Русская линия
10.11.2001 

ЗАЯВЛЕНИЕ ИЗ КАНЦЕЛЯРИИ АРХИЕРЕЙСКОГО СИНОДА РПЦЗ ПО ПОВОДУ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ МИТРОПОЛИТА ВИТАЛИЯ

По закрытии заседаний Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей, во вторник, 17/30 октября 2001 года, сразу же состоялось заседание Архиерейского Синода РПЦЗ. Решениями Архиерейского Синода, согласуясь с соборными постановлениями, указывалось:
необходимо получить полные данные о состоянии здоровья ушедшего на покой Митрополита Виталия;
подчеркивалась необходимость обратить внимание на противоречивый характер последних документов, исходящих от имени Владыки Виталия, но вряд ли им написанных, как о том свидетельствует и содержание сих документов, и их стиль;
указывалось также обратить внимание на фактическое похищение самого Владыки Виталия из Синодального Дома в Нью-Йорке группой лиц, кои дерзнули затем публично заявить, что будто бы Митрополит пребывал там «в заключении». Но в то же время, те же лица во всеуслышание засвидетельствовали, что они якобы видели, как Владыка Виталий был «изгнан» из Синодального Дома. Подобные лжесвидетельства лишь подтверждают наши опасения касательно авторства этих документов;
все те же лица вынудили Владыку (который, разумеется, был совершенно свободен в своих действиях, о чем имеются сторонние свидетельства), покинуть Синодальный Дом;
как теперь выяснилось, бывшая служащая Синода г-жа Л.Д. Роснянская значительно превысила свои полномочия и буквально по своей воле предприняла ныне всеми видимые, прежде немыслимые в нашей Церкви, действия, каковые могли бы оказать влияние на весь ход Церковных дел;
одним из таких действий, вызвавших особенное наше волнение, стало сокрытие ею от Синода характера лечения и медикаментов, которые она применяла в своем уходе за бывшим нашим Первоиерархом. В течение долгих лет г-жа Роснянская делала все, чтобы изолировать Владыку Митрополита от его собратий-епископов, и, таким образом, Синоду ничего не было известно о состоянии здоровья своего Председателя. Ведь, если Владыка Митрополит был болен, то о болезни его и о способах лечения, кои в этом случае применялись, о самочувствии Владыки, о положении его с точки зрения медицины, — Синод должен был быть извещен в первую очередь. Тем более, что заметны были кое-какие изменения в его состоянии здоровья. Но потребных сведений никогда нельзя было добиться. Только после ухода из помещения Синода г-жи Роснянской обнаружились все те медикаменты, которыми она пользовала Владыку Митрополита. Исследование этих лекарственных средств было поручено доктору медицины. Его заключение гласило, что такого рода препараты даются при серьезных нарушениях здоровья. Но этого было недостаточно, чтобы в точности определить — о каком именно заболевании идет речь, однако сама несомненная серьезность его указывала на необходимость дальнейшего исследования. Синод получил по этому поводу дополнительные консультации от других врачей. Их ответ гласил, что необходимо исследовать самого пациента, ибо род получаемых им лекарств говорит о тяжелой болезни.
Приняв во внимание, что «секретарша» Митрополита отказывалась предоставить нужные сведения Архиерейскому Синоду, не отвечала на вопросы членов его, не допускала получения ими подобной информации, Собор более не мог оставаться равнодушным к сложившемуся положению. Посему было принято следующее решение: провести необходимый осмотр-экспертизу со всеми последствиями оного.
Синодом было получено судебное решение о проведении таковой экспертизы безотлагательно.
Посему гражданские власти обратились непосредственно к Владыке Митрополиту Виталию с предложением дать согласие на проведение сего осмотра. После длительных переговоров согласие Владыки было получено, и он, в сопровождении чинов Канадской Королевской Верховой Стражи (RCMP), которые обеспечивали безопасность его проезда из Мансонвилля, отправился к месту проведения медицинского консилиума. Присутствие охраны было необходимо, так как посторонние лица, прибывшие в Мансонвильский скит, — лишенный сана еп. Варнава Прокофьев, запрещенный в служении архимандрит Варфоломей Воробьев, — делали все от них зависящее, чтобы не допустить мирного исхода дела. Присутствовавший там иеромонах Владимир, обращаясь к Митрополиту, беспрерывно повторял: «Не слушайте их, Владыко, они все ушли в Московскую Патриархию!». От названных исходили и иные безумные глаголы, в старании исказить и извратить то, что на самом деле происходило.
В момент, когда составляется это Заявление, врачебный консилиум, долженствующий определить состояние здоровья нашего ушедшего на покой Первоиерарха, завершен. Его результаты еще не получены, но как только они станут известны, то будут тогда же опубликованы в согласии с правилами обнародования подобного рода данных.
Архиерейский Синод видит главную свою задачу в том, чтобы предоставить пребывающему на покое Митрополиту Виталию наилучший уход и попечение, а также не допустить, дабы лица, кои стараются усугубить нестроения в ограде Русской Зарубежной Церкви, пользуясь положением Владыки Митрополита и злоупотребляя его добротою, тешили себя надеждами на создание т.н. «параллельных структур», готовя тем самым почву для чаемого ими Церковного раскола. Да не будет этого!
Призываем всех верных пастырей нашей Церкви, всю боголюбивую паству нашу к рассудительности в подходе к создавшемуся положению, из коего, по вере и упованию, и молитвам нашим, всемогущий Господь всем нам укажет скорый и благоприятный выход. Возрадуемся же о соборном избрании нашего Митрополита, пятого Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей, и единомыслием исповемы, в молении, едиными усты и единым сердцем просвещаеми, непоколебимо противостанем всему, что с самого возникновения нашей Церкви, стремится разрушить ее. «Смиритесь пред Господом, и вознесет вас» (Иакова, 4;10).
Епископ Гавриил, Секретарь Архиерейского Синода
2 ноября 2001 г.
Вертоградъ

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru