Русская линия
Комсомольская правда Сергей Зюзин,
Татьяна Максимова
27.08.2003 

Карающую икону убрали из Эрмитажа

Когда несколько лет назад профессор Борис Сапунов, сотрудник Эрмитажа, обнаружил на музейной стене эту загадочную икону, первой мыслью, что ударила мне в голову, было: сенсация! Так в «Комсомолке» появилась заметка «Икона-убийца в Эрмитаже» («КП» от 18 сентября 1996 г.). А рассказывалось в ней о необъяснимых вещах: музейным смотрительницам, чей пост располагался у старинной иконы «Спас нерукотворный», становилось плохо — они ощущали слабость в ногах, головную боль, повышение давления и в конце концов наотрез отказывались дежурить рядом с означенным ликом.

Чудеса? Нет, доктору наук верить в них не пристало, и тогда профессор Сапунов выдвинул такую гипотезу: икона обладает неким излучением — пусть оно условно называется «биополе», — которое способно воздействовать на психическое и физическое состояние человека И все-таки чудеса бывают! Редакция дала мне задание выяснить, как дальше сложилась судьба того магического «Спаса нерукотворного», публикацию запланировали на 28 августа. И тут обнаружилось, что на следующий день, в пятницу, церковь отмечает праздник «Спаса нерукотворного». Ну разве не чудо? Наверняка сам Спаситель пожелал, чтобы мы до конца разобрались в той давней и темной истории.

Реабилитация «Спаса»

Увы, в зале Эрмитажа под номером 151, где раньше висел «Спас нерукотворный», теперь искать загадочную икону бесполезно — ее убрали с глаз, упрятали в запасники. То ли вняв наконец мольбам смотрительниц, то ли во избежание нездорового любопытства всех, кто прослышал про магическое «биополе» иконы. Ничего, зато у меня на руках фотография «Спаса». Прости меня, Господи, я несу тебя на экспертизу! Эксперт — Вячеслав Губанов. Физик по образованию, он когда-то работал в секретном институте, а теперь возглавляет в Петербурге Институт социальной экологии — здесь он продолжает свои разработки по изучению человеческого сознания.

— Каким прибором померить «биополе» этой иконы? — взглянул на изображение «Спаса нерукотворного» Вячеслав Вилорьевич. — Только человеком. Живой прибор — единственное, что на сегодняшний день имеется для подобных целей.

Я не удержалась, сообщила, что это икона, возле которой людям становилось плохо.

— Это восхитительная икона! — озадачил меня «живой прибор» Губанов. — Светлая, чистая, очень мощная. И она ничуть не виновата, что людям становилось около нее плохо. Просто от нее исходит сила, которая заставляет мозг человека вибрировать на высокой частоте. А это выдержать может не каждый. Скорее всего, икона предназначалась для элиты, для управленцев, а не для службы широким массам.

— Мистика какая-то!

— Никакой мистики, только физика. Из сверхвысокочастотных сигналов формируется «биополе» любого живого или неживого объекта. В том числе иконы. Подошел к ней человек — она своим излучением задает направленность и частоту его мозгового излучения. Настраивает на поиск выхода из болезни или другой беды. Верующие называют это чудом.

Ну хорошо, допустим, человеческий мозг может работать как физический прибор. Но с какой стати этот прибор начинает работать под воздействием простой деревянной доски, расписанной красками?!

— А не всякая икона обладает излучением. Если икону «под старину» рисует халтурщик с целью заработать, то это — бесполезная штука, пустышка. Не зря раньше богомазы, прежде чем взяться за кисть, получали благословение церкви, выдерживали пост и молились святому, чей образ собирались писать. Так они, по убеждению Губанова, приводили свой мозг в согласование с энергоинформационными структурами, оставшимися после смерти святого. Ведь все святые когда-то были людьми. Но особенными! Добившимися феноменальных результатов в каком-то направлении. Скажем, Пантелеймон Целитель преуспел во врачевании. И художник, рисующий его образ, входит в особое состояние, превращаясь в приемник «целительского» излучения. И когда на иконной доске появляется образ, он начинает работать как генератор такой энергии. А дальше уже верующий через образ святого включает подсознательную настройку — на исцеление, утешение и т. д. Господи, не дай моей голове треснуть! Из последних сил залезаю на материалистические баррикады:

— Но ведь наши академики никаких «биополей» ни у икон, ни у человека не признают!

— Знаете, невежество — это тоже грех. Физики Шипов и Акимов выдвинули концепцию торсионных полей, из которой следует, что мозг — такая же физическая проблема, как Вселенная. Однако дальше академики идти не хотят.

Наука боится прослыть верующей.

Прости меня, Господи, но ведь один эксперт в поле не воин. Надо нам отыскать настоящего академика.

— Есть ли «биополе» у икон? — откликнулся мой знакомый доктор технических наук, член Академии наук. — Конечно! Дома у меня старинная икона, я измерял ее поле. Чем измерял? Сознанием, конечно.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru