Русская линия
Парламентская газета Павел Богомолов07.08.2003 

Пастырь останется с нами

Казалось бы, почти вчера я разговаривал с 90-летним иерархом Русской православной церкви — митрополитом Антонием Сурожским. И вот пришла горестная весть о его кончине.

Наш последний разговор с ним состоялся на лондонской церемонии награждения главы нашей епархии в Британии международной премией имени Андрея Первозванного. «За большой вклад во всемирный диалог цивилизаций и неустанное служение людям» — эти слова о выдающемся священнослужителе и теологе, чьи труды изданы впечатляющими тиражами и в России, и на Западе, полностью соответствуют истине.

— За несколько месяцев до Первой мировой войны, — делился пастырь со мной воспоминаниями, — мы выехали с отцом, царским дипломатом, в Иран. Так, собственно, и начались мои скитания по зарубежью. Ну, а Вторую мировую я встретил военно-полевым хирургом в отступавшей под натиском вермахта французской армии. Участвовал в движении Сопротивления. После войны, пообещав служить церкви одному священнику на его смертном одре, я принял монашеский постриг, сменив имя Андрей на Антоний. С тех пор и тружусь ради одной цели — воздать высшей мерой Родине и Вере нашей за то, что они щедро наделили нас русской душой, христианской нравственностью, языком и культурой.

С 40-х годов был у Антония выбор между двумя церковными карьерами. Легче всего было, что называется, «пристать» к зарубежной РПЦ, возникшей на белогвардейской волне на Западе в 1926 году и не желавшей иметь ничего общего с Московским патриархатом. Антоний сознательно избрал служение в тех находящихся за границей храмах, которые принадлежат тысячелетней Русской православной церкви и подотчетны именно ей. И ведь это несмотря на то, что возвратиться из эмиграции на Родину было в те годы практически невозможно.

— Меня сызмальства учили любви к Отечеству, и я всегда мечтал туда вернуться, — говорил мне владыка. — Переселиться насовсем так и не удалось, но даже короткие поездки в Россию, как и назначение меня главой Сурожской православной епархии в Британии, стали неподдельным счастьем. Обо всем этом — мои книги, которые, поверьте, прямо-таки рвутся из сердца. До последнего вздоха я буду оправдывать свои духовные истоки и звание россиянина.

Состоявшийся в Сарове Священный синод РПЦ удовлетворил просьбу митрополита об уходе на покой по состоянию здоровья. В решении, принятом по этому поводу, подчеркивалось: «Неустанными заботами митрополита Антония из небольшого русского прихода в Лондоне возросла известная европейская епархия Московского патриархата, объединившая не только русскую православную диаспору, но и людей иных национальностей».

И вот скорбное известие: в ночь на 5 августа митрополита Антония Сурожского не стало. Тяжелая, огромная утрата, возместить которую не дано ничем и никем. «Русский Лондон», как и миллионы наших единоверцев по всему миру, склоняет голову перед памятью выдающегося пастыря, чья неподкупная совесть, добродетельно-пламенное слово Божие и наставнический перст навсегда останутся с нами.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru