Русская линия
Российская газета Светлана Биткина07.08.2008 

«Страшный суд» над фреской
Творения Андрея Рублева могут не дожить до следующего столетия

Знаменитая фреска «Страшный суд» во Владимире, написанная Андреем Рублевым, которой исполнилось 600 лет, может не дожить до следующего столетия.

Ровно 600 лет с центрального нефа Успенского собора смотрят лики старцев. Искусствоведы утверждают, что подобной фрески нет в мировой живописи. Тема Страшного суда — одна из главных в средневековом искусстве — волновала и художников Руси. И многие русские иконописцы в характере ее изображения следовали примеру европейских мастеров: праведники — с одной стороны, грешники — с другой.

— Непревзойденность фрески «Страшный суд» Успенского собора города Владимира — в милости к каждому, которая от нее исходит, — говорит генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова. — Посмотрите на эти лики! Мы здесь не видим ни плача, ни озлобления, ни адских мучений — все пронизано светом, радостью встречи с Христом.

В 60-е годы прошлого столетия Алиса Ивановна, возглавившая музей, увидела в его фондах уникальное собрание работ известного иконописца Сафронова, который в 1885 году зарисовал открытые фрески Рублева. Сравнение оригиналов с копиями ужаснуло директора.

— Меня потрясли изменения, произошедшие с ними, — рассказывает Аксенова. — Поехала в министерство культуры. Встретилась с Василием Стригановым, заместителем министра. Он услышал нас, началась очередная реставрация. Реставрировали фрески Рублева классики своего дела — Сергей Чураков и Дмитрий Брягин.

Грядущий юбилей шедевра средневековой живописи снова ознаменовался скандалом. Строители поставили леса из сырой сосны для устранения протечки потолка в двух шагах от фресок Рублева. Алиса Аксенова письменно сигнализировала владыке о грубейшем нарушении — начале работ без получения письменного разрешения музея как балансодержателя памятника и отсутствии контроля со стороны специалистов. Леса начали разбирать, а фрески на время ремонта завесили полиэтиленовой пленкой…

— Работаю директором 48 лет, — говорит Аксенова. — Но что такое этот срок для вечности, даже для 600? И тем не менее еще во время реставрации, проводимой в шестидесятые годы, фрески были другими по цвету, яркости. Их было видно. А сегодня из-за гари, копоти, сырости состояние фресок ухудшается. Меня поражает, как бережно и трепетно относятся к своему культурному достоянию в других странах. Например, в Италии, в соборе Святого Марка, где неблагоприятный для фресок климат, где всюду болота, мозаики, по возрасту не уступающие рублевским фрескам, сияют великолепием и сохранностью.

На всю жизнь ей запомнилось, как во время официального визита в Италию умоляла смотрителя показать фреску «Тайная вечеря». Но тот, несмотря на удостоверение ЮНЕСКО у просительницы, был неумолим: «Нельзя нарушать режим». Предложил прийти на следующий день: «Завтра будет японская группа, там есть одно свободное место». Вот такое отношение к своему наследию!

Площадь знаменитых фресок во Владимире — около 700 квадратных метров. Время начать очередной этап реставрации. Но специалисты говорят — это будет сизифов труд.

— Проблема в том, что в действующем Успенском соборе не поддерживается необходимый режим температуры и влажности, — комментирует генеральный директор ОАО «Владспецреставрация», известный владимирский искусствовед Александр Скворцов. — К сожалению, пока не будет налажен микроклимат, о подлинной реставрации фресок «Страшного суда» не может идти речи, — только о консервации. Которой, конечно, недостаточно. И эта проблема, на мой взгляд, упирается не в экономические, а прежде всего в нравственно-этические вопросы. Фрески Андрея Рублева — национальные святыни. Их сохранность — задача общества.

Но Алиса Аксенова, несгибаемый борец за владимирскую и суздальскую старину, на этот раз впервые не скрывает бессилия:

— Если нам перенимать опыт наших зарубежных коллег, то в идеале в собор нельзя входить после дождя в мокрой одежде, нельзя вносить березовые деревья на Троицу, нельзя использовать свечи, а тем более — не восковые. И этих «нельзя» много. Не может быть идеального режима в действующем храме. Поэтому предписания реставраторов по определению не могут быть исполнены, и гарантии сохранности фресок исключены. Рублеву не повезло.

http://www.rg.ru/2008/08/07/rublev.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru