Русская линия
Православный Санкт-Петербург Алексей Осипов15.08.2008 

Старцы есть, учеников не видно

В Древней Церкви были духовные отцы, аввы, старцы, духовные учителя, наставники. Все эти понятия, учитывая современное их понимание, — родственны между собой. Но что это были за люди, какими правами обладали, каково было их отношение к тем, кого мы называем учениками, и каково было отношение учеников к ним? На эти и другие вопросы отвечает профессор Московской Духовной академии Алексей Ильич ОСИПОВ.

— Я хочу поговорить об отношениях между учеником и учителем, старцем. Мы все знаем, что старец — это не просто убелённый сединами старик, а человек облагодатствованный, приобретший некую Божественную мудрость. Надо также понимать, что старец — это не тот, кто должен творить чудеса, провидеть будущее, исцелять прикосновением, воскрешать словом мёртвых… Св. Макарий Великий писал, что многие из тех, кто обладал перечисленными дарами, — погибали! Не прозорливцы и не чудотворцы являются старцами. Почему я на этом настаиваю? Потому что у многих современных православных весьма своеобразные понятие о старцах. Вот недавно стою в Лавре, подходит женщина, спрашивает: «А где здесь прозорливый батюшка?» Я улыбнулся: «Может быть, это я?» Она посмотрела с сомнением: «Нет, у вас бороды нет». — «О, какая оплошность! Но теперь я знаю, как стать старцем, что для этого нужно…» Смех смехом, но многие ищут мудрого человека не по его разумению, а по неким внешним признакам.

А ведь что говорит древнее святоотеческое предание? — Что в игумены монастыря, например, избирали не чудотворца и прозорливца, а мужа наиболее рассудительного, т. е. разумного. Почему этому уделялось такое внимание? А вот послушайте. Как-то к Антонию Великому пришли несколько старцев по очень важному вопросу: меж насельников монастыря возник спор, что является самым важным монашеским деланием. Один сказал: «Самое важное — это послушание». Все закивали: «Да, без послушания невозможно жить». Другой не согласился: «Самое важное — молитва». Вновь все дружно закивали головами: «Правильно, без молитвы о каком же монашеском делании можно говорить!» Третий возразил: «Нет, братия, пост — вот глава всех добродетелей. Если мы не будем вести жизнь воздержанную — какая будет молитва?» Тогда все обратились к Антонию: «Учитель! Что же ты молчишь?» Антоний ответил: «Отцы, верно всё, что вы назвали, но без рассуждения, без разумного отношения ко всему и с молитвой можно впасть в прелесть, и с постом можно вознестись в гордыню, и послушание можно превратить в человеческое рабство». Вот как мудро ответил! Без рассуждения любая добродетель может оказаться не только не полезной, но даже гибельной для человека.

Но что подразумевается под словом «рассуждение»? То, что критерием истины, критерием правильного понимания того или иного богословского, вероучительного вопроса является не чьё-то личное — твоё или моё — мнение, а святоотеческий опыт!

Чтобы бес не успел проскочить

Расскажу случай из событий времени нынешнего. Некий наставник сказал послушнику: «Вот тебе чётки, совершай Иисусову молитву быстро-быстро, чтобы бес не успел проскочить между словами и отвлечь тебя от внимания». Язык юноши заработал, как моторчик. Прошёл час, а он уже произнёс 3600 молитв Иисусовых — молитва в секунду! Вы представляете, что это такое?! С чувством исполненного долга юноша идёт докладывать об этом наставнику. Реакция последнего? — Он был в восторге, но сказал: «А я могу за один вдох-выдох 100 молитв Иисусовых прочитать. И это совершенство». Как оценить подобное? Может быть, надо действительно читать так, чтобы чётки сверкали? Что пишут об этом св. Отцы?

Свт.Игнатий Брянчанинов — великий учитель и наставник Русской Церкви — говорит, что молитву Иисусову следует произносить неспешно, внимательно, после каждой молитвы делать небольшую паузу, чтобы дать себе возможность сосредоточиться. Молитва произносится с благоговением и покаянием — ведь мы обращаемся к живому Богу, а не к бездушной, безликой силе. Святитель прямо указывает, что на 100 молитв Иисусовых нужно примерно полчаса, и потом сделать перерыв. Потому что наш ум слабенький: это мы болтать по пустякам можем 24 часа в сутки, а как только встанем на молитву — и двух молитв не можем внимательно прочитать.

Почему прячутся старцы?

На Западе сейчас принято задавать вопрос: «Расскажите о своём духовном опыте». И вот выскакивает мальчишка и начинает… Он готов заявить о своём «духовном опыте» на весь мир. Православный, будь он даже старцем, на тот же вопрос отвечает: «Ради Бога, избавьте меня от этого. Я могу вам рассказать об опыте св. Отцов». Почему? Ведь из истории и преданий Церкви мы знаем, что старец — это и есть духовный учитель… Но! старец сам себя не выдвигает, напротив, один из признаков духоносного старца знаете какой? — он подвизается в духовных подвигах в уединении. Вспомните, когда прп. Серафим Саровский вышел к людям? — Через полтора десятка лет подвигов вдали от людей. Он даже завалил все тропы к своему жилищу деревьями, чтобы никто не мог пройти. Все святые, следуя Самому Христу, всячески скрывали себя. Недаром св. Отцы говорили, что тот, кто выставляет себя перед людьми, уже потерян. Потому что Христос сказал: «Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф.6,3). Помните, когда Христос исцелил двух слепых, Он просил: «Смотрите, чтобы никто не узнал» (Мф.9,30)? И на протяжении всего Евангелия мы находим эти удивительные слова. Да, Христос пришёл для того, чтобы все узнали Его учение, но Он скрывает Себя, ибо истинная добродетель глубоко целомудренна и не красуется напоказ.

О старцах люди долгое время могли даже не знать, пока Господь Своим Промыслом не открывал их. Чем же они обнаруживали себя? — Даром научения, рассуждения, понимания. При этом о многих из них мы даже не знаем, творили они чудеса или нет.

«Много я получил вреда от неопытных советников»

Примерно к VII веку ослабела духовная сила, а понятие «духовный отец» утратило то понимание, что имело раньше — «благодатный муж». Так стали называть священника, принимающего исповедь, ведущего паству. Но и теперь это человек, отличающийся скромностью и разумом, дающий советы с оговоркой: «Может быть, я ошибаюсь, но св. Отцы говорят так-то». Например, прп. Нил Сорский никогда не давал советов от себя, а обращался к писаниям св.Отцов. Не было отсебятины, что сейчас часто встречается.

Св.Отцы были исполнены благодати Божией, смирения и целомудрия — той целостности в мудрости, которая делала их научения действительно духоносными. Слава этих Отцов не даёт покоя многим, хотя существует множество предостережений ещё с древности. Прп. Дамаскин пишет: «Не всякий, кто стар летами, уже способен к руководству, но кто вошёл в безстрастие и приял дар рассуждения». Или вот указание, какого духовного отца нужно избирать — «добродетельного, тщательного и непременно старше 40 лет, а нижей сих лет — не имей его духовника, нижей дерзай ему, что исповедати, ибо диавол в нём ликует». Тот же прп. Дамаскин говорит: «Много я получил вреда от неопытных советников».

Каково было раньше отношение между старцем и учеником? — Безпрекословное послушание ученика. Ныне это страшно даже произносить. Но что интересно! — истинные старцы имели одного, двух, ну, трёх учеников. Ученики жили с ними и не смели шагу шагнуть, поговорить с кем-то, что-то съесть без благословения. Это было полнейшее отсечение собственной воли. Удивительно просто. Благодаря этому ученики действительно взлетали на небо с огромной скоростью! Кто читал, душеполезные откровения аввы Дорофея, помнят, как его ученик Досифей быстро достиг высоких дарований Божиих, следуя наставлениям учителя. А сейчас у «старцев» сотни учеников… чему можно их научить? И можно ли?

Рукою смирения человеку подаётся благодать

В прежние времена св. Отцы просили Господа отнять у них дары прозорливости, чудотворения и т. д. Они понимали, что пред Богом человек — ничто. Если нужно было помочь кому-то, они смирено просили помощи у Господа. Ведь не зря говорится, что рукою смирения человеку подаётся благодать. Все прочие дары приносят пользу, только если основаны на камне смирения.

Прп.Иоанн Лествичник писал: «Никто не должен быть прославляем за дары и чудеса Божии, а всякий за собственные только добродетели, которые требуют деятельности ума и усиленного старания. Ибо весьма часто люди развращённые умом и противники веры именем Господа изгоняют демонов и творят великие чудеса». Вот бы об этом знали все те, кто гоняется за чудесами, пророчествами и прозрениями! Ведь Сам Господь сказал: «Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7,22,23). Вот приговор! Да избавит Бог искать наставника по признакам того, творит он чудеса или нет.

Оракулов ищем, не наставников

Одного святого спросили, почему мало стало старцев. Он ответил: «Да старцы-то есть, учеников не стало, рабов сколько угодно». Рабы — это те, кто за духовниками носятся целыми колоннами, но не духовной жизни ищут, а за кого бы зацепиться, кому поклониться. И духовная жизнь отмирает. А сколько тех, кто хотел бы быть духовниками, старцами, не являясь таковыми. Хотя немало об этом предупреждены: св. Марк Подвижник предостерегал от старца-самохвала, св. Василий Великий от страстных славолюбцев. О. Иоанн Крестьянкин говорил «о впавших в отчаяние, даже из-за неопытности поседевших, но неискусных духовниках».

Во все времена немного находилось людей, достигших таких духовных высот, чтобы учить других. Даже в древности св. Василий Великий, обойдя Месопотамию, Сирию, Палестину, Египет, не вст ретил достойного наставника, хотя, кажется, в то время их долж, но было быть достаточно. Прп. Паисий Величковский всю жизнь искал руководителя и не нашёл. Свт. Игнатий Брянчанинов в каких был поисках! Нашёл на время старца Леонида, а потом вновь сетовал и страдал. Странное дело, мы сегодня запросто находим сколько угодно старцев и духовников. Почему они-то не находили?

Прп.Иоанн Лествичник пишет: «Когда мы желаем вверить спасение наше иному, то ещё прежде вступления нашего на сей путь, если мы имеем сколько-нибудь проницательности и рассуждения, должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо безстрастного на человека, обладаемого страстями, вместо пристани — в пучину и, таким образом, не найти готовой погибели». Вот где ключ! — надо испытывать и искусить. Искусить — в смысле поближе познакомиться с человеком, посмотреть, насколько его советы соответствуют поучениям св. Отцов, а значит, нужно непременно самим читать св.Отцов. Но нам недосуг, мы озабочены тем, где найти духовника и хватаемся, бывает, за первого попавшегося.

Так зачем мы ищем подчас духовника? Чтобы спрашивать: переезжать — не переезжать, купить корову или козу… И если что-то пойдёт не так, то виноват будет кто? — батюшка! Мы перекладываем всю ответственность на дорогого батюшку. Это так удобно, не надо самому читать этих самых св. Отцов, а зачем? — батюшка-то знает, можно спросить. Мы ищем, увы, оракула, а не духовника.

Записала Ирина РУБЦОВА (с сокр.)

http://pravpiter.ru/pspb/n200/ta001.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru