Русская линия
Российская газета Борис Картин09.07.2003 

Дорога к храму
Через 10 дней в Екатеринбурге откроется храм, возведенный на месте знаменитого Ипатьевского дома, где была казнена царская семья

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге, в подвале Ипатьевского дома была расстреляна семья последнего из российских самодержцев — Романова…

Каким только ни рисовала судьба «замыкающего» царствовавшей династии: простаком-«подкаблучником» на троне, «кровавым» императором, самодовольным «хозяином земли русской», как собственноручно Николай II написал в опросном листке всероссийской переписи, проходившей в его время, и, наконец, — великомучеником…

Казалось бы, с крышкой последнего надгробья «монархическая тема» в России закрылась окончательно и бесповоротно. Однако покаяния не наступало. Некая недосказанность продолжала витать и над самой Вознесенской горкой в Екатеринбурге, где разыгралась трагедия. Над землей, на которой почти полтора столетия двухэтажно высился особняк, носящий имя последнего своего владельца — Николая Ипатьева.

78 дней, проведенных Романовыми в стенах «Дома особого назначения», как нарекли его уральцы в суровую пору Гражданской войны, с годами привлекли к нему небывалый, паломнический интерес. Сначала Ипатьевский дом провозгласили памятником истории и архитектуры, стали величать «символом правосудия» над эксплуататорами, его посетили делегаты 6-го конгресса Коминтерна и даже фотографировались в кровавом помещении…

Но странное дело: от десятилетия к десятилетию «героический» налет этой достопримечательности Екатеринбурга (Свердловска) вдруг стал тускнеть.

«Символ правосудия» превращался в «символ беззакония». В 1975 году председатель Комитета госбезопасности СССР Юрий Андропов специальной запиской привлек к этой «метаморфозе» внимание Центрального Комитета КПСС. И тот с решением не задержался: в считанные дни принимается постановление «О сносе особняка ИПАТЬЕВА в гор. Свердловске».

Свердловская областная партийная организация, которую возглавлял тогда Яков Рябов, исполнять решение, впрочем, не спешила: благо, Ипатьевский дом числился среди объектов старины, охраняемых государством.

Эту «зацепку», противоречащую вердикту ЦК КПСС, обошли элементарно: при очередном уточнении реестра «исторического и архитектурного» наследия областного центра «Дом особого назначения» просто… забыли. И обесчестили во второй раз: после неоднократных напоминаний со Старой площади и из Кремля Борис Ельцин, сменивший к тому моменту Якова Рябова на посту лидера местных коммунистов, в сентябре 1977-го ушел в отпуск, и… на Ипатьевский дом двинулись бульдозеры.

Ладно скроенный умелыми руками тот три дня стойко «держал оборону». Да разве устоишь перед натиском мощной землеройной армады. Снесли Ипатьевский подчистую. Даже корней не оставили. С неистовым усердием выдирали уральцы из своей земли закладные камни немого свидетеля расстрела царской семьи и их приближенных. В несколько заходов корчевали «Дом особого назначения». Да не выкорчевали: на месте истерзанной усадьбы вскоре появился православный крест, затем — часовенка…

31 января 1997 года губернатор Свердловской области Эдуард Россель издал указ «О воздвижении в городе Екатеринбурге храма — памятника на Крови во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших». Приступить к его возведению решили, «учитывая общественную важность зримого символа духовного возрождения народа, в целях обеспечения государственной поддержки решения Священного Синода Русской православной церкви и в связи с обращением Епархиального совета Екатеринбургской епархии». «Прописали» храм на месте убийства Николая Романова и членов его семьи.

…Позади — шесть с половиной лет творческих исканий историков, архитекторов, проектировщиков, строителей, священнослужителей, дизайнеров. Россель и Ельцин — профессиональные строители, цену высокому качеству работ знают не понаслышке. Потому и без того высокая планка ответственности за воплощение задуманного здесь обретает имя собственное — исполнителя. Так издревле повелось в кругу мастеровых людей Урала: механики Черепановы, гидротехник Ушков, сталевар-скоростник Болотов, «тысячник» Босый… Имя — как личный «знак качества».

Имя стало допуском и к работам на екатеринбургском храме-памятнике: если колокола — то от каменск-уральского литейщика Пяткова, если «вязь оград чугунных» — непременно каслинских мастеров, а штукатурные растворы и сухие строительные смеси под художественную роспись сводов — от пермского управления «Уралэнергострой"… Сложный культурно-исторический и религиозный комплекс сооружается на скорбном месте казни Романовых, расстрела самодержавия как формы правления на Руси. Не случайно, архитектура его решена в русско-византийском стиле, характерном для имперских храмов конца ХIХ — начала ХХ веков, так любимом Николаем II. На месте окутанного легендами Ипатьевского дома поднялось пятикупольное храмовое сооружение, общей площадью три тысячи квадратных метров. По утверждению его архитекторов, оно через столетия продолжает «историческую линию» нашего отечественного церковного зодчества.

Комплекс храмовых построек включает в себя два храма и Патриаршие подворье. «В цокольной части возводится, — рассказывает заместитель начальника управления капитального строительства Свердловской области Вячеслав Лебедев, — заупокойный храм на Крови. Рядом с алтарем воссоздано место расстрела — «русская Голгофа», доступная для обозрения. Здесь же — Музей пребывания последнего императора в Екатеринбурге, Романовский зал памяти царской династии (с мемориальными плитами членов семьи Николая II, бронзовыми барельефами всех царствовавших), конференц-зал на 200 мест с возможностью использовать его в религиозных и светских целях. Поражает иконостас. Уникальность его в том, что состоит он из восьмисот деталей, изготовленных искусными мастерами Сысертского фарфорового завода. Верхний храм — Во имя всех Святых — имеет площадь около тысячи квадратных метров. В нем также установлен иконостас, но не из фарфора, а из белого мрамора — длиной 30 метров, высотой — 12. В структуру помещения включена и сень над местом расстрела, органично просматриваемая с верхнего уровня. Получается, пространство «русской Голгофы» объединяет храмы в единую композицию — единения прошлого, настоящего и будущего России.

Подобный прием, предложенный авторской группой проекта, возглавляемой главным архитектором Свердловской области Григорием Мазаевым, аналога не имеет. Екатеринбургский — станет третьим в России храмом на Крови. Первые два: в Санкт-Петербурге (где произошло террористическое покушение на Александра III) и в Угличе (на месте убийства царевича Дмитрия).

Всем миром возводится храм-памятник на стыке Европы с Азией: вдохновенно трудятся на площадке строители Свердловской, Пермской, Челябинской областей. «Каменный пояс России» щедро поделился своими сокровищами — литьем, гранитом, мрамором, древесиной ценных пород, в золотые покрытия из нитрит-титана одел купола. Уже взошла на постамент и отлитая в цехах «Уралмаша» скульптурная композиция художника Константина Грюнберга, символизирующая «23 ступени из жизни семьи Николая II, ведущие вниз».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru