Русская линия
Православие и современность Татьяна Смирнова26.04.2010 

Как все…
Интервью с Т.С. Смирновой, келейницей архимандрита Иоанна Крестьянкина

Смирнова Татьяна Сергеевна, в 1969 закончила Строгановское училище. В этом же году познакомилась с о. Иоанном. С 1981 года — письмоводитель (записывала за батюшкой письма к духовным чадам). Затем, с 1990 и до самой кончины отца Иоанна (2006 год) — его келейница.

-Татьяна Сергеевна, что входило в обязанности келейницы о. Иоанна?

-Поначалу доступ в келию о. Иоанна для меня был закрыт, и я записывала за батюшкой ответы на письма его духовных чад в своей квартире в Печорах. Писем было очень много. Я должна была подойти к окончанию службы, батюшка давал мне письма и говорил, что кому нужно написать. Потом, когда я уже могла находиться в келлии, о. Иоанн диктовал мне ответы, а я записывала.

-Получается, что батюшка не писал письма своей рукой, а за ним всегда кто-то записывал?

-Да. Отец Иоанн очень медленно писал. Почерк у него был красивый, но он, когда писал, как бы рисовал буквы, поэтому выходило медленно. Кроме того, он очень плохо видел. Поэтому, как правило, всегда кто-то за ним записывал. Вообще, письма писались так: я прихожу, сажусь на маленький стульчик напротив него, он читает письмо, а у меня в руках конверт от этого письма (так делали для того, чтобы не перепутать письмо и адресата). Дальше о. Иоанн отвечает, а я записываю ответ на конверте, а уже потом ответ с конверта переписывался на бумагу и отсылался в новом конверте по адресу. Старый конверт с ответом батюшки оставался у нас.

-Каким был распорядок дня о. Иоанна?

-В 5 часов утра у него был подъем. Если в это время в келии уже кто-то был (в последние годы жизни у батюшки всегда кто-то ночевал), он всегда громко говорил: Христос Воскресе! Так было всегда, каждый Божий день. Затем батюшка шел в храм, а уже после литургии начинал принимать народ и принимал до самого вечера. Вечером, если была праздничная служба, шел в храм, если нет, то продолжал принимать народ.

Было время, когда батюшке запрещали принимать людей, тогда он делал это тайно. Бывало, шли с проверкой, в келии был народ, приходилось всех прятать в соседней келии, у схимонаха Дамиана. Очень многих батюшка окормлял по пути из храма в келию, часто принимал людей, прогуливаясь на Святой горке.

-Батюшку знают многие люди. И все же, что он был за человек?

-Божий человек! Вы знаете, меня поразила фраза, произнесенная им однажды: «Сколько всего приступало к душе, что и не вообразить, а совесть сохранил».

Отец Иоанн умел любить. Он никогда не разбирал людей, никогда не делил их на плохих и хороших. Он просто всех любил. У меня был такой момент, когда я засомневалась: ну невозможно так всех любить. И я стала за ним наблюдать: встану в сторонке и смотрю, как он продвигается от храма к братскому корпусу. Вокруг десятки людей, все стремятся сказать ему несколько слов, многим он дает ответ. Вот он поговорил с человеком, весь вложился в этот разговор, всего себя отдал этому человеку, затем отворачивается от от него к другому — и точно также говорит с другим человеком. Отдает всего себя без остатка. И так со всеми. Были ли для него неприятные люди? Не знаю. Наверное были, ведь он всех видел изнутри, а люди очень разные подходили. Но он находил в себе силы всех любить.

Батюшка был человеком того, другого, теперь уже ушедшего поколения. Вот пример тех людей: в Ярославле был владыка Иоанн Вентланд, у него в соборе служили архимандрит Михей (Хархаров) и отец Игорь Мальцев, у которого было много детей. Архиерей, монах, женатый человек. Какие у них были отношения! Я видела, как люди относятся друг к другу, когда они любят. Отцу Игорю привозят уголь, владыка приходит помогать этот уголь разгружать. Идет по городу без подрясника, в штормовке, в сапогах и еще ведро с собой прихватит, вдруг ведра лишнего не будет. Люди умели любить друг друга. Отец Иоанн был из того поколения, в котором знали, что значит любить Бога и друг друга.

-Были ли у батюшки какие-то руководства, правила жизни, кроме Евангелия, конечно?

-У него была фраза, которую он иногда говорил человеку по тому или иному поводу: «вера в промысел Божий и рассуждение с советом». Эта фраза была его личным опытом, который он приобрел и в заключении и после него. А вообще у батюшки была одна особенность: он никогда не вещал, никогда не поучал и не навязывал своего мнения. У него не было никаких лозунгов. Он всегда говорил только от души к душе и предлагал в конкретной жизненной ситуации поступить так или иначе.

-Случилось так, что Вы много лет были свидетелем жизни отца Иоанна. Что Вам особенно запомнилось?

-Было очень много всего. В девяностые годы, когда начались разговоры о скором приходе антихриста, о его печати, об ИНН и о необходимости спасаться от всего этого в лесах, из Украины приехали трое священников. Крупных, здоровых, красивых. Они пришли на прием к о. Иоанну с целью узнать его мнение по поводу печати и прихода антихриста. Когда священники поняли, что батюшка не поддерживает популярного мнения, они стали убеждать его, что все действительно очень серьезно и что нужно уходить в леса. Тогда он спросил их, а кого возьмем с собой в леса? Таню, Маню и Параню, чтобы одна стирала, вторая кашу варила, а третья пела на клиросе? А остальных куда? А остальных кому? Далее батюшка продолжал: — Телевизор смотрим? Смотрим. А бывает так, что мы служим, служба идет, а скоро хокей или футбол, и мы на часы поглядываем, чтобы не опоздать? Признались, бывает. А когда телевизор смотрим, бывает, и некоторые программы после 12 ночи посмотрим? Батюшки покраснели, но нашли силы признаться. Так вот, говорит о. Иоанн, не надо бежать в леса. Печать уже стоит и мы сами ставим ее каждый день с любовью и желанием. У многих людей этой печати еще нет, а у нас уже есть.

Вообще на батюшку невозможно было надавить. Если он считал что-то неправильным, кто бы не принуждал его с этим согласиться, никогда не добивался успеха.

-Как батюшка отдыхал, ездил ли он в отпуск?

-Последние двадцать лет каждый год летом отец Иоанн отдыхал в Эстонии, недалеко от Печор, в поселке Вярска. Всегда брал с собой кучу книг. Там был рядом лес и на рассвете о. Иоанн всегда гулял по лесу, слушал, как просыпается лес, как поют птицы. А когда возвращался домой, на весь лес, с чувством пел песнопение «Утверди Боже святую православную веру…» Днем читал книги, молился.

-Говорил ли что-то батюшка о нашем времени?

-О современности ему было видение. Это было на праздник Введение во храм Пресвятой Богородицы, 4 и 5 декабря 2000 года. Два дня батюшка не выходил из келии и ни с кем не общался. Затем вышел и дал мне конверт: — посмотри. Я достала из конверта два листочка бумаги, на которых рукой отца Иоанна было написано: «Стой и смотри, что Я допустил для вашего вразумления без внезапной кончины людей. Виновных не ищете. Виновных не ищите. Молитесь. Будьте в жизни во всем очень осторожны». Я смотрю на него, он молчит. О том, что видел, батюшка так ничего и не сказал. Но два дня подряд, 4 и 5 декабря 2000 года, в одно и тоже время, в 11.45, он видел видения, и слова, обращенные к нему, тщательно записал. Слова, сказанные отцу Иоанну при первом и втором видении были совершенно одинаковы и повторялись слово в слово.

-Всем, знавшим отца Иоанна, было понятно, что он настоящих подвижник, старец, человек, чрезвычайно духовно одаренный. А как батюшка относился к своей одаренности?

-Отец Иоанн никогда не считал себя старцем. Вообще не оценивал себя высоко. Он считал себя ничего не значащим человеком. Он — как все. Часто бывало, приходит в келию после встречи с людьми и говорит: — Таня, ведь правда я как все? Что я могла ему сказать… Батюшка, ну конечно Вы как все!

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=9317&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru