Русская линия
Московский комсомолец Марина Перевозкина11.08.2003 

Крымские волки
Превратится ли знаменитый курорт в черноморское Косово?

Сладкую послеобеденную дремоту небольшого крымского курортного местечка внезапно нарушает протяжный крик муэдзина: «Аллах акбар! Аллах акбаррр!» Усиленное динамиками заунывное пение несколько минут несется над пыльными улицами приморского поселка, по которым бегают белобрысые славянские дети. Это значит, что для жителей села Морское настало время полуденной молитвы.
Уже более десяти лет тянется процесс возвращения на родину крымских татар. Идет он болезненно, в немалой степени потому, что «контроль над ситуацией» взяли политические силы. А там, где политика помножена на корысть и халатность, — добра не жди…
«Политический крест»

Согласно правилам, утренний намаз положено совершать от начала рассвета до восхода солнца, ночной — в первую треть ночи. Помню, как в Анкаре муэдзин разбудил меня на рассвете. Уснуть потом было уже невозможно.
— Мне, может быть, тоже не нравится, когда по воскресеньям колокол звонит целый день, — говорит лидер местного отделения меджлиса крымско-татарского народа Февзи Джириков. — Но я же молчу. Вот кресты — дело другое. Взяли — на горе поставили девятиметровый крест. Мы его свалили. С какой целью поставили этот политический крест?..
История в Морском — у всех на памяти. В 2000 году здесь был установлен Поклонный крест в честь двухтысячной годовщины Рождества Христова. Такие кресты ставили по всему Крыму. Но в Морском его срезали автогеном. С этого и начался «крестоповал» — кресты валили по всему полуострову. А здесь еще и подожгли православный храм.
«Крестоповал» вызвал у русских и украинцев Крыма состояние, близкое к шоку. Напряженность, которая с самого начала ощущалась между вернувшимися из депортации крымскими татарами и остальным населением, приобретала очертания религиозной войны. Вспоминали о косовских албанцах, которые после разгрома Милошевича под защитой мирового сообщества принялись взрывать древние храмы сначала в Косове, а потом и в Македонии…
Простые люди, татары и славяне, претензий в общем-то друг к другу не имеют и живут между собой дружно. Конфликт никому не выгоден: при малейшем обострении отдыхающие не приедут, и жить станет не на что. И та и другая сторона считают, что кто-то их специально стравливает. Русские обвиняют меджлис. Говорят, что экстремисты — там. Меджлисовцы — обвиняют казаков.

Самопровозглашенный «Татарстан»

Дома крымских татар в Морском стоят обособленно — их поселок называют здесь «Татарстаном». Дом Февзи Джирикова не то чтобы роскошный, но вполне приличный: два этажа, типичная для татарских домов крытая галерея, сад. Достаточно для достойной жизни небольшой семьи: у Февзи трое сыновей, дома живет лишь младший. Говорят, впрочем, что это не единственный дом Джирикова.
— Второй дом — это дом моей матери, маленький татарский домик, — объясняет Февзи. — Она уехала на время. О чем вообще разговор?! Это же все наша земля — до депортации здесь было чисто татарское село. Мы же никому не говорим: убирайся! Хотя они в наших, дедовских домах живут…
Большинство местных жителей с пониманием относится даже к самозахватам: пусть, люди же пострадали. Хотя вопрос о земле здесь самый болезненный. Земля в Крыму неравноценна. За счет небольшого домика на берегу можно замечательно жить, а землю в степном Крыму надо обрабатывать. Крымские татары, возвращаясь из депортации, сначала селились там, где было место. Теперь многие стремятся из степного Крыма перебраться на побережье. У местного славянского населения это вызывает ощущение, что их вытесняют, и опасения за свою судьбу.
— Мой сын родился здесь, ему 31 год. У него нет другой родины, — рассказывает местная активистка Марта Овчинникова. — Нет, говорят, вы уезжайте отсюда. Даже от ребенка можно услышать: это моя земля, пошел вон отсюда…
Население Морского — 2353 человека, татар — 431. За последние годы сельсоветом под застройку выделено всего 396 земельных участков, из них 298 — крымским татарам. Но татарские активисты утверждают, что при раздаче земли их обделили.
Недавно татары под предводительством Джирикова захватили землю на берегу моря, которую сельсовет Морского отдал в долгосрочную аренду одному московскому АО. Отдал с условием, что москвичи построят культурно-спортивный комплекс. Но в одну прекрасную ночь на берегу, как из-под земли, выросли палатки и вагончики, появился огромный голубой с золотом флаг. Знакомая картина татарского самозахвата, или, как говорят меджлисовцы, самовозврата земли. Отличие было в том, что впервые была захвачена по сути российская территория. Это был откровенный вызов, но Россия промолчала. Не захотел дать оценку событиям и гендиректор пострадавшей фирмы, к которому «МК» обратился за комментариями.
Между тем вся эта история чуть было не привела к кровопролитию. В Морском шумели два отдельных митинга: татарский и славянский. В село были введены внутренние войска. Согласительная комиссия решила: землю на побережье отдадут татарам, но при условии, что построят тот самый курортный комплекс, который должна была строить российская фирма.
Конечно, комплекс строить даже не начали. Слева от шоссе, вдоль побережья, прилепились к холму десятка два малюсеньких домиков из ракушечника, похожих на гнезда ласточек. Их никто и не думает сносить. Каждый домик — на две комнатки. Понятно, что строились они для того, чтобы сдавать отдыхающим. Плещется на ветру голубой флаг татарского меджлиса. Говорят, один или два этих домика принадлежат лично Февзи Джирикову…

Тень волка

В Старом городе Бахчисарая перед двухэтажным зданием загса стоит одинокая фигурка Пушкина. Но сотрудники загса теперь занимают только верхний этаж: нижний еще в 1992 году был захвачен бахчисарайским отделением меджлиса. Самовольно заняв помещение площадью около 100 кв. м, активисты меджлиса вырезали самодельную круглую печать и приступили к работе. В частности, в нарушение законодательства зарегистрировали на этот адрес (Бахчисарай, ул. Пушкина, 1) 11 организаций.
Прокуратура Крыма признает, что помещение занято незаконно, печать — самодельная. Но вот что ответил прокурор Харченко на депутатский запрос: «Печать, которой пользуется бахчисарайский районный меджлис, является самодельной, разрешение на ее изготовление органами МВД не выдавалось, т. е. пользование такой печатью не порождает ответственности за ее изготовление и пользование, поскольку она не является официальной». То есть поскольку печать липовая, то и ответственности никакой.
Разумеется, меджлис не платит ни за аренду помещения, ни за коммунальные услуги. ЖЭУ предпринимает вялые попытки его выселить, но воз и ныне там.
Депутат Верховной рады Крыма Олег Родивилов считает, что здесь имеют место двойные стандарты при применении законов в отношении граждан разных национальностей. Ведь страшно подумать, что было бы, если б нечто подобное сделали русские, украинцы, греки или евреи. Такое в Крыму сходит с рук только татарам. Хотя ситуация, когда одна нация немного «равнее» других, не может быть выгодна и им самим, потому что мешает нормальной интеграции в крымское общество. Но от членов меджлиса можно услышать: нам и не нужна интеграция, потому что интеграция — это ассимиляция.
Недавно заместитель председателя Верховной рады Крыма и одновременно член президиума меджлиса Ильми Умеров опубликовал в «Крымской правде» свой комментарий: «Лично мне всегда противно слышать о равных правах для всех народов, населяющих Крым… Своеобразные представления второго человека в Крыму о равенстве народов уже давно реализуются практически. Например, только крымско-татарский народ имеет совет своих представителей при президенте Украины. Почему-то нет ни совета греческого, ни совета немецкого народов, хотя депортации подверглись и греки, и немцы, и болгары…
Уже готов проект закона о статусе крымско-татарского народа, который будет рассматривать Верховная рада Украины. Как сообщил «МК» заместитель председателя меджлиса Ремзи Ильясов, закон предполагает признание татар коренным народом Крыма, национально-пропорциональное представительство для них (и только для них) во всех органах власти, признание татарского языка в Крыму наравне с государственным.
Кстати, меджлис — орган незарегистрированный. Регистрироваться он не хочет принципиально. «Мы будем регистрироваться не как общественная организация, — сказал «МК» Ремзи Ильясов, — а как Верховная рада Крыма, только на таких условиях». По сути же меджлис является параллельным органом власти в Крыму. Своей целью он считает создание национально-территориальной крымско-татарской автономии. Его оппоненты утверждают, что это лишь программа-минимум.
Меджлис тесно сотрудничает с разнообразными турецкими структурами, в частности с TIKA (Агентство международного сотрудничества с тюркоязычными государствами). Это специальный отдел МИД Турции, созданный в 1992 году. Но есть контакты и с более экзотическими организациями. Например, 26 августа 1995 года Мустафа Джемилев и известный уже нам Ильми Умеров встречались в Турции с полковником Альпасланом Тюркешем и обсуждали с ним «ситуацию в Крыму в свете недавних бандитских нападений на крымских татар». Полковник Тюркеш, ныне покойный, многие годы был главой пантюркистской Партии националистического действия (ПНД) и ее террористического крыла, организации «Боз курт» — «Серые волки» (серый волк — почитаемый символ пантюркистов). Интересно, знал ли Мустафа Джемилев, с кем имеет дело? Да, это был тот самый Тюркеш, который призывал: «Действуй, о турок! Нет у нас больше Румелии, Венгрии, Сирии, Ирака, Палестины, Египта, Алжира, Крыма и Кавказа. Действуй как серый волк, пусть возродятся былые времена. Пусть над всеми в мире возвысится Турция».

Для особо одаренных

Под Бахчисараем, в долине реки Бельбек, на окраине села Танковое находится республиканская общеобразовательная школа-интернат для одаренных детей. Ее учебный корпус занимает старинный особняк посреди огромной усадьбы. Будка охранника пустовала, звонка не было. Ни стук в ворота, ни мои возгласы не возымели успеха, хотя во дворе были люди. При попытке войти без приглашения на меня с яростным лаем набросилась собака. У забора я обнаружила сторожа в татарской тюбетейке, который все это время с интересом наблюдал за моими попытками проникнуть внутрь. Сторож сообщил, что время для визита неудачное: экзамены, к тому же уже вечер, остались только ночные воспитатели. Но говорить ни они, ни дети со мной не будут.
У сельского магазинчика на прицепленной к мотоциклу тележке сидела беленькая девочка с ведром клубники. Катя охотно рассказала, что сельские ребята с мальчиками из лицея не дружат, потому что те появляются в поселке редко и только группами в сопровождении воспитателей. Тут в разговор вмешался Катин папа:
— А вы что, разве не знаете, что это за лицей? «Серые волки», турецкая разведка…
Танковский лицей — единственный в Крыму общеобразовательный интернат для одаренных детей (есть еще лицей искусств, но это для детей с художественными наклонностями). По данным последней переписи, в Крыму 12% крымских татар, 58% русских и 24% украинцев. А в этой школе для самых одаренных детей почти 80% - крымские татары. Причем исключительно мальчики. Но нигде, ни в каких документах или уставе лицея не говорилось, что это — национальная школа, специально для татар. Наоборот, когда ее создавали, предполагалось, что она — для всех крымских детей. Был отправлен запрос в министерство образования: каким образом происходит отбор детей для обучения в лицее? Ответ первого заместителя министра Каврайского пролил свет на загадочный этнографический феномен: оказывается, одаренность детей определяли по тестам, которые обрабатывались при помощи компьютерных программ в… Турции. То есть желающим поступить в лицей раздавались экзаменационные задания, дети отвечали на вопросы, а потом листы с их ответами запечатывали в конверты и отправляли в Турцию. А уже там взрослые дяди решали, какой ребенок достоин учиться в лицее, а какой — нет.
При чем тут, собственно, Турция?
Оказалось, что при создании лицея (который, подчеркиваю, является государственным учреждением) был заключен договор между минобразования Крыма и турецкой фирмой «Чагь огретим ишлетмелери» («Новое время»). И по этому договору турецкая фирма получила право готовить вопросы тестов для отбора учащихся, а также проводить этот отбор. Кроме того, она может участвовать в составлении учебного плана лицея и присылать своих представителей в качестве преподавателей и воспитателей.
Возникает вопрос: за какие особые заслуги турецкая фирма получила возможность контролировать отбор учащихся в единственный в Крыму интернат для одаренных детей, а также влиять на содержание учебно-воспитательного процесса? Может быть, она взяла на себя все расходы по содержанию лицея? Но он в основном финансируется из республиканского бюджета. Согласно официальной справке, с 1995 по 1999 год финансовые вложения фирмы не превысили 30% (в 1995 году — 3%). Правда, три раза поступала помощь в виде одежды, еды, канцтоваров. Но в этих расчетах не учитывается, что Крым выделил здание для лицея (имеющее историческую ценность), большой участок земли, а в 1994 году Госкомнац перечислил на счет интерната восемь миллиардов карбованцев, которые пошли на ремонт, мебель, лабораторное оборудование. Так что реальный вклад фирмы, по мнению экспертов, не более 10% от общих расходов.
Зато фирма прислала в лицей турецких преподавателей. В 2000 году их было 20 человек, причем на момент проверки восемь не имели виз. Сайт в Интернете обещает, что выпускники лицея будут свободно владеть английским и турецким языками. Действительно, объем преподавания турецкого языка больше, чем украинского и русского, вместе взятых. Основные предметы преподаются на английском. Из первого выпуска лицеистов 28 человек поступили в турецкие университеты, из них 4 — в стамбульский университет «Аль-Фатих», основателем которого является один из идеологов пантюркизма Фетхуллах Гюлен. Этот человек известен также как руководитель радикальной исламской секты «Нурджулар», проповедующей идею создания «Великого Турана», включающего тюркоязычные и мусульманские регионы России и СНГ. Депутаты крымского парламента утверждают, что именно «Нурджулар» стоит за фирмой «Чагь огретим ишлетмелери» и турецкими преподавателями лицея. Служба безпеки (безопасности) Украины данными об этом не располагает, но подтверждает, что «в указанном учебном заведении турецкими педагогами действительно осуществляется преподавание школьникам Корана.
Кстати, следы этой фирмы замечены и в России. Вот бы рыцарям плаща и кинжала из Службы безпеки обратиться за советом к своим российским коллегам. Те недавно обнаружили, что несколько десятков учебных заведений на территории России финансируются турецкими фирмами, фондами, ассоциациями, связанными с «Нурджулар». Многие уже закрыты. Все эти многочисленные татаро-, дагестано-, карачаево-черкесско-турецкие лицеи как две капли воды похожи на танковский.
— Минобразования и правительство Крыма за счет бюджета, то есть на деньги русских, украинцев, греков создает внутри крымского общества моноэтническую протурецкую элиту, — утверждает депутат Родивилов.
Через несколько лет выпускники лицея займут ведущие позиции во властных структурах Крыма, в бизнесе. Чьи интересы они будут отстаивать?..
Гору Демерджи называют здесь еще Екатерин-горой, или Катюшей. В ее причудливых изломах местным жителям мерещится профиль Екатерины. Говорят, что каменная императрица пристально и грозно смотрит в сторону Турции, этого вечного соперника России на Черном море.
Пантюркисты никогда не отказывались от претензий на Крым. И пока недалекое и корыстолюбивое чиновничество с выгодой для себя распределяет крымскую землю, ситуация все больше приобретает черты «управляемого конфликта», хорошо знакомого по Югославии. И вовсе не кажется невероятным, что после какой-нибудь провокации может встать вопрос о введении в Крым «для защиты тюркского населения» натовских миротворцев… Разумеется, турецких.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru