Русская линия
МиК — маркетинг и консалтинг20.06.2003 

Исламский фактор в российской политике

Роль религии как важнейшей сферы общественной жизни России в последнее время становится все более значимой. При этом деятельность религиозных конфессий выходит за рамки общественной жизни, проникая в сферу деятельности субъектов политики. И речь идет не только о регулярном участии представителей власти в религиозных мероприятиях, но и образовании в Государственной думе Межфракционного депутатского объединения «В поддержку традиционных духовно-нравственных ценностей», целью которого наблюдатели однозначно называют лоббирование четырех основных российских религий — РПЦ, Ислама, иудаизма и буддизма.
Политических партий, представляющих интересы традиционных конфессий, в России немного. C 1998 года в нашей стране существует «Православная партия России», основной целью которой заявлено «укрепление и поддержание в российском обществе православных моральных ценностей, патриотизма, равенства перед законом и обществом всех людей вне зависимости от национальности, вероисповедания и социального положения, повышения ответственности власти за страну и судьбу будущих поколений». ППР ставит перед собой задачи по активному участию в политической жизни общества, в выборах федеральных и местных органов власти посредством выдвижения и поддержки достойных кандидатов из числа морально чистых и патриотически настроенных граждан страны, доказавших преданность Отечеству и высокую нравственность своим образом жизни и деятельности. Однако это на бумаге. В политических мероприятиях ППР почти не участвует, а ее лидер — летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, академик В. Аксенов — фигура в политической тусовке не замеченная.
Гораздо более активную позицию занимает Евразийская партия, существующая с 2001 года и недавно получившая символическое уточнение — Союз патриотов России (ЕП-СПР). Ее основная цель — всемерное содействие политическими средствами развитию интеграционных процессов на территории России и стран СНГ, консолидации общества на принципах взаимного диалога, равноправия, уважения интересов, культурных и религиозных ценностей. На состоявшемся 22 мая заседании политсовета коалиции ЕП-СПР ее лидеры Павел Бородин, Иосиф Кобзон, Абдул-Вахед Ниязов, Олег Шеин и Руслан Аушев заявили о своих претензиях на роль «новой политической силы Новой России».
Мусульмане — патриоты России — сочетание для многих небесспорное, хотя, конечно, имеющее право на существование. И, наверное, вообще не стоит разделять патриотов по национальному признаку: в НПСР — русские, в Евразийской партии — мусульмане и т. д. Однако в программных документах Евразийской партии говорится, что «это единственная в России политическая организация, которая провозглашает и последовательно осуществляет защиту социально-экономических, культурных, религиозных интересов всех национальных меньшинств, их равного представительства в политической жизни страны. Евразийская партия, выступающая против любых форм ущемления и ограничения законных прав малых народов на самовыражение и самореализацию, любых проявлений шовинизма, расизма, национальной и религиозной нетерпимости, формирует социальную базу в первую очередь в среде 20-ти миллионного мусульманского населения страны, представителей буддийского населения, а также значительной части русского населения».
Как россияне относятся к Исламу в целом и мусульманам, в частности, ведь это вторая по величине конфессиональная группа в России? Результаты исследования этого пласта общественных отношений позволяют не только составить картину дальнейшего развития межнациональных отношений в России, но и спрогнозировать ту роль, какую сможет сыграть ЕП-СПР и другие подобные партии в ходе предстоящих парламентских выборов. Серию опросов на эту тему провел фонд «Общественное мнение» (http://www.fom.ru/reports/frames/of032304.html). Социологи предъявили респондентам список из названий шести религий (конфессий) и попросили сказать, какие религии им «близки по духу», ощущаются как «свои», а какие — наиболее чужды. Наиболее близкими оказались: Православие (77%), Ислам (6%), Протестантизм и Буддизм (по 1%). Наиболее чуждыми: Ислам (26%), Буддизм (21%), Иудаизм (18%), Протестантизм (13%), Католицизм (9%), Православие (1%). Как видно, чаще других среди «чуждых» религий россияне называли ислам.
Отвечая на вопрос: «Что в первую очередь приходит Вам в голову, когда Вы слышите слово „ислам“?», значительная часть респондентов ответила, что ислам ассоциируется в первую очередь с войной и терроризмом (22%): «терроризм под знаменем ислама»; «всякие войны, связанные с исламом»; «война с неверными»; «захотят завоевать мир». А приверженцы ислама представляются агрессивными, жестокими, фанатичными людьми, враждебными по отношению к «чужим», несущими «беду и горе» (18%): «бандиты в мировом масштабе»; «шахиды»; «женщины-смертницы»; «насилие, жестокость»; «зверство»; «мракобесие, фанатизм».
Нейтральные высказывания (36%) выглядели так: ислам — «мировая религия», «вера, такая же, как и другие», «у них тоже свой Бог», а люди, исповедующие ислам — мусульмане — это в основном «народы Востока», «чеченцы», «дагестанцы», «татары», «лица кавказской национальности». Кроме того, ислам ассоциируется с символами, обрядами и атрибутами веры: «Аллах», «книга Коран», «пророк Мухаммед», «Мекка, паломничество», «муфтий», «намаз, мулла», «минарет», «мечети», «постоянные молитвы», «зеленый цвет».
Немногочисленные позитивные высказывания иногда были общими, несколько абстрактными (3%): «что-то возвышенное», «чистота», «человечность», «покой, мир», «справедливость», «ничего плохого». А иногда — очень конкретными, личными (1%): «моя деревня, мои родственники…»; «мои бабушка и дедушка»; «мама моя».
Как показал опрос, около трети россиян имеют родственников, друзей или близких знакомых, исповедующих ислам (29%). Эпизодические же контакты с мусульманами бывают у большей части респондентов: 54% россиян сказали, что в их городах, селах проживают люди, исповедующие ислам. Однако, несмотря на близкое соседство, дружеские и родственные контакты с мусульманами, довольно значительная часть респондентов относится к этой религии и ее представителям настороженно. Так, на вопрос «Если бы Ваш близкий знакомый (или знакомая) принял (-а) ислам, как бы Вы к этому отнеслись?», почти треть (30%) выбрали ответ «отрицательно». Безразлично отнеслись бы к данному факту 45% опрошенных. Восприняли бы это положительно 13% наших сограждан.
Если бы речь зашла о гипотетическом браке сына респондента с мусульманкой, то против этого возражали бы 32% опрошенных (50% заявили, что возражать бы не стали). А против выхода дочери замуж за мусульманина возражали бы 45% (проявили бы понимание — 39%). Негативное отношение к тому, чтобы «отдать дочь мусульманам», основывается на представлении, что женщины в мусульманской среде ограничены в правах, порабощены мужьями и подвергаются унижениям. В ходе исследования социологи попытались выяснить у респондентов, знают ли они, чему учит ислам. На этот вопрос ответили только 53% опрошенных. 25% высказали позитивно окрашенные суждения, 24% - негативно окрашенные, а 12% - нейтральные, неопределенные или двойственные.
Среди позитивных ответов был те, в которых отмечались положительные воспитательные свойства ислама. Люди говорили, что эта религия прививает своим приверженцам нравственные ценности, учит «доброте, чистоте, верности, трудолюбию, дружбе», «мужеству», «миролюбию, человеколюбию», «честности, справедливости», «уважению старших», «соблюдению традиций», «миру, согласию», «хорошему поведению молодежи». Кроме того, ислам учит вести «здоровый образ жизни», запрещает «гулять», «пить и курить».
Отрицательные характеристики основывались на представлениях людей о том, что ислам прививает нетерпимость к иноверцам, немусульманам, жестокость к врагам: «только мусульмане — хорошие, иноверцы — враги»; «воевать за свою веру, убивать инакомыслящих»; «учит джихаду»; «истребление людей другой веры»; «воспитывает фанатизм»; «убивать и кровно мстить»; «умереть за свою веру». При этом многие высказывали недоумение по поводу несоответствия между нормами Корана и повседневной практикой его приверженцев: «с одной стороны, ислам проповедует мир, а с другой — готовит боевиков»; «на словах — положительные, а на самом деле — убийцы»; «выходят из храмов и берут в руки автомат; мне непонятно, как можно помолиться, а потом идти убивать — „не убий“ у них тоже заповедь есть».
Также респонденты отмечали, что ислам учит «слепому повиновению: само слово „мусульманин“ означает „покорный“». И, прежде всего, это требование распространяется на женщин: «глава семьи — муж, который считается твоим господином, жена не имеет права голоса в семье». Причем одним представляется, что ислам воспитывает «мерзкое отношение к женщинам», а другим — «уважение к женщине».
В то же время, как показал опрос, многие наши сограждане знают, что «Коран — та же Библия, но со своими обрядами и законами»; «он основан на Ветхом Завете» и содержит «те же десять заповедей: «не убей», «не укради», «не лжесвидетельствуй"…» И вообще «воспитывает — так же, как и православие, но по своим религиозным законам».
Проведенное исследование дает серьезную пищу для размышлений, в том числе, и по поводу высказанной нами ранее ремарки насчет сочетания мусульманского фактора с российской патриотической идеей. Присутствующий в душах многих россиян антагонизм ко всему тому, что олицетворяет ислам, вряд ли позволит коалиции ЕП-СПР завоевать широкое признание. Наверняка оно было бы больше, если бы евразийский замах на самом деле бы сузился до отстаивания интересов 20 млн. мусульманского населения и не претендовал бы на большее. Возможно, это просто несвоевременная идея, хотя некоторые считают ее провокационной.
«Маркетинг и Консалтинг»

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru