Русская линия
Известия Алекс Алексиев09.07.2003 

Алекс Алексиев: «У США и России один враг — саудовский ваххабизм»

Несколько дней назад наш собеседник выступал в качестве одного из главных свидетелей на закрытых слушаниях в сенате США по проблеме религиозного экстремизма. Многие годы работавший в известной корпорации RAND, консультант по вопросам национальной безопасности Пентагона и ЦРУ Алекс Алексиев сейчас является ведущим сотрудником Центра политики в сфере безопасности, экспертом по борьбе с терроризмом. С ним встретился Евгений Бай.

— После взрывов в Тушине президент Путин заявил, что «чеченские бандиты не просто связаны с международными террористическими организациями, но стали их неотъемлемой частью, может быть, даже самой опасной частью международной террористической паутины». Вы согласны с этим утверждением?

— Думаю, что в целом Путин прав. И даже если отдельные чеченские главари не являются членами «Аль-Каиды» или других террористических организаций, они все равно входят в одну с ними исламскую инфраструктуру. Эта экстремистская сеть в последние 25 лет выживает и развивается в первую очередь благодаря Саудовской Аравии. Мне абсолютно ясно, что наиболее экстремистская, ваххабитская часть чеченского движения, находящаяся на территории как Чечни, так и Дагестана, является частью этой террористической сети. Эти люди отличаются от других мусульман, проживающих на Кавказе. Я бы их сравнил с радикальной палестинской группой «Хамас», с пакистанскими террористами, с мусульманскими фанатиками, которые есть повсюду, включая США.

— Вы упомянули Саудовскую Аравию как главного спонсора международного терроризма. Известно, что среди полевых командиров в Чечне немало саудовцев. Таких, как некто Абу-Валид, который занял место убитого иорданца Хаттаба и тоже якобы был уничтожен. Из 19 террористов, напавших на Америку 11 сентября 2001 года, 15 были саудовцами. Однако эта страна по-прежнему — главный союзник Америки на Ближнем Востоке…

— Увы, это так. Саудовская Аравия еще с начала семидесятых годов стала активно экспортировать ваххабизм — главную идеологию всех террористических организаций. Финансовые возможности для этого у Эр-Рияда поистине беспредельны. Ваххабизм смог проникнуть во множество традиционных центров, которые до этого исповедовали умеренный ислам. Этот процесс я наблюдаю и в России. Саудовцы начали посылать своих миссионеров и направлять деньги в вашу страну еще в период горбачевской перестройки. Это было настоящей трагедией для чеченского народа. Его в целом вполне законные лозунги о предоставлении автономии были похищены саудовскими ваххабитами. Ошибка российского руководства состояла в том, что оно не смогло отделить в Чечне радикальных экстремистов от сторонников традиционного ислама, а сразу взяло курс на войну. Позднее нынешний чеченский лидер Ахмат Кадыров понял всю опасность ваххабизма, но многие годы были потеряны.

— В 80-е годы вы написали книгу о Советской армии и том, как она воюет в Афганистане. Считаете ли вы, что неудачи федеральных войск в Чечне вызваны прежде всего низкой боеспособностью российских Вооруженных сил?

— Нет, проблема не в боеспособности российской армии. Чеченские боевики в военном плане не являются проблемой для Москвы. Проблема в том, что вы, русские, имеете в этой республике значительную часть населения, которое подверглось мощнейшей идеологической обработке. И силовыми методами с этими людьми ничего сделать невозможно. Чеченская проблема будет стоять до тех пор, пока российское руководство и сам чеченский народ не выдавят ваххабитов и не уничтожат основу для их размножения. Шахидов, которые готовы взорвать себя по имя идеи, невозможно победить силой оружия — многолетний опыт Израиля наглядно доказывает это. Вы должны уничтожить источник заразы, а им является саудовское влияние, саудовские деньги и вся мировая ваххабитская структура.

— Могут ли США и Россия бороться с этим злом сообща?

— Они должны это делать. Это их общий враг. Я приведу только один пример. Несколько дней назад в штате Вирджиния перед судом предстала группа из 11 человек, обвиненных в терроризме. Все они являются членами Lashkar-e-Taiba, пакистанской экстремистской организации, которая обучает боевиков в своих лагерях. Она неоднократно заявляла, что направляет своих «выпускников» и в Чечню и что среди них — выходцы из США, стран Средней Азии и Западной Европы.

— Президент Путин призывает «выковыривать чеченских террористов из их пещер и уничтожать их». Вы согласны с этим?

— Да, конечно, их нужно нейтрализовывать. Но как это сделать? Вы можете провести в Чечне референдум, объявить амнистию, избрать президента, но если этого президента не признает большинство жителей республики, конфликт будет продолжаться. В Чечне есть люди, которые не любят ваххабитов, но одновременно не признают и российскую политику в Чечне. Вот с ними и надо устанавливать контакты, хотя они и не являются вашими друзьями. Они могут быть настроены критически и даже воинственно по отношению к правительству Кадырова, но при этом они не связаны с саудовскими радикалами. Российское руководство совершает большую ошибку, когда устраивает почти королевский прием в честь Абдаллы ат-Турки, главы Всемирной мусульманской лиги, через несколько дней после трагедии на Дубровке.

— Но он же осудил действия террористов…

— Эта организация сыграла ключевую роль в создании «Аль-Каиды», а в Чечне она несет ответственность за поддержку террориста Мовсара Бараева. Кстати, я считаю, что в близорукой политике по отношению к этим организациям повинно и правительство США.

— Вы говорите, что нейтрализовать чеченских ваххабитов очень трудно. А как могут США бороться с теми, кто ежедневно нападает на их солдат в Ираке? И как должны американцы строить отношения с лидерами шиитов, которые, как и чеченские фундаменталисты, насаждают законы шариата в Ираке. Ваше мнение: США недооценили силы иракских шиитов, которые сейчас пытаются установить свое господство на «освобожденной» территории?

— Нет, я так не считаю. Суды шариата и нападения на американских солдат — разные вещи. Шиитский ислам преимущественно аполитичен. Да и их духовные наставники — иранские аятоллы переживают не лучшие времена. Они, похоже, надоели собственному народу. К тому же шииты являются врагами ваххабитов. Если вы заметили, именно шиитские мечети по всему миру становятся объектами нападения. Взрывы в них организуют те же самые люди, что готовили теракты чеченских террористок в Тушине. Я больше обеспокоен проникновением в Ирак саудовцев, чем иранцев. Lashkar-e-Taiba, являющаяся одной из самых агрессивных исламских организаций в мире, распространяет среди верующих призывы приносить себя в жертву, убивая неверных. Почти все нападения на американцев в Ираке происходят в районах, населенных суннитами. Это или бывшие члены правящей партии Баас, или ваххабиты, которые проникли в Ирак с территории Саудовской Аравии, Сирии, а также, насколько я знаю, из Чечни.

— Но что могут сделать США, чтобы ликвидировать штаб-квартиру ваххабитов в Саудовской Аравии?

— На самом деле сделать это не так уж и трудно. Мы знаем поименно все организации, которые спонсируют терроризм. Крупнейших из них — четыре, и все они контролируются саудовским правительством, а именно Министерством по делам ислама. Они тратят 2,5 миллиарда долларов в год на пропаганду своих идей. Если перекрыть поток этих денег в другие страны, международная террористическая паутина, конечно, не исчезнет в одночасье, но значительно ослабнет. Будет подорвана сама инфраструктура терроризма, прекратят получать подпитку тысячи ваххабитских мечетей и медресе, так называемых культурных центров по всему миру. Если это не будет достигнуто, международная борьба с терроризмом не увенчается успехом. В конце концов надо понять: ваххабиты выступают не только против кино, школ и женщин с непокрытым лицом, но и против традиционного ислама. Представителей именно этого вида ислама США и Россия должны сделать своими союзниками.

— Вы считаете, что американское руководство недооценивает угрозу со стороны «пятой колонны» ваххабитов в США?

— Еще за два года до терактов 11 сентября я, выступая на слушаниях в конгрессе, предупреждал об угрозе ваххабитов, которым удалось подчинить своему влиянию большинство мечетей Америки. У них огромные ресурсы — в то время, как у традиционных мусульман нет денег, чтобы громко заявить о себе. Сами исламисты уверяют, что их в Америке от 6 до 7 миллионов. Я больше доверяю другой цифре — 2 миллиона. Очень многие из них попали под влияние ваххабитов. Речь идет прежде всего об организации Tabliehi Jammat, которая набирает в свои ряды «джихадистов». В ее мечетях и школах обучают искусству ненависти, направленному против христианской и других религий, тому, что исламская паства не должна интегрироваться в американское общество. Вот это и есть «пятая колонна». Подобная радикализация ислама происходит и в России — не только в Чечне и Дагестане, но и в Татарстане, Башкирии, повсюду, где живут мусульмане. Посмотрите на исламские веб-сайты в российском Интернете. Все они радикального исламского характера. Для России это, может быть, еще большая опасность, чем для США.
Беседовал Евгений Бай


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru