Русская линия
Сегодня.Ru Юрий Котенок25.05.2010 

«Святый воин Евгений, моли Бога о нас!»

23 мая на погосте села Сатино-Русское у храма Вознесения Господня состоялся молебен и крестный ход в память мученика-воина Евгения Родионова, 14 лет назад зверски умерщвленного бандитами в Чечне за отказ предать Христа. Евгению Родионову отрезали голову в селении Бамут 23 мая 1996 года.

«Сегодня 33 года исполнилось воину Евгению. Это дата распятия. Мы — Союз православных хоругвеносцев, Союз православных братств Русской Православной Церкви — приезжаем сюда 23 мая — в день его рождения и мученической кончины уже каждый год в течение многих лет. И каждый год привозим хоругви, иконы и проходим крестным ходом, — рассказал глава Союза православных хоругвеносцев Леонид Симонович-Никшич. — Сегодня — священная дата русского православного народа. Союз православных хоругвеносцев чтит воина Евгения как мученика, за Христа умученного. Потому что когда человек отказывается снять крест, и ему за это отпиливают голову, это самое настоящее мученичество за Господа нашего Иисуса Христа. И мы до сих пор не можем понять, какие препятствия к канонизации воина Евгения, когда по всей Руси-матушке, по Украине, Сербии, Черногории, Греции, Румынии и даже в странах католических и протестантских, как уж это совсем ни странно, его чтят как христианского мученика, а православные чтут его как мученика за Христа.

Народное прославление воина Евгения продолжается, постоянно пишутся иконы его с разными изображениями. Постоянно с образами воина Евгения происходит мироточение, как это недавно было в Пензе. Собственными глазами мы видели кровоточение. Один из священников привез из Днепропетровска заламинированные бумажные иконы воина Евгения, и вдруг, у всех, кому были розданы эти иконы, они начали пульсировать и кровоточить. Это видели многие люди!

Для всех абсолютно однозначен подвиг Александра Матросова, который закрыл амбразуру ДЗОТа и таким образом положил душу за други своя в самом прямом смысле. В то время и сейчас он является для русских людей всенародным символом. Воин Евгений для нашего времени является точно таким же символом, даже если взять не религиозную, а героическую составляющую. Он является таким же символом подвига русского человека, который положил душу свою за други своя и Господа нашего Иисуса Христа. Для православных это особый подвиг, потому что мученичество — высший православный подвиг. Тем более 19-летний мальчик, который и повоевать толком не успел. А такая сила духа может быть только от Бога и русского народа.

Даже враги, которые это сделали, признали, что он — герой. Его поступок героический! Я, как серб по отцу, прекрасно знаю, что в Сербии и Черногории воин Евгений считается величайшим святым Сербской Православной Церкви, потому что для сербов, которые 500 лет были под османами, никакого сомнения в его подвиге нет. Тоже и в Греции.".

С мамой Евгения Родионова Любовью Васильевной я познакомился 14 лет назад в августе 1996 года в Грозном, когда она искала тело сына. «С тех пор материнское состояние не изменилось. Боль не ушла. Я просто приспособилась с ней жить, — рассказала Любовь Васильевна Родионова. — Но сын, жизнь, та ситуация в Чечне не дали мне права быть слабой.

…После того, как нашла сына, я еще 54 раза была в Чечне с подарками нашим солдатам. Я встретила столько достойных ребят, которым я по гроб жизни буду благодарна только за то, что они вообще есть, за их отношение ко мне. Может быть я ездила туда, зная, что меня ждут, встречают, понимают, любят. Здесь я не нашла своей ниши, не вписалась в эту жизнь. Поэтому я больше живу той — военной жизнью, чем гражданской.

…Руины были. В начале 90-х развалилась могучая держава. В середине 90-х начала разваливаться сама Россия. Чечня была первым «куском пирога». И все, и други, и недруги, думали, что уже ничего не будет. Но то тут, то там прорастают удивительные ростки — на крови, на забвении, но прорастают и так цветут, что люди ощущают и понимают. Здесь лежит рядовой солдат. Одно время Степашин был командующим группировкой в Чечне в 1996 году. Поскольку я работала в генеральской гостинице, у меня было много встреч и общения с ними — Шамановым, Пуликовским, Степашиным в том числе. Прошли годы, и генерал, став председателем Счетной Палаты, не забыл эту страшную историю и построил часовню на своей родине — в городе Муроме. Эту часовню, где есть и частичка «Варяга», ставшую небольшим центром воинской доблести, посещают люди, совершаются крестные ходы. И игумен отец Кирилл там подстать…

…Я очень хочу дожить до того времени, когда и мой сын, и другие ребята, которых искали несчастные мамы, не канут в безвестность, что появятся улицы с их именами, что школы будут носить их имена. Нам, кроме как на этом, больше не на чем воспитывать патриотизм, потому что и времена Матросова, не говоря уже об Илье Муромце, уходят, а молодежь воспринимает то, что было вчера, сегодня. И это надо использовать.

— Любовь Васильевна, воинские качества в России сейчас востребованы как никогда, особенно с учетом грядущих испытаний, которые выпадут на долю нашего многострадального Отечества. Что Вы можете пожелать православным воинами — нашим солдатам и офицерам?

— Мы — поколение победителей. Никто не давал нам право распылить и растерять эту победу, которую мы одержали, начиная с Куликовской битвы и заканчивая Великой Отечественной войной, Афганистаном. Мы генетически обязаны поддержать все это.

Я хотела бы обратиться, скорее, к матерям ребят. Не держите детей под юбками. Мы же хотим видеть сыновей сильными, мужественными, чтобы была возможность опереться, чтобы была возможность защитить себя, свой дом, свое село, свой город. Не надо держать… От судьбы ведь все равно не уйдешь, поэтому лучше достойно погибнуть, чем от наркоты или в пьяной драке. Хотелось обратиться и к учителям. Да, маленькая зарплата, трудности, но не забудьте, что образование вторично. Главное — человечность, душа. Надо, прежде всего, любить, кого обучаете. А у нас школа, к сожалению, превратилась в мастерскую. Учителя забывают, что 70% воспитания дети получают в школе и лишь 30% дома. Школа — такое важное место, где человек формирует характер.

У нас очень хорошие ребята, их надо любить, с ними надо общаться, разговаривать, выслушать, постараться их понять. Они ничем не хуже молодежи моего поколения. Просто сейчас соблазнов стало больше. Даже во времена Жени, 15 лет назад, не было Интернета, мобильных телефонов, игральных автоматов, а сейчас технический прогресс играет двойную роль — и на пользу, и во вред.

…Но надо выстоять, есть такое слово. Есть долг. Мы забыли про чувство долга. Есть, в конце концов, величайшая миссия, спасти то, что было нам дано ценой жизни. Мы в долгу перед теми, кто сделал это для нас. А долги надо платить".
24.05.2010

http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=50&newsid=11 725


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru