Русская линия
Комсомольская правда Татьяна Максимова01.07.2003 

Борис Стругацкий: Свинья жизни прожорлива и равнодушна
После долгого молчания патриарх отечественной фантастики выпустил, наконец, долгожданный роман «Бессильные мира сего»

Братья Стругацкие всегда писали на пару. Но старший, Аркадий, умер двенадцать лет назад. С тех пор Борис живет затворником в родном Питере. Вот и свой новый роман он выпустил под псевдонимом. Но для «Комсомолки» знаменитый фантаст нарушил уединение.
Без брата невыносимо тяжко
— Борис Натанович, от вашего романа остается горький осадок: люди — «бессильные мира сего»: слабые, трусливые, равнодушные. А потому и мир вокруг под стать им. В то же время вы оставляете надежду: вдруг однажды что-то такое произойдет, отчего поменяются ценности, и востребован будет, как вы пишете, человек ВОСПИТАННЫЙ. А что, по-вашему, должно произойти, что это случилось?
— По-моему, вы сгущаете краски. Герои моей книги — люди как люди, ничем не хуже и не лучше многих и многих. И не «мир вокруг под стать им», а как раз они — под стать миру сему, дети его, его герои и жертвы. Правда, Бог дал редкостный талант каждому, а они этим талантом пользуются кое-как, это верно. Но и это в конце концов не столько вина их, сколько беда. Свинья жизни прожорлива и равнодушна. И совсем не нуждается она в появлении человека воспитанного, и — увы — совершенно непонятно, что же с нами со всеми должно произойти, чтобы нужда в таком человеке появилась.
— Эту книгу вы писали несколько лет. Как ощущали в работе потерю соавтора, брата Аркадия?
— Это не первая книга, которую С. Витицкий пишет в одиночку. Первая писалась трудно. Вторая — очень, невыносимо трудно.
— Откуда родом псевдоним С. Витицкий?
— Братья Стругацкие издавна пользовались псевдонимами, когда публиковались в одиночку или подписывали переводы. Традицию основал Аркадий — он жил тогда на Бережковской набережной, а потому подписал какой-то перевод псевдонимом С. Бережков. А Борис жил (и живет) на улице Победы, потому и псевдонимы у него имели своим корнем Виктора-Победителя: С. Витин, С. Викторов, а теперь С. Витицкий.
Трудно быть Богом. Ощутить его — еще труднее
— В книге есть замечательное определение творческого вдохновения как ощущения Бога в груди. Если допустить, что Бог существует, как вы понимаете «диспозицию»: Бог располагается где-то вовне или мы, люди-человеки, находимся в его теле?
— Бог, если Он существует, по определению всемогущ, всеведущ и вездесущ. Он — везде и в нашей груди тоже. Но не всякому дано Его ощутить.
— Сейчас много говорят о крахе цивилизации, гибели человечества.
— О крахе цивилизации и гибели человечества говорят уже очень давно. Одним из первых заговорил об этом, насколько мне известно, автор Апокалипсиса. Однако же ничего, живем — то похуже, то получше, то в страхе Божием, то более-менее вольготно, но всегда — с надеждами на будущее. Поэтому у меня есть все основания предполагать, что точно так же все будет и в ближайшие пару веков. Человечество — чертовски устойчивая система, и нужны поистине дьявольские (или божественные?) усилия, чтобы ее решительно сокрушить.
Мистике в жизни фантаста места нет
— Несмотря на пессимизм романа, в нем с заметной любовью выписана тема гастрономии, еды. Вы — чревоугодник?
— Нет, конечно. Просто люблю вкусно поесть.
— Давно мечтала спросить знаменитого фантаста: лично с вами случалось что-то из области ирреального, мистического, необъяснимого?
— Слава Богу, нет. Это сильно подорвало бы мое сугубо материалистическое мировоззрение, а жить без мировоззрения, как без друзей, — одиноко и тускло. Ведь идеалистом я стать не способен — не та закалка.
— В чем вы видите смысл жизни?
— Сейчас? Сохранить остатки здоровья и успеть сделать то, что начато и задумано.
— А над следующей книгой задумывались?
— Задумываюсь помаленьку.
Личное дело
Борис СТРУГАЦКИЙ родился в 1933 году. Окончил матмех Ленинградского госуниверситета по специальности «астрономия». Вместе с братом Аркадием Стругацким опубликовал первый рассказ в журнале «Техника — молодежи». А всего за тридцать лет совместного творчества братья Стругацкие написали более 25 романов, повестей и рассказов. Самые известные в мире — «Понедельник начинается в субботу», «Трудно быть богом», «Жук в муравейнике», «Пикник на обочине». После смерти Аркадия Стругацкого в 1991 году под псевдонимом С. Витицкий написал два романа: «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики» (1996) и «Бессильные мира сего» (2003). Лауреат бессчетных премий в области научной фантастики. Женат, имеет сына. Недавно перенес серьезную операцию.
Цитата
Честь сегодня не в чести?
Тысячелетиями неграмотные люди были нормой, и это никого не беспокоило, кроме святых и фанатиков. Понадобилось что-то очень существенное переменить в социуме, чтобы грамотность сделалась необходимой. Что-то фундаментально важное. И тогда, как по мановению жезла Моисеева, за какие-нибудь сто лет все стали грамотными. Может быть, и воспитанность тоже пока нашему социуму не нужна? Не нужны нам терпеливые, честные, трудолюбивые, не нужны и свободомыслящие: нет в них никакой необходимости — и так все у нас ладненько и путем. («Пусть мною управляют. Не возражаю. Но только так, чтобы я этого не замечал…»)
О чем роман?
Команда сражается с Аятоллой
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА. С одной стороны — Команда: Вадим, Юра-Полиграф, Тенгиз, Андрей-Страхоборец и др. Каждый из героев обладает чудесным даром — предвидеть будущее, или распознавать лживые речи, или изгонять навсегда тараканов и крыс. Все они — ученики бессмертного Стэна Агре, знающего и умеющего все или почти все. С другой стороны — силы Аятоллы: Хан Автандилович, Эраст Бонифатьевич и другие малопривлекательные и враждебные Команде личности.
ИНТРИГА. Враги заставляют Вадима повернуть будущее таким образом, чтобы на предстоящих выборах победил не Губернатор, а Интеллигент. Иначе Вадиму — смерть. Команда пытается прийти другу на выручку…

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

лоджия алюминиевая обзор у нас лоджия алюминиевая