Русская линия
Татьянин день08.08.2008 

Толкин о Церкви: «Когда нас побуждают от нее отречься»

«Смуты» в церковной жизни — это и испытание, и искушение для ее чад. И как бы ни были они связаны с текущим временем, местом, политикой, в сущности, они были всегда. Однажды с церковными распрями столкнулся сын Д.Р. Толкина, которого любящий отец смог утешить и наставить.

Из письма к Майклу Толкину. Отрывок[i].

Примечание: Дж. Р. Толкин был католиком, об этом не следует забывать, читая письмо, тем не менее, нам представляется сохранить текст без купюр, ибо он, представляет, с нашей точки зрения, общехристианскую ценность. (Ред).

… «Течения» в церкви… это серьезно, особенно для тех, кто привык видеть в ней утешение и «рах"[ii] в периоды мирских смут, а не еще одну арену раздоров и перемен. Но представь себе ощущения тех, кто родился (как я) в промежуток между Золотым и Бриллиантовым юбилеями Виктории. И ощущения, и представления о безопасности и надежности у нас постепенно отнимались. И вот мы теперь стоим, нагие и беззащитные, перед лицом воли Господней, в том, что касается нас самих и нашего места во времени. «Вот мы и вернулись к нормальному состоянию» — в категориях политических и христианских, — как однажды сказал мне некий профессор-католик, когда я сетовал, что мир мой рушится, — а началось это вскорости после моего совершеннолетия. Я отлично знаю, что тебе, как и мне, Церковь, некогда представлявшаяся надежным прибежищем, теперь зачастую кажется ловушкой. А больше податься и некуда! (Я вот думаю про себя, а не испытывали ли последователи Господа в Его земной жизни это самое отчаянное ощущение, последнее прибежище верности, последнее прибежище верности, причем куда чаще, чем это отражено в Евангелиях?) Наверное, ничего нам не остается, кроме как молиться, за Церковь, за Христова Наместника, и за себя самих; а тем временем упражнять добродетель верности, которая на самом деле только тогда и становится добродетелью, когда ты побуждаем от нее отречься. Разумеется, в нынешней ситуации множество составляющих перемешаны в беспорядке, хотя на самом деле самом деле радикально отличны друг от друга (как, скажем, в поведении современной молодежи, которое отчасти вдохновляется похвальными мотивами, такими, как протест против регламентации, против однообразия — что-то вроде затаенной романтической тоски по «кавалерствованию"[iii], и совсем не обязательно ассоциируется с наркотиками или культами праздности и разврата). «Протестантские» поиски «простоты» и прямоты в прошлом — что заключает в себе по большей части благие или, по меньшей мере, понятные мотивы, — несомненно, ошибочны и даже тщетны. Поскольку о «раннем христианстве» сегодня, невзирая на «изыскания», мы по большей части так ничего и не узнаем; поскольку «первозданная простота» — ни в коей мере не гарантия ценности и в значительной степени был и есть отражением невежества. Серьезные нарушения были столь же свойственны христианскому «литургическому» поведению изначально, как и сейчас. «Критика «эвхаристического» поведения со сторон апостола Павла — достаточное тому доказательство!) И еще более — потому, что Господь задумал ее как живой организм (уподобленный растению), который развивается и меняется внешне через взаимодействие завещанной ему жизни в благодати и истории — конкретных обстоятельств того мира, в который он помещен. Между «горчичным зернышком"и взрослым деревом нет ни малейшего сходства. Ибо те, кто живет во времена раскидистой кроны, знает лишь Дерево, ибо история живого организма — часть его жизни, а история организма божественного — священна. Мудрые, возможно, знают, что началась он с зерна, однако напрасно было бы пытаться его выкопать, ведь зерна более не существует, а силы и ценность его ныне вобрало в себя Дерево. Очень хорошо; но в земледелии заботиться о Дереве должно властям, хранителям Дерева — в меру своего разумения, — в меру своего разумения, подравнивать его, обрубать загнившие ветви, истреблять вредителей и так далее. (С трепетом душевном, сознавая, как мало нам ведомо о его росте!) Но ежели они одержимы желанием вернуться к зерну или хотя бы к первой юности растения, когда оно было (как им представляется) прекрасно собою и не затронуто злом, они наверняка причинят немалый вред. Второй же мотив (который ныне столь часто смешивается с приверженностью к раннему христианству, причем даже в сознании любого из реформаторов): aggiornamento[iv], осовременивание; в нем таятся свои серьезные опасности, как было явлено в ходе истории….

(1967−1968 гг.)



[i] Цит. по Толкин Дж. Р.Р. Письма. — М.: Эксмо, 2004.

[ii] Мир (3)

[iii] «Кавалерами» в период Английской буржуазной революции (1640−1653) назыались роялисты, сражавшиеся на стороне Карла I.

[iv] Обновление, «осовременивание» (ит); как термин, употребляется главным образом по отношению к начавшемуся со Второго Вселенского Собора (1962−1965) процессу обновления церковной жизни, в основе которого лежит применение учения Церкви к современном условиям.

http://www.taday.ru/text/128 066.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru