Русская линия
Tagesspiegel Эльке Виндиш14.07.2003 

Давление растет
Два теракта в течение недели — в России возрастает опасность террора. Причина — политика Москвы по отношению к этническим меньшинствам. Те хотят большей свободы.

Террор в России
Статистика террористических актов в России обновляется так же часто, как сайт предприятия, которое что-то из себя представляет, — ежедневно. Еще не были преданы земле последние из погибших в прошлую субботу на рок-фестивале, когда милиция в последнюю минуту предотвратила новый кровавый теракт в одном московском ресторане. И снова это была молодая чеченка, которая хотела взорвать себя, унеся за собой в могилу как можно больше жизней.

Террористы-смертники — к тому же женщины — относительно новый феномен для России. Дьявольские всходы радикального фундаментализма, который вытесняет на Северном Кавказе классический толерантный ислам, считающий смертным грехом как самоубийство, так и убийство невиновных. Процессы, о которых эксперты стали говорить сразу же после начала первой чеченской войны. Однако Чечня — это только вершина айсберга.

Федерализм, зафиксированный в конституции, и создание вертикали власти, провозглашенное президентом Владимиром Путиным три года назад, в начале его президентского срока, абсолютным приоритетом, являются взаимоисключающими государственными целями. Противоречие, которое Кремль пытался разрешить путем преобразования министерства национальной политики в министерство по делам федерации. «Самоубийственное предприятие», — отозвался об этом один из членов Академии наук.

Пожалуй, это верно. Сегодня Россия является этническим лоскутным ковром. И это результат 400-летней политики экспансии — от волжских степей через Кавказ до Тихого океана.

Согласно осенней переписи населения, в России проживают примерно 130 народов. Некоторые из них насчитывают миллионы, другие — несколько тысяч человек. Чеченский и татарский языки имеют так же мало общего, как немецкий и турецкий, калмыцкий и ненецкий — столько же сходства, как английский и язык пигмеев. Только в кавказской республике Дагестан двухмиллионное население складывается из двенадцати основных народностей, которые наряду с русским языком имеют еще пять официальных языков. И конфликты интересов здесь чаще разрешаются при помощи оружия, чем путем всесторонних дискуссий.

Злосчастное наследство Советов

Все это — часть злосчастного наследства советского времени, когда Сталин проводил произвольные границы через районы, заселенные одним народом, и насильственно создавал искусственные территориально-национальные объединения — так, карачаевцев, тюркский народ, он объединил с черкесами, коренными жителями Кавказа, а их кабардинских родственников — с балкарами. Мина замедленного действия, которую Россия до сих пор не смогла обезвредить.

Национально-территориальные объединения — в России существует 21 национальная республика, 10 национальных округов и одна автономная область — и договоры о разграничении полномочий между центром и регионами не дают ничего, если самоуправление существует только в виде лозунгов, а политические проблемы не решаются путем переговоров. Тем не менее внутренняя автономия, при помощи которой последние цари обеспечивали спокойствие на Кавказе, — основное требование, в частности, чеченцев, большинство которых перед войной не ставило под сомнение свое пребывание в составе Российской Федерации. Самостоятельность для них означает гораздо больше, чем свободу выбора между быком и орлом на государственном гербе, что гарантируется новой конституцией, которую Путин подает как начало мирного процесса. «Мы готовы жить вместе с вами, но позвольте нам на нашей земле жить по нашим обычаям», — говорил русским уже вождь мятежников Шамиль, когда 150 лет назад чеченцы и дагестанцы отвоевывали Кавказ.

«В переводе на современный язык, — считает бывший министр по делам национальностей Рамазан Абдулатипов, этнический аварец и глубокий знаток предмета, — Шамиль требовал только порядка, такого, какой сделал рай из Швейцарии».

Однако Москва, жалуется даже лояльный Минтимер Шаймиев, президент Татарстана, оказывает «давление даже там, где в этом нет никакой необходимости». Так, закон о государственной письменности, который распространяется на все народы России, несмотря на фонетические особенности их языков, делает обязательным для всех кириллический алфавит, разработанный для славянских языков.

В качестве национальной идеи — при поиске которой потерпели неудачу как бывший президент Борис Ельцин, так пока что и Путин, — это настолько же непригодно, как попытки поставить Иисуса на пьедесталы памятников, где раньше стоял Ленин. Хотя бы теоретически коммунистический принцип интернационализма в Советском Союзе препятствовал делению наций на высший и низший сорт, что является само собой разумеющимся для Русской православной церкви. «Православными», то есть правильно славящими Бога — таково самонаименование русской официальной церкви — не являются даже христиане других вероисповеданий. Не говоря уже о последователях других мировых религий, коих в России — пятая часть населения.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru