямые потомки организаторов и исполнителей этих гонений?! Но если и наберешь очень специфически отобранные материалы о жертвах ГУЛАГа, то как быть с палачами… Ведь хозяева позволяют говорить только о Сталине и Ежове. Даже Берию приказано считать подготовителем либеральных реформ. А куда девать Френкеля, Бермана, Фирина, Раппопорта, Когана и прочих главных Гулаговских генералов?

Поняв, что с музеем ничего не получается, (кроме развески двух огромных фотографий Гайдара и Солженицына), руководители Сахаровского центра провели акцию, имевшую целью и «деньги отбить», и шуму наделать. Они устроили выставку под названием

«Осторожно, религия!» Из всех мировых религий объектом глумления было избрано только христианство. На требования православных христиан прекратить кощунство, устроители вместе с участниками ответили отказом и заявили, что в свободной стране имеют право на самовыражение. Когда оскорбленные верующие стали замазывать краской наиболее кощунственные экспонаты, была вызвана милиция и нескольких человек арестовали. «Правозащитники» подали на них в суд, обвинив в хулиганстве и порче художественных произведений.

Одновременно они стали судиться с автором учебника по основам православной культуры А.В. Бородиной. Ее обвинили в антисемитизме и разжигании межнациональной розни, поскольку в учебнике рассказывается о евангельских событиях, в которых евреи находят много для себя оскорбительного.

Затея более, чем странная, особенно если учесть то, что одним из самых скандальных активистов правозащитного дела является Глеб Якунин, до сих пор, несмотря на запрещение, именующий себя «православным священником». Даже на защиту Закаева он прибыл в Лондон с наперсным крестом.

На сей раз господа «правозащитники» оказали иудаистам медвежью услугу.

А что если кто-то из православных затеет аналогичный процесс протестуя против тех мест в Талмуде, где о гоях (не евреях) говорится, мягко говоря, весьма не лестно. А о советах. как следует с гоями поступать, даже говорить неловко.

Сам факт судебного разбирательства религиозных проблем создает очень опасный прецедент с возможными непредсказуемыми последствиями.

Существует множество текстов, как религиозных, так и исторических, где о предках современных народов говорится много неприятного. Если следовать логике Ихлова и Пономарева — затеявших это судебное разбирательство, то потомки египтян, вавилонян, персов и многих других древних народов, поминаемых в книгах Ветхого Завета, могут начать подавать судебные иски за «оскорбление памяти предков и религиозных чувств». Я уже не говорю о том, что тбилисские и бакинские айсоры (ассирийцы), считающие себя потомками вавилонян, могут по тем же резонам потребовать запрета празднования любимейшего иудеями праздника Пурим. А вдруг объявится потомок Аммана и начнет требовать компенсацию за многовековое издевательство над его предком?!

И что самое реальное, вдохновленные российскими «правозащитниками», молодые немцы могут потребовать запретить упоминание о холокосте. Исключительно из соображений политкорректности. Тем более, что нынешнее поколение не повинно в преступлениях своих отцов и дедов.

Провокация Пономарева-Ихлова опасна и для объединяющейся Европы. Если европейцам вздумается пойти по стопам наших «героев», то испанцам найдется что припомнить англичанам, французам немцам, итальянцам французам… Да и кто с кем в Европе не воевал!

Если наших «правозащитников» не остановить, то они наломают немало дров, так сказать, в мировом масштабе.

И потом, совершенно не понятно кого они собираются засудить. Может быть авторов Евангельских текстов — апостолов-евреев Матфея, Луку, Марка и Иоанна? Или апостола — Павла поначалу истового гонителя христиан — фарисея и, как он сам себя называл, «иудея из иудеев», одного из лучших учеников Гамалеила, (которого до сих пор изучают почитатели Талмуда), превосходного знатока Священного Писания, и иудейской традиции, уверовавшего в Иисуса Христа, как в Мессию и Сына Божия и пострадавшего за Него? Или тех 150 тысяч христиан-евреев, живших в третьем веке в Риме, о чем свидетельствует Ориген? Они жили в постоянной готовности к мучениям и смерти за Христа. Многих из них: бросили на съедение львам, усекли мечем, сожгли на кострах.

Пономарев и Ихлов об этом не знают. Похоже, им не ведомо и то, что в московских православных храмах молятся тысячи крещеных евреев, которые расценивают их невежественные инсинуации, как оскорбление православных, вне зависимости от их национальности. По слову апостола, во Христе нет ни эллина, ни иудея…

О каком антисемитизме можно вести речь, когда на каждом всенощном бдении православные поют: «Ненавидящии Сиона посрамитеся от Господа»!

Трудно представить, чтобы Пономарев и Ихлов, а также Самодуров, затеявший выставку «Осторожно, религия!», были религиозными людьми. Иначе бы они знали, как реагируют верующие на оскорбление их веры.

Недавно представители еврейских религиозных организаций подали в суд на фирму, которая на рекламном щите поместила фотографию еврея в кипе, сообщающего о том, что его фирма торгует и по субботам. Верующие евреи расценили этот текст, как призыв к нарушению субботы — дня покоя и молитвы. И хотя прямого к тому призыва в этой рекламе не было, подтекст сочли оскорбительным.

Подобная чуткость заслуживает уважения. Если за намек, могущий оскорбить верующего еврея, подают в суд, то не трудно догадаться, что сделали бы эти религиозные деятели, если бы на выставке «Осторожно, религия!» вместо икон и креста были бы осквернены Тора и Минора (Пятикнижие Моисеево и Семисвечник). Я даже не сомневаюсь, что кощунников бы растерзали на месте, а тех кто это бы сделал произвели в национальные герои

Дипломатический скандал с Израилем разрешался бы на правительственном уровне. Америка бы вновь объявила Россию «империей зла» и включила бы в список стран-изгоев, заслуживающих строгого наказания. Не исключено, что по выставочному залу были бы произведены сверхточные бомбовые удары.

У нас же кощунники не только целы и невредимы, но еще и преспокойно третируют тех, кто их пытался остановить, а общественность ведет себя так, как будто судят чудаков, отстаивающих преимущество русского кваса перед пепси-колой.

Провокаторов, задавшихся целью перессорить представителей разных конфессий, общество обязано привести в чувство. Во все века Вера любым народом защищалась, как самая высшая ценность, а веротерпимость считалась показателем культуры. Без веротерпимости мир погрузится в нескончаемые войны. Похоже, этого либерал-маргиналы и добиваются.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru