Русская линия
Агентство Русской Информации — АРИ М. Ковалькова15.08.2003 

Государственность и российская цивилизация

Сегодня, в отличие от конца 80-х, разговор о патриотизме и объявление себя патриотом в глазах «передовой демократической общественности» уже не кажется столь предосудительным. Нынче патриотами стали все, даже те, кто лет пятнадцать назад что-то толковал о «прибежище негодяев». Однако и тогда, и теперь неизменно стоит вопрос, какая идея лежит в основе патриотизма всех этих людей. Что, наконец, для них значит Россия?

Часто приходится слышать, что Россия — это отдельная цивилизация, уникальная и неповторимая. Наверное, это действительно так. Своеобразие нашей традиционной культуры, единой в ее многообразных формах, позволяет говорить о стране как об особой системе, которая, впрочем, отнюдь не оторвана от внешнего мира. Однако здесь необходимо сразу определиться, что подразумевается под словом «цивилизация». Не секрет, что понятие это многозначно и имеет в научной литературе множество определений. Не будем все же вдаваться в суть этих философских, культурологических или геополитических дискуссий. Отметим только, что в любом случае апологеты особой российской цивилизации стремятся выделить некие ее характерные особенности. Ведь именно из этих определяющих черт и должна вытекать цивилизационная миссия России и русских.

Освещенная властью версия сущности российской цивилизации — ее «евразийство». Иными словами, Россия — это пространство между Европой и Азией, это и Европа, и Азия одновременно. Россия объединяет множество различных народов в единый суперэтнос. А скрепляет это единство российская государственность. Таким образом, нынешняя российская государственная идеология является продолжением советской формулы, выраженной в гимне СССР: «Союз нерушимый республик свободных сплотила вовеки Великая Русь». С тем только, что в известном тексте С. Михалкова все-таки звучала мысль о ведущей роли русского этноса в формировании государственности. Теперь же эта истина и вовсе почти забыта.

Далее следуют рассуждения о сущности самой государственности. Ее основу составляет сильная централизованная власть, способная держать под контролем все пространство, удерживать столь разные по этническому происхождению народы в одном государстве. Якобы без сильной власти неизбежны межнациональные конфликты, «парад суверенитетов» и прочие «прелести» многонационального государства.

Политические цели подобной идеологии очевидны. Перед нами логическая конструкция, обосновывающая существование режима в его нынешнем виде. Развитие этой мысли о сущности российской государственности ведет к заключению, что у России нет иного пути, кроме как укрепление «вертикали власти». Отсюда следуют и более детальные выводы, что демократия в нашей стране должна быть «ограниченной», что российскому менталитету более соответствует президентская, а не парламентская республика (в идеале хорошо бы было вообще иметь монархию). И вообще Россия может существовать только как империя с жесткой централизованной властью.

Но в государственности ли единство России? Является ли государственность главным признаком российской цивилизации, ее объединяющим началом?. В этом приходится сомневаться уже по одной только причине, что правящие круги страны на протяжении столетий (и цаская власть, и большевики, и поздние коммунисты, и нынешние «россиянцы») нарочито демонстрировали свой космополитизм и «интернационализм». А стало быть, де факто отмежевывались от той «сплотившей» Великой Руси. Государственная система существовала и управляла страной, но она, начиная с Петровской эпохи, находилась в постоянном конфликте с народной средой, с самим русским бытием. Она подавляла национальные творческие силы русских. А значит, и цивилизация развивалась не благодаря, а вопреки системе.

С другой стороны, неужели те русские люди, которые вынуждены были массово эмигрировать на протяжении всего ХХ столетия, не представляют нашу цивилизацию? Отвергнутые режимом, антинациональным по своей сути, они тем не менее сохраняли традиционное русское мировоззрение, русский менталитет. Многие из них, истинно талантливые люди, которым не дали самореализоваться на своей родине, оказавшись за ее пределами, внесли огромный вклад в развитие человеческой цивилизации вообще. Имена ученых, литераторов, деятелей культуры русского происхождения, прославившихся за границей, можно было бы долго перечислять. Их новаторство, безусловно, было выражением особенностей русского менталитета и русской культуры.

Хотя на протяжении столетий именно жесткая, централизованная государственность оформляла российское пространство, не следует считать это традицией, без которой невозможно дальнейшее развитие цивилизации. Примером здесь может служить Британская империя, некогда обладавшая многочисленными колониями по всему имру. Крах колониальной системы, который коммунистическая пропаганда некогда со злорадством представляла как признак приближения полного упадка «гнилого Запада», вовсе не означал падения цивилизации. Это была лишь трансформация, объективно необходимая и полезная всем. Образование многочисленных «банановых республик» ни чуть не уменьшило западного влияния там. А для крупных финансовых кругов формальная независимость бывших колоний оказалась особенно выгодной, так как ответственность за деятельность на этих территориях теперь ложилась на плечи местных правительств.

В данном случае наиболее существенен вопрос об англосаксонской цивилизационной миссии в мире. А ее успех никто не может отрицать. Северная Америка, Австралия — вот наглядный пример. И пусть Соединенные Штаты добились независимости от Британской короны еще в XVIII веке. Теперь именно они являются главным центром англо-саксонской цивилизации.

Америка — страна эмигрантов. Эта известная фраза, безусловно, верна. Она также подразумевает продолжение — «…со всего мира». Однако давайте задумаемся, можем ли мы считать все население США единым суперэтносом, все элементы которого равноправны. Расовые противоречия («черный расизм», пришедший на смену «белого»), подозрительно-неприязненное отношение к латиноамериканцам, обособленность азиатских эмигрантов — все это свидетельствует об обратном. Но и среди белого населения явно лидируют потомки англосаксов, и именно в их руках сосредоточены в США ключевые посты (правда, в последние десятилетия наблюдается жесткая конкуренция с еврейской общиной). Однако, несмотря на всю эту разнородность американского населения, мы все же не можем не видеть в Северной Америке реализацию англосаксонской цивилизационной идеи, воплощенной вовсе не в форме единой мощной Британской империи. Через этот этап цивилизация прошла и отказалась от него, признав неэффективным. Но тем не менее она не сдала свои позиции.

Так что же такое цивилизация вообще и российская цивилизация, в частности? Как определись ее суть и пределы? Здесь неправомерно выдвигать на передний план какой-либо политический фактор, например государственные границы, форму общественного и политического устройства, господствующую идеологию и пр. Все это непосредственным образом связано со способом существования цивилизации, однако скорее является ее следствием, чем причиной. Государственность оформляет пространство, являясь механизмом общества — носителя определенных цивилизационных ценностей.

Официальная российская пропаганда пытается умолчать об этническом признаке цивилизации. А ведь этносы как форма существования человечества являются носителями определенных свойств и традиций взаимодействия человека с окружающим миром, что и характеризует цивилизацию. Россия (пусть «многонациональная и многоконфессиональная») была создана в первую очередь русскими. Правда, и здесь нельзя игнорировать множество комплементарных русскому народу этносов, взаимодействующих с ним в цивилизационной деятельности. Но все же есть некий национальный стержень, вокруг которого формируется все остальное. Это некие принципы взаимодействия человека с окружающим миром и другими людьми, определяющие и религиозное сознание, и характер государственности, и господствующие в обществе идеи. Принципы, которые заключены в национальном сознании — прежде всего русского большинства.

Русскому народу сегодня не нужна могучая снаружи и нищая внутри империя, пугающая своим безумием весь мир. Не нужна «сильная», своей бесконтрольностью власть, поражающая воображение своей роскошью и величием, но игнорирующая собственный народ, лишающая его последних надежд на свободу и самореализацию. Нужны другие качества власти, справедливость, нравственность, органическая связь с народом. Нам сегодня необходима национальная система, в которой в полной мере смогли бы проявиться творческие силы нации, в которой каждая личность нашла бы оптимальные условия для саморазвития, в которой слово «свобода» не была бы пустым звуком и декоративным эпитетом для предвыборных речей. Только таким образом может быть выполнена цивилизационная миссия России.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru