Русская линия
Фонд стратегической культуры Анна Филимонова06.08.2008 

Сербия под «бархатным прессом» Запада

Арест Радована Караджича представители США и Евросоюза горячо приветствовали как самый крупный шаг Сербии в выполнении обязательств перед Гаагским трибуналом и движения в сторону европейской интеграции. Однако далее Запад не дал сербской власти и суток на празднование полной и безоговорочной капитуляции. На следующий день после объявления об аресте Караджича к Сербии были выдвинуты новые претензии.

Первый пакет условий относится к Косову. Запад требует от Сербии вычеркнуть косовских сербов из списка своих граждан, признать независимость Косова, согласиться с заменой администрации ООН на европейскую миссию EULEX и не препятствовать вступлению Косова в международные организации. Так, помощник госсекретаря по Европе Даниэль Фрид объявил о желании Вашингтона «восстановить утерянный контроль международного сообщества над севером Косова, где в большинстве проживают сербы» (!) и как можно быстрее «реконструировать UNMIK"1, поскольку, якобы, «Косово не может далее оставаться ни вне Косова, ни вне контроля».

Госсекретарь Германии заявил, что «не будет вступления Сербии в ЕС, пока она не признает независимость Косова». Глава UNMIK Ламберто Заниер 1 августа заявил, что Сербия должна во всем расширить диалог с Брюсселем и сотрудничать с ЕС в аспекте европейской миссии в Косове. Эта миссия, по его словам, являет собой воплощение европейской перспективы на практике, она связана со стратегией ЕС в регионе и «переговорным процессом, который должен увенчаться вступлением Космета в ЕС». США, со своей стороны, внесли очередной вклад в укрепление «государственности Косова»: признали паспорта «Республики Косова» в качестве юридически законных документов, и в них с 1 августа всем желающим посетить США ставятся американские визы.

Второй комплекс пожеланий Запада выразили заместитель председателя американского Института за мир Даниэл Сервер и бывший посол США в Белграде Майкл Полт: «После ареста Караджича должна последовать выдача Горана Хаджича и Ратко Младича и реформа сербских служб безопасности». Госсекретарь США Кондолиза Райс арест Караджича расценила как «огромный шаг вперед для Сербии и ее европейской идентичности» и тут же выразила надежду на то, что «следующим арестованным беглецом будет Ратко Младич». Несмотря на заявления о том, что Сербия получит статус кандидата в члены ЕС до конца 2008 или, в крайнем случае, в первой половине 2009 г., Брюссель подтвердил свое условие, от которого ЕС не откажется и до исполнения которого Сербия статус кандидата не получит, — выдача Ратко Младича.

И, наконец, третье. Запад потребовал от Сербии отказаться от намерения предъявить через Генеральную Ассамблею ООН иск Международному суду правды с просьбой дать заключение о легитимности одностороннего провозглашения независимости Косова. Председатель Совета министров ЕС Бернар Кушнер (глава французской дипломатии) выразил свое немалое удивление в связи с этим: как можно тех, «кто желает присоединения Сербии, обвинить в чем-то незаконном», но «если все же случайно этот суд расценит данный акт как незаконный, будет странно, что Сербия хочет вступить во что-то незаконное, в этом кроется некое противоречие» 2.

Сам Б. Кушнер, конечно, не видит противоречий в участии Запада в создании и переброске в Космет диверсионно-террористических албанских группировок, оформившихся в полноценную армию с самым современным вооружением; в поддержке Западом албанских преступлений в отношении сербского населения (грабежи, поджоги, убийства, пытки, изгнания населения, уничтожение памятников культуры); в западной «гуманитарной интервенции» — 78-дневных бомбардировках суверенного государства; наконец, в изъятии у этого государства части территории и создании на ней албанского наркокриминального квазигосударства, защищенного двумя военными базами НАТО.

Требование Евросоюза Б. Кушнер направил министру иностранных дел Сербии В. Еремичу, незадолго то того заявившему в Брюсселе о «решительном намерении сербской власти отстаивать и защищать международное право, прежде всего, по вопросу суверенитета и территориальной целостности государства и конечном определении статуса Косова».

Эта позиция Кушнера была продемонстрирована еще в бытность его главой администрации СБ ООН в Косове в период со июля 1999 г. по январь 2001 гг. При Кушнере «Освободительная армия Косова» (УЧК, сокращение от алб.) получила второе рождение, оформившись в т.н. «Корпус по защите Косова», за чем последовали очередная волна изгнания не-албанцев из края и атаки албанских террористов на юг Сербии. Именно Бернар Кушнер расценил президентские и парламентские выборы в Югославии 24 сентября 2000 г. как «так называемые выборы» и «провокацию» против назначенных им муниципальных выборов в Косове, не забывая при этом цинично указывать, что право выбирать является суверенным правом всех людей, в том числе и косовских сербов. Тогда Кушнер так определил сферу реализации этого права сербами Косова: «косовские сербы могут реализовать свое право: на муниципальных выборах в Косове». Заявление было сделано на фоне трагических событий, когда неизвестные двумя гранатами забросали баскетбольную площадку с сербскими детьми, а буквально через несколько дней еще четверо сербских детей были сбиты машиной, управляемой нетрезвым албанцем. Кушнер на это и другие вопиющие случаи насилия над сербами и другими не-албанцами предпочитал не реагировать. В организованных им выборах в конце октября 2000 г. не смогли принять участие 20% неалбанского населения. Затем именно Кушнер заключил с албанскими лидерами договор о создании так называемого совместного Временного административного совета Косова, выполняющего функции правительства. Функции председателя в новом правительстве Косово принял на себя сам Кушнер. Другими словами, Б. Кушнер проводил подрывную антигосударственную политику, направленную на создание основ «албанской государственности» в Косове. Помимо этого, как утверждал в свое время бывший министр информации СРЮ Горан Матич, французская гуманитарная организация «Врачи без границ», соучредителем которой являлся Кушнер, пользуясь статусом гуманитарной организации, занималась в Косове сбором разведывательной информации и передачей ее заинтересованным странам.

Направлений в деятельности Кушнера было много, а вот ее смысл неизменно оставался антисербским. Учитывая также тот факт в биографии Б. Кушнера, что он, прежде чем стать министром здравоохранения в правительстве премьера-социалиста Л. Жоспена, во время войн в Ливане и Вьетнаме был врачом и, по его собственному признанию, делал летальные уколы тем, кто жестоко страдал и уже не имел шансов выжить, спрашивается: не перенес ли Б. Кушнер, назначенный президентом Франции Н. Саркози министром иностранных дел, свой опыт смертельных инъекций с отдельных людей на целый народ — сербский? В своих обращениях к Сербии Б. Кушнер называет сербов своими друзьями. По меткому выражению, получившему хождение у сербов, «кого Кушнер назвал другом, тому враги не нужны"…

Сколько же даст Запад нынешней сербской власти за Космет и Младича? А за Воеводину с Санджаком? Евродемократы во главе с Тадичем, сдающие и предающие свое государство и свой народ, уже готовятся подставить карманы под кредиты из фондов ЕС. Однако безвольные «евродемократы» — не более чем покорная администрация колониального управления. Она обязана выполнять предписания метрополии, которая не поскупится на дальнейшие пожелания-ультиматумы, а вот поощрения ограничатся исключительно словесным выражением. Так, после ареста и сдачи Р. Караджича в Гаагский трибунал ЕС, вопреки ожиданиям, Временное торговое соглашение с Сербией не разморозил. В протянутую руку сербской власти Запад снова положил камень.

Для объяснений поведения Евросоюза и дальнейшей политики Сербии Тадич 3 августа предпринял микроконтратаку: созвал пресс-конференцию. Высказывания сербского президента показывают полный тупик, растерянность и беспомощность сербского политического руководства. В ходе конференции Тадич сначала предупредил, что «Сербия никогда не откажется от двух своих государственных и национальных целей — членства в Евросоюзе и защите государственного суверенитета и территориальной целостности в Косове». Во-первых, членство в международной группировке возведено им в ранг высшего национального приоритета. Во-вторых, защита территориальной целостности, как ранее многократно подчеркивал Тадич, не будет осуществляться «никакими средствами, кроме дипломатических». Но и дипломатическими способами она не осуществляется. Послы, отозванные из стран, признавших независимость Косово, на символические консультации, уже возвращаются обратно. На этом защита Косова закончена (не начавшись). У Тадича даже для внутреннего пользования нет больше аргументов.

Тадич указал также способ соблюдения правительством левого центра и европейской ориентации национальных интересов Сербии: это -…сотрудничество с Гаагским трибуналом (!). Осознанием своего успешного сотрудничества с Гаагой Сербия удовлетворена настолько, что «ее не разочаровал отказ ЕС от размораживания Временного торгового соглашения». Далее последовала фраза, достойная занесения в анналы истории как апогей национального самоунижения: «Мы сотрудничаем с Гаагой не ради получения награды, а ради соблюдения законов своей страны» («Политика», 4 августа 2008 г.).

Нынешнее политическое руководство Сербии все глубже загоняет страну в ловушку. Часть сербской территории девятый год находится под оккупацией НАТО и созданной усилиями США марионеточной, но крайне агрессивной албанской наркомафии. Различного рода натовские советники (по сути, контролеры) присутствуют в Генштабе, министерстве обороны и других министерствах и ведомствах Сербии. Интересы альянса обслуживают карикатурно прозападные партии (прежде всего, Либерально-демократическая, прибегающая в последнее время к откровенно русофобской риторике) и множественные агентурные «неправительственные организации». В сентябре должно последовать подписание Соглашения об информационном сотрудничестве с Альянсом как шаг на пути к вступлению в программу «Партнерство во имя мира» — одну из схем глобальной экспансии НАТО. «Партнерство» — это система двусторонних договоров с НАТО, в соответствии с которыми заключающая их страна принимает на себя определенные обязательства (как правило, это приведение собственных вооруженных сил в соответствие со стандартами НАТО и передача систем безопасности под контроль НАТО). Альянс в отношении страны-партнера подобных обязательств на себя не принимает.

Евроатлантический путь Сербии выложен нескончаемыми унизительными условиями Запада. Народу, против которого в ходе югокризиса конца ХХ в. была брошена вся мощь пропагандисткой, экономической, дипломатической (закулисной) и военной машины Запада, нечего ждать милостей от победителя: он намерен полностью растоптать и унизить свою жертву. Восемь лет после прихода к власти «демократов» Сербия слышит одни и те же слова, одни и те же обещания, а демократическая власть с энтузиазмом выполняет все требования Запада. И если сербский народ не откажется от слепого следования за Иудами, Запад сведет Сербию к границам Белградского пашалыка времен турецкого ига. И тогда маленький, но гордый своими демократическими завоеваниями Белградский пашалык будет, наконец, принят и в ЕС, и в НАТО.



1 Т. е. заменить администрацию ООН в Косове на военно-административный корпус ЕС.

2 «Политика», Белград, 1−4 августа 2008 г.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1525


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru