Русская линия
Вечерний Новосибирск04.09.2003 

Будет ли Закон Божий в школах?
Центральные СМИ с сенсацией явно поспешили

На этой неделе Министерство образования Российской Федерации выпустило приказ N 2833 под названием «О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ». Согласно приказу, школы имеют право бесплатно предоставлять представителям официально зарегистрированных религиозных организаций, действующих на территории России не менее 15 лет (кроме тех, кто имеет временное свидетельство о регистрации), помещения для проведения в свободное от основных занятий время религиозного обучения тех, кто изъявит желание. Этот воистину революционный приказ тут же вызвал протест правозащитных организаций, и, наоборот, представители традиционных российских религий, в частности, православия и мусульманства, не скрывали своего удовлетворения. Но на поверку оказалось, что и противники приказа, и его сторонники понапрасну проявляли свои эмоции — новый приказ, по сути своей, оказался совсем и не нов.

Еще четыре года назад Министерство образования РФ распространило рекомендательное письмо за N 14−53−281ин/14−04 от 04.06.1999 г. «О предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ в помещениях государственных и муниципальных образовательных учреждений». Как видно из наименований письма и приказа, преемственность сохранена полностью. А как раз это четырехлетней давности письмо в религиозных кругах было признано главным препятствием для проведения религиозного обучения в светских образовательных учреждениях. Почему? Чтобы это понять, стоит привести несколько выдержек из рекомендательного письма.

«Условия реализации программ обучения религии должны отвечать государственным и местным требованиям в части строительных норм и правил, санитарных и гигиенических норм, охраны здоровья обучающихся и работников образовательного учреждения, оборудования учебных помещений, оснащенности учебного процесса и образовательного ценза привлекаемого к обучению детей религии персонала религиозной организации». Если к этому добавить требования по обеспечению безопасности обучающихся, в том числе и актуальной в последнее время безопасности противопожарной, и многие, многие другие требования, которые предъявляются к учреждениям, где обучаются несовершеннолетние, то станет ясно, что фактически все это есть не что иное, как требования лицензирования. Сколько кругов канцелярского ада нужно пройти, чтобы получить лицензию на обучение, объяснять нет надобности.

Выдержка следующая: «Администрация образовательного учреждения обязана согласовать принимаемое решение в соответствии с уставом образовательного учреждения с органом самоуправления этого учреждения (советом, попечительским советом, общим собранием, педагогическим советом и др.)». То есть если кому-нибудь из перечисленных органов самоуправления и не перечисленных, скрытых под многозначительным «и др.», не понравится идея религиозного образования, то, как говорится, тут ему и «кердым».

И еще одна достойная внимания выдержка: «Используемая в процессе обучения религии литература и учебно-методические пособия, включая аудио- и видеоматериалы, должны иметь маркировку с официальным полным наименованием данной религиозной организации». Отсюда следует, что если, к примеру, православный приход изъявит желание обучать православию детей из близлежащей школы, то он должен предоставить на согласование все используемые для обучения материалы, выпущенные «данной религиозной организацией», то есть именно данным приходом. Найти приход, выпускающий «литературу и учебно-методические пособия, включая аудио- и видеоматериалы», весьма проблематично.

Таких подводных камней во вроде бы разрешающем письме можно найти массу. И, нужно сказать, эти расставленные умными противниками религиозного образования камни сработали беспроигрышно. Рекомендательное письмо 1999 года заканчивается следующими словами: «О практике использования данных рекомендаций просим проинформировать Министерство до 1 августа 2000 года». Стоит ли говорить, что ни одного сообщения о практике использования этих рекомендаций в министерство не поступило до сих пор? В связи с письмом, якобы разрешающим религиозное образование в светской школе, вспоминается анекдот про двух украинцев в зоопарке. «Мыкола! Бают, что этот слон сможет зараз зъист 120 буханок хлиба!» «Зъист-то он зъист, да хто ж ему даст?»

И вот появился приказ, точь-в-точь повторяющий давнее «разрешающее», а фактически «запрещающее» рекомендательное письмо. Журналисты центральных СМИ тут же преподнесли новый приказ как сенсацию, у знающих же людей это «новшество» вызвало лишь скептическую улыбку. Безусловно, декларирование возможности религиозного образования в светской школе в недавнем прошлом атеистической страны достижение великое. Тем более что до сих пор в некоторых регионах действуют местные указы о недопущении священнослужителей в школу. Теперь при доброй воле всех заинтересованных сторон появляется шанс приобщить подрастающее поколение к нравственным ценностям, основанным на мировоззрении религии, преобладающей в той или иной российской местности. Но вот нужно ли преподавать, скажем, Закон Божий в школах, даже, если на это изъявят желание некоторые учащиеся при согласии родителей и поддержке администрации? Как ни странно, многие здравомыслящие священники довольно скептически относятся к этой затее.

Причина для такого скепсиса вполне обоснованна: обучать Закону Божьему оторванно от богослужебной жизни просто невозможно. Должна быть соответствующая обстановка в семье, в самой школе. Приобщаться к религии в стенах образовательного учреждения, которое в российских условиях не светское, а атеистическое, просто невозможно. Те же из детей, для которых вера не простое любопытство, давно обучаются в воскресных школах, имеющихся практически во всех религиозных организациях всех конфессий. Но вот изучать основу культуры страны, в которой живешь, для подрастающего поколения просто необходимо. Российская же культура неотделима от культуры православной. Этот факт не оспаривают даже самые ярые правозащитники. Некоторые аналитики считают, что издание вышеупомянутого приказа есть не что иное, как очередной подкоп под факультативный предмет «Основы православной культуры» (ОПК), рекомендованный Министерством образования в прошлом году. Переключившись от ОПК к Закону Божьему, администрация образовательных учреждений, не преодолев всех возникающих при этом препятствий, в конце концов может расстаться и с идеей ОПК.

Попытки ввести в российских школах на добровольных началах факультативное обучения основам православной культуры вызвали в определенных кругах бешеное сопротивление. Дело дошло до судебных тяжб. И, надо сказать, противники ОПК своих целей по дискредитации предмета ОПК частично добились. По крайней мере, в полуторамиллионном Новосибирске школы, где пытаются ввести предмет ОПК, можно пересчитать по пальцам.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru