Русская линия
Православие на Дальнем ВостокеМитрополит Хабаровский и Приамурский Игнатий (Пологрудов)05.05.2010 

Семейная катастрофа

В рубрике «Приглашаем к размышлению» советы и ответы на актуальные, порой каверзные вопросы будут давать архиепископ Петропавловский и Камчатский Игнатий, а также житель Петропавловска Максим Дьяков. Не стоит думать, что рубрика ориентирована только на православных читателей, мы будем рассуждать о том, что волнует каждого! Ведёт рубрику Оксана Вецлер.

— Никогда на Руси люди не разводились, семейный корабль был крепким и не разбивался ни о какие айсберги и рифы, дети не узнавали вдруг, что их нерушимый мир, где не может не быть папы и мамы — вдруг рухнул, и эта травма не становилась первоисточником их собственных психологических проблем и духовных бед, когда они становились взрослыми. А ведь люди во все времена и во всех странах одинаковы по своей сути, что же случилось…

Владыка: Существует статистика двух видов, оба печальны — это разводы гражданских браков (зарегистрированных ЗАГСом) и церковных. Если говорить о гражданских, то, в среднем, по России каждый год распадается до 70% браков. В церкви браки распадаются значительно реже, но разводы есть, и их немало. Чуть ли не каждую неделю я получаю просьбы о расторжении церковного брака.

— Как Вы реагируете на них?

Владыка: Как и любой архиерей: приглашаю к себе мужчину, затем женщину; долго беседую с каждым по отдельности, стараясь выяснить, почему распался брак. Стараюсь сделать так, чтобы каждый осознал свою вину за ту катастрофу, которая произошла. Стараюсь всеми силами восстановить уже разрушенный брак, если мне это удаётся, чувствую себя предельно счастливым.

— Часто удаётся?

Владыка: К сожалению, нет. Дело в том, что, когда мужчина и женщина приходят ко мне за расторжением церковного брака, и тот, и другой уже, как правило, имеют другую семью, детей. Соединить несоединимое уже невозможно.

— Как-то долго они собираются к Вам.

Владыка: Всякий раз, когда ко мне поступает просьба о расторжении брака, я спрашиваю, когда произошёл гражданский развод. Отвечают, что 5−6 лет назад, а о том, что церковный брак нужно расторгнуть не знали, пока кто-то не подсказал. Часто говорят так: «Не везёт мне в новом браке, и я вспомнил, что всё ещё связан церковным таинством с другим человеком, прошу Вас, помогите, может, легче станет, и жизнь в новом браке наладится». А повенчались эти супруги во времена перестройки, когда это было модно, красиво, экзотично. Другие говорят, что хотели сильнее скрепить союз. Кому-то родители благословение только через венчание давали. Естественно, такие мотивы не могут явиться причиной для крепкого брака. Господь, конечно, даёт благословение в таинстве венчания, но оно падает в таких семьях на неподготовленную почву и быстро увядает.

— Как, вообще, может идти речь о расторжении церковного брака: он заключён на небесах, человек не в силах на это влиять.

Владыка: Ни я, ни кто-то другой не может, вы совершенно правильно говорите. «Что Бог сочетал, то человек да не разлучит». Я обычный человек, хоть и имею самый высокий сан в Церкви. И в этой ситуации я совершаю лишь констатацию факта. Два человека предстают перед Богом, обещают ему верность по отношению к друг другу до конца жизни, обещают трудиться для умножения великого дара Любви, дарованного им в таинстве брака. И сами затем своим нетерпением, своей нерадивостью, то есть нежеланием трудиться, постепенно разрушают брак. Когда ко мне приходят два человека с желанием расторгнуть брак — их любви уже нет, она загублена. И чаще приходится только констатировать факт, что люди своими действиями убили то, что им даровал Господь.

— Что тогда?

Владыка: Я стараюсь, чтобы оба осознали, как велика их вина, какую огромную они допустили безответственность, отвергнув великий Дар. Убеждаю их, чтобы через это осознание они принесли великое покаяние, чтоб извлекли урок и с очищенной душою и умудрённые опытом в новом браке таких ошибок не допускали, чтобы стремились всеми силами сделать новый брак нерасторжимым.
— Наверное, сил ещё больше надо, чем в первом браке…

Владыка: Ещё больше, безусловно. Осознание, покаяние и труд — единственный выход.

М. Д.: В этом случае предполагаются специальные церковные дисциплинарные меры, для выражения труда и покаяния, говоря церковным языком — епитимья полагается (церковное наказание).

— Прежде чем взять обещание верности Богу у будущего монаха, Вы испытываете его годами, по этой причине иноческий обет крайне редко нарушают, почему бы не испытывать так же семейные пары?

Владыка: Сейчас мы стараемся поступать именно так, но не будем забывать, что такая возможность у нас появилась совсем недавно. Что происходило на Камчатке лет 20 тому назад? Огромный поток людей обрушился на церковь для крещения, венчания, исповедования; люди хлынули, а священник (о. Ярослав) — один на всю Камчатку. Мог ли он один всё сделать… На крещение записывались за полгода, в день крестилось минимум по 10 человек, бывало, что и до тысячи доходило! И он, естественно, не мог не просто наставить, но и хотя бы элементарные вещи успеть сказать. Сейчас всё иначе. Прежде чем вступить в брак, молодые люди обязательно проходят собеседования со священником и готовятся. Венчание — это даже более ответственный шаг, чем крещение — это ответственность не только за себя одного, но и за другого человека. И сейчас разводов церковных значительно меньше стало.

— У Церкви существует целый список причин, по которым можно прекратить церковный брак… Как же так — совершаете нерасторжимое таинство и сами же пишите свод оснований для его расторжения?


М. Д.: Этот свод формальных причин, действительно, существует, и называются эти причины — «Канонические основания».
Владыка: Например, самая главная причина и до недавнего времени единственная — прелюбодеяние. Это формальная причина для прекращения брака. Мы говорили, что задача епископа — определить, действительно ли брака, любви уже не существует. Если это так, то он дает благословение на то, чтобы люди могли создать новые семьи.

— А если совершивший измену совсем не собирается уходить из семьи, в соответствии с каноническими основаниями разведут все равно?

Владыка: Представьте, что совершивший (ая) измену глубоко кается, второй готов простить, тогда на них накладывается епитимья, и брак, конечно, сохраняется, жизнь семейная продолжается. Среди канонических причин, кроме нарушения супружеской верности, на недавнем Архиерейском соборе были названы наркомания, алкоголизм, психические заболевания. Это те состояния человека, которые являются опасными для жизни другого супруга и детей. Тут, безусловно, сложно говорить и о сохранении любви, и о возможности совместной жизни вообще, поэтому такие причины и были введены.

М. Д.: Если люди начинают с того, что перед совершением таинства просматривает список причин, которые дадут им основание расстаться, так зачем оно вообще им нужно… Никто же не гонит венчаться, прекрасно можно жить в браке, зарегистрировавшись в ЗАГСе. Кстати, такой брак признаётся Церковью как союз, а не греховное сожительство. Другое дело, что он не обладает силой таинства. Бывают отдельные случаи, когда священники отказываются допускать до причастия невенчанных, но это неверная, незаконная практика. Вы обратиться за помощью к архиерею.

— Одно из серьёзных опасений женщины, я могу судить только от лица своего пола, таково: мужчина, с возрастом особенно, может во все тяжкие пуститься… У мужчин тоже, я думаю, есть свои страхи или сомнения насчёт нас. А когда существует этот список, то меньше сомнений перед венчанием. Так рассуждать неверно?

М. Д.: Нужно просто понимать, что церковный брак — это не то, что нужно на всякий случай совершать, «а может лучше станет». Венчание — это не магическая процедура, волшебства не будет. Это уникальная возможность, которая даётся нам Богом.
Владыка: А иначе будет брачный контракт только с православным уклоном (улыбается). Это неверное понимание, конечно. Самый главный принцип жизни в браке — «тяготы друг друга носите». Бремя друг друга старайтесь нести, а остальное Господь устроит. А сейчас чаще в брак стремятся вступить для того, чтобы свои собственные потребности удовлетворить — эстетические, хозяйственные, гастрономические, материальные и прочие. Но ведь и второй тоже с этими целями вступает в брак, и вот начинается перетягивание одеяла; в конце концов одеяло рвётся.

— По Вашему — только тяготы в браке. Так никто не захочет создавать семьи.

Владыка: Самое главное качество истинной любви в том и состоит, что человек испытывает глубокую радость от того, что он помогает любимому своему нести его крест. Любовь — это не просто радужное чувство, которое зиждется только на положительных эмоциях. Не забил он гвоздь, не приготовила она обед — хорошие эмоции пропали, и что дальше?.

Продолжение следует…

http://pravostok.ru/ru/journal/society/?id=1376


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru