Русская линия
Фонд стратегической культуры Георгий Воскресенский16.08.2008 

Война в Южной Осетии и евразийская коллективная безопасность

Неудавшийся грузинский блицкриг в Южной Осетии вызвал новую волну рассуждений о будущем постсоветского пространства и, в частности, о дальнейшей судьбе СНГ. Повод дало заявление Саакашвили о выходе из этой организации. Этот призыв тбилисского дегенерата без проволочек подмахнули депутаты грузинского парламента. Впрочем, даже и без этого процедура исключения Грузии из СНГ — вопрос сугубо технический. Истеричные призывы к другим участникам СНГ со стороны Тбилиси сделать то же самое вряд ли произведут впечатление. СНГ, без сомнений, продолжит свое существование в качестве механизма политических консультаций (не очень, правда, эффективного — дружеские улыбки за бокалом шампанского на московских ипподромах не в состоянии заменить выработку серьезных решений).

Говоря об уроках югоосетинских событий, нельзя не видеть возможности определенной перегруппировки сил на постсоветском пространстве в интересах России.

Как известно, за исключением стран Прибалтики, которые, будучи членами НАТО, в СНГ не входят, грузинскую агрессию активно поддержали пропрезидентские силы на Украине во главе с Ющенко. Появляются все новые факты, говорящие о том, что «оранжевые» авантюристы поддерживали режим Саакашвили не только средствами дипломатии, но и вооружениями.

Патологически антироссийская политика Виктора Ющенко уже привела к тому, что солдаты двух стран какой-то момент смотрели друг на друга сквозь оптический прицел. Выводы из происшедшего для шаткой украинской государственности еще только предстоит сделать (прежде всего — народу Украины), однако уже сейчас очевидны некоторые факты.

Согласно установленным процедурам, до 1 октября 2008 года Россия должна уведомить Украину о выходе или продлении существующего между ними межгосударственного договора. На наш взгляд, в сложившихся условиях, с появлением указа В. Ющенко, затрагивающего положение российского Черноморского флота и военную безопасность России на Черном море, продление так называемого «Большого договора» между Россией и Украиной от 31 мая 1997 года стало нецелесообразным.

Позиция остальных стран — членов СНГ по поводу войны в Южной Осетии была достаточно сдержанной и выжидательной. Это относится не только к Армении, коммуникации которой в значительной степени проходят через Грузию. Ереван, который является военно-политическим союзником России и входит и в СНГ, и в ОДКБ, активно ищет пути выхода из этой непростой ситуации. Российско-иранское сотрудничество (в рамках которого был построен газопровод Армения — Иран) и российско-турецкое сближение вкупе с усмирением тбилисского буйно помешанного сможет сыграть здесь со временем положительную роль. Что касается Азербайджана, то эта страна, считающая карабахскую проблему до сих пор не решенной, до 8 августа во многом копировала действия грузинских властей, включая усиленное накачивание военных мускулов, привлечение для решения собственных проблем сил Североатлантического альянса и создание под прикрытием «лагерей беженцев» опорных наступательных пунктов близ границ Карабаха (в поселке Наргизтепе). В первые же часы грузинской агрессии представитель МИД Азербайджана Хазар Ибрагим не замедлил выразить горячую поддержку своим грузинским «коллегам», восстанавливающим «территориальную целостность» путем геноцида другого народа.

Нет никакого сомнения в том, что в случае успеха грузинских блицкригов в Южной Осетии и в Абхазии неминуемо последовало бы вооруженное нападение азербайджанской армии на Карабах с перспективой еще одной региональной войны, в которой наверняка наносились бы удары и по коммуникациям. Четкие и решительные действия Москвы сделали такой сценарий весьма маловероятным, показав, кто в действительности определяет теперь «погоду» в Закавказье. И вот Ильхам Алиев, имеющий привычку выступать с громкими речами о региональном лидерстве Азербайджана, предпочитает отмалчиваться и не стремится поддержать грузинского собрата по ГУАМу. И это вполне закономерно: действия Грузии резко повысили риски любых экономических проектов на Кавказе, и мало сомнений в том, что они будут возрастать, если тбилисский головорез задержится у власти. В случае принятия решения о выходе Азербайджана, как и любой другой страны, из СНГ «безвизовое» положение миллионов гастарбайтеров может заметно осложниться, а финансовый поток, ежегодно направляемый ими на родину, сильно уменьшиться. Что же касается проплаченных пропагандистов, то они так же, как и в государствах победившей «оранжевой демократии», судорожно выискивают в Интернете антироссийские агитки и с досадой чешут затылки, горюя над судьбой незадачливого «Мишико».

Лидеры Центральной Азии откликнулись на грузинскую агрессию сдержанными комментариями. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отделался, в целом, обтекаемыми формулировками. «Пресса Запада, — сказал он, — обошла молчанием начало конфликта, когда грузинские войска внезапно напали на Цхинвали. В России объявлен траур. Мы видели, что столица Южной Осетии пережила масштабные разрушения. Российские СМИ оценили ситуацию как гуманитарную катастрофу и геноцид осетинского народа. Наверное, истина выяснится позже. Мы с президентом Киргизии приносим свои соболезнования родным и близким погибших в Цхинвали». Президент Казахстана заявил также, что решение Грузии о молниеносной военной атаке Южной Осетии было торопливым и преждевременным. «Принцип территориальной целостности признается всемирным сообществом. Все государства СНГ выступают против сепаратизма. Национальные конфликты должны быть решены только путем переговоров. Военного решения таких конфликтов не существует», — сказал Назарбаев. Такие оценки казахстанского лидера и, в частности, упоминание им «территориальной целостности», а также мягкие оценки содеянного грузинскими боевиками можно объяснить целым рядом причин. Не следует забывать, например, о серьезных инвестициях казахстанских предприятий в инфраструктуру «Кавказского транспортного коридора», а также о военном сотрудничестве Вашингтона и Астаны и совместных проектах с американскими компаниями (они, впрочем, вызывают растущую критику ввиду своей невыгодности для Казахстана). При этом, однако, интересы Казахстана в Грузии (в отличие от интересов там США) нисколько не противоречат долгосрочным интересам России в этой стране, имеющей протяженную границу с российским Кавказом. И Москва, и Астана кровно заинтересованы в политической вменяемости, демилитаризации и нейтральном (в перспективе) статусе ключевого кавказского государства, способного прямо или косвенно воздействовать не только на своих ближних, но и на дальних соседей. Если Москва проявит достаточно последовательности в усилении своих позиций на Кавказе, то активная поддержка как со стороны Астаны, так и со стороны других участников СНГ и ОДКБ, не заставит себя долго ждать.

Нурсултан Назарбаев в своем выступлении не обошел вниманием и дальнейшую судьбу СНГ. Он посетовал на то, что усилиями некоторых участников «СНГ стало аморфным» и «не имеет никаких рычагов и механизмов для вмешательства в такие конфликты, как в Южной Осетии».

Аморфным стало, впрочем, не только СНГ. Определенное недопонимание возникло у Москвы в отношениях с официальным Минском. Это — следствие серьезных недоработок (мягко выражаясь) в строительстве Союзного государства России и Белоруссии. Президент Белоруссии Александр Лукашенко 13 августа (обратим внимание на дату) выразил соболезнование президенту Российской Федерации Дмитрию Медведеву и всему российскому народу в связи трагическими событиями в Южной Осетии. А накануне посол РФ в Минске А. Суриков раскритиковал белорусское внешнеполитическое ведомство за сдержанность и отсутствие внятной реакции. «Нам очень непонятно, почему власти Беларуси хранят скромное молчание по ситуации в Южной Осетии. В случае появления неприятностей у Беларуси мы ваше горе всегда разделяем в международных организациях, — цитирует дипломата БелаПАН. — Мы знаем, что Конституция Беларуси запрещает использование белорусских войск за пределами страны, но гуманитарная составляющая могла бы присутствовать. Кроме того, могла бы быть словесная поддержка, что и мы всегда делаем для Беларуси». Александр Суриков также напомнил, что Россия всегда выступала против введения экономических санкций в отношении Беларуси и всегда защищала позицию республики при обсуждении ситуации с правами человека.

Спустя несколько часов после пресс-конференции А. Сурикова БЕЛТА распространила информацию о том, что А. Лукашенко дал конкретные поручения министру иностранных дел С. Мартынову… улучшить отношения со странами Европейского союза и США. И это — на фоне постоянных дипломатических скандалов между Минском и Вашингтоном, которые мы могли наблюдать неоднократно. Теперь Лукашенко говорит, что Беларусь стремится развивать максимально глубокие, конструктивные и продуктивные отношения абсолютно со всеми своими стратегическими партнерами, соседями, странами ближнего и дальнего зарубежья. Все бы ничего, если бы не последние события на Кавказе. А член Совета Республики Александр Зимовский, возможно, говорит о конкретных причинах последних действий белорусского лидера. Комментируя высказывания российского посла, А. Зимовский, в частности, посетовал на то, что Владимир Путин предпочел обсудить события на Кавказе сначала с Джорджем Бушем, а не со своим коллегой по Союзному государству и его Председателем Александром Лукашенко (хотя тот тоже находился в Пекине).

На фоне подобных недомолвок, переходящих порой в неуместные словесные пикировки, даже позиция Реджепа Эрдогана, примчавшегося в Москву и выразившего российским лидерам свою солидарность, выглядит более логичной. При этом Турция является членом НАТО и одной из стран, активно вооружавших грузинскую армию (достаточно вспомнить хотя бы аэродром в Марнеули, который не мог не стать целью для российской авиации). Что же касается Белоруссии, то она является важнейшим стратегическим союзником России на западном направлении.

В своих публичных высказываниях лидеры стран СНГ не могут не оглядываться на США, которые активно пытаются закрепиться на постсоветском пространстве, в том числе в Закавказье и в Центральной Азии. Недавние опыты в Армении и Монголии свидетельствуют о том, что оружие «оранжевых» переворотов не ржавеет. Активное ввязывание наших соседей в геополитические авантюры Вашингтона грозит им осложнениями не только с Россией, но и с другими соседними странами: достаточно вспомнить скандал с обнаружением в Бишкеке американского склада боеприпасов, странным образом совпавший по времени с активизацией террористического подполья в Синьцзян-Уйгурском районе сопредельного «олимпийского» Китая…

В последнее время у части экспертного сообщества наметилось некое подобие паники: мол, после событий в Южной Осетии Москва рискует остаться без союзников. Обеспокоенность по поводу международной «изоляции» России всеми силами пытается внушить нам Кондолиза Райс. На самом деле, все обстоит с точностью до наоборот: если бы Москва твердой рукой не прекратила бойню российских граждан осетинской национальности, Москва бы начала стремительно терять всякое влияние не только в СНГ, но и на российской территории. И в самом деле: кто захочет иметь дело с государством, которое при виде массированной атаки на свои границы в бессилии стучится в ООН и пишет бессмысленные ноты протеста?

Все вопросы в связи с событиями в Южной Осетии со временем можно решить, если сделать правильные выводы и конвертировать результаты достигнутого Россией военного успеха во внешнеполитические приобретения на пространстве СНГ. Сделать это можно путем укрепления существующих и, возможно, создания новых военно-политических союзов.

Продвижение США и НАТО на Кавказ привело к трагическим последствиям. Не допустить развития опасной тенденции может только новая система региональной безопасности для Кавказско-Центрально-Азиатского геополитического района. Здесь у государств Европы и Азии общие интересы, но властную элиту клонящей к упадку иноконтинентальной державы это не устраивает: в своей жажде тотального контроля над сжимающейся энергоресурсной базой планеты она будет продолжать провоцировать большие и малые войны.

Сейчас есть несколько региональных площадок, на которых можно вести консультации о создании системы региональной безопасности для Евразии. Прежде всего, это Шанхайская Организация Сотрудничества, в которую входят несколько стран СНГ и Китай и в деятельности которой участвуют в качестве наблюдателей Иран, Индия и Пакистан. Именно расширенная ШОС могла бы в новых условиях стать гарантом коллективной безопасности в Евразии, включая Центральную Азию и Кавказ.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1552


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru