Русская линия
Правда.Ru Николай Еремин10.07.2003 

Безбожник я! И не ищу я Бога. А вместе с ним сходят с ума и воинствующие атеисты

Поэт Ефим Е. был при социализме атеистом. Его отец, старый чекист, видевший Ленина и Свердлова на нескольких партийных съездах, любил, будучи уже старым, рассказывать пионерам и комсомольцам в школах и вузах, как он, член организации «Воинствующий безбожник», выполнял волю вождей мирового пролетариата и боролся с религиозным дурманом.
«Приезжаем мы, это, значится, в волость с приказом на руках, забирается на колокольню, сбрасываем колокола на землю, сворачиваем кресты золоченые, срываем иконы с иконостаса, рубим их в мелкие щепки на церковном дворе, зажигаем костер, выводим священников, попов-мракобесов этаких, ставим к стенке — и пиф-паф из маузеров… А в церкви делаем конюшню или зерносклад…»
Еще любил рассказывать старый чекист, как с Лениным он на коммунистическом субботнике бревно переносил.
«Дай, Ильич, тебе подсоблю, бревно, чай, тяжелое, — и плечо подставляю. А Ильич хохочет: „Мне этот труд — в радость!“ Но от помощи не отказывается».
Вполне естественно, что Ефим пошел по пути отца. Яблоко от яблони недалеко падает.
Окончил он школу чекистов, институт имени Ф. Дзержинского, долго был на оперативной работе и в конце концов стал партийным секретарем по идеологии Абаканского обкома КПСС.
40 церквей насчитал в Абаканске писатель Антон Павлович Чехов, когда проезжал через город на Сахалин, чтобы описать жизнь русского народа, и не случайно отметил, что Абаканск — самый красивый, пожалуй, город в Сибири. Куда ни глянь — золотые купола, и благовест слышен со всех сторон… «Какая вольная, счастливая жизнь, должно быть, настанет здесь со временем», — думал писатель-путешественник.
Но революционные деятели, соратники Ефима Е., приближая счастливую жизнь до его приезда, явно перестарались.
36 церквей они взорвали, а оставшиеся превратили в пушной склад, котельную и в механическую мастерскую.
Лишь одна, Троицкая церковь на Покровской горе, рядом с кладбищем, не пострадала и функционировала, хотя с нее и были сбиты золоченые кресты.
Вот над этой-то церковью и взял шефство секретарь по идеологии.
В педагогическом, политехническом и сельскохозяйственном институтах распорядился он открыть кафедры атеизма, а во всех школах-десятилетках — ячейки организации «Воинствующий безбожник».
Членам организации вменялось в обязанность нести круглосуточные дежурства вокруг церкви и на кладбище во время религиозных праздников — «Чтобы религиозные фанатики не устроили бы каких-нибудь беспорядков», как значилось в Уставе.
Ефим Е. лично возглавлял атеистические рейды и читал пламенные стихи своего сочинения с церковной паперти:
О, люди, я прошу вас о немногом:
Не прячьтесь за церковною стеной
И в светлый путь шагайте не за Богом,
А вместе с нашей партией — за мной!
Имя Бога писал в черновиках и беловиках с маленькой буквы, согласно секретной инструкции ЦК.
Верующие, услышав эти стихи, крестились и тихонечко шептали: — Свят! Свят! Свят! А студенты, неверующие воинствующие безбожники, пользуясь случаем, разбивались на группки и по окончании мероприятия, расположившись на могилках, выпивали и закусывали чем Бог послал. Книжное издательство Абаканска без всякой очереди, вне плана, выпустило в свет книжку стихов Ефима Е. под названием «Безбожник я!» тиражом 10 тысяч экземпляров…
Но вдруг — что случилось с народным сознанием по всей стране? Идеологическая платформа рухнула. Партия утратила руководящую роль. Обкомы, райкомы были распущены — и Ефим Е. оказался без работы. Атеистическая пропаганда оказалась никому не нужной. Христиане Абаканска срочно ликвидировали пушной склад, котельную и механическую мастерскую и стали реставрировать церковные помещения…
Баптисты, адвентисты, иеговисты, протестанты, лютеране и прочие конфессии новые храмы возводить стали…
Жена поэта открыла воскресную церковно-приходскую школу при кладбищенской церкви, а дочка возглавила кафедру богословия в Абаканском педуниверситете.
Мир изменился, сошел с ума то есть…
Естественно, сошел с ума и поэт Ефим Е. Сошел с высот партийной идеологии на грешную землю и стал бродить по улицам Абаканска. В одной руке — книжка стихов «Безбожник я!», в другой — красное знамя, а на груди — памятная медаль «100 лет со дня рождения В. И. Ленина».
Побродит, побродит, выберет ступеньки какого-нибудь многолюдного магазина и давай выкрикивать строчки своих стихов:
Безбожник я! И не ищу я Бога.
И на груди я не ношу креста.
И счастлив тем, что в коммунизм дорога
Ведет меня — открыта и чиста…
Покричит, покричит, помашет знаменем, всучит книжку удивленному прохожему — и успокоится…
Дважды вызывали к нему психобригаду, увозили на Курчатова, 14, но долго он там не задерживался, так как социальной опасности не представлял, а поэтому, на основании новой инструкции, держать с подобной симптоматикой в стенах психобольницы насильственно никто не имел права…
И вот где-то с полгода назад совсем исчез он из Абаканска. Ушел из города и поселился в одной из пещер, вырытых первобытными людьми в Караульной сопке, на берегу Енисея.
Бороду отпустил, в монашескую рясу обрядился. Библию перед входом в пещеру на высокий пенек положил, свечу поставил и стал днем и ночью Богу молиться.
Живет на лоне природы, молится, ни о чем не заботится.
Спелеологи его подкармливают, старушки богомольные из близлежащей деревеньки навещают…
Не случайно туристическая фирма «Аба-тур» включила это место в маршрут «По святым местам Абаканска».
— Смотрите, — обращается обычно экскурсовод к туристам, — это наш святой. Ему без малого лет сто. Откуда он пришел, кто он, как его зовут, почему здесь — тайна за семью печатями. Никто ничего не знает, потому что наложил на себя старец обет молчания.
Ну, а я-то, участник тура, сразу его признал, только взглянул! Ефим Е. это! Поэт наш абаканский, бывший секретарь по идеологии, грехи свои и своих родителей замаливает, прости его, Господи!

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru