Русская линия
Одна Родина Владимир Рябцев,
Асланбек Адиев
06.08.2008 

Геополитика зоны «Черноморье — Кавказ — Каспий» (II)

Часть I

Вторым серьезным шагом, на который решился Иран спустя десять лет, стало его предложение соседним государствам создать более обширную систему безопасности, «стягивая» воедино кавказский и каспийский сегменты Черноморско-Каспийского региона (с этой инициативой МИД Ирана выступил в апреле 2003 г.). Иранский план предполагал создание региональной организации безопасности в формате «3+3» (Армения, Азербайджан, Грузия плюс Россия, Турция, Иран). Однако и эта иранская инициатива осталась невостребованной соседями по региону.

В настоящее время политическая инициатива — в руках российской стороны. По мнению экспертов, с 2005 г. Министерство обороны РФ и МИД РФ прорабатывают вопрос о создании «Смешанных сил быстрого реагирования по обеспечению безопасности на Каспии». Во многом это ответ на развертывание Соединенными Штатами в Прикаспии своих сил и средств — прежде всего на территории Азербайджана, в рамках программы «Каспийская стража», (CaspianGuard), с участием турецких, азербайджанских и грузинских военнослужащих [7].

Формальным поводом для проникновения в Черноморско-Каспийский регион стал для США запуск в конце мая 2006 г. нефтепровода «Баку — Тбилиси — Джейхан» (БТД), во многом изменившего расклад сил в обширной зоне «Черноморье — Кавказ — Каспий». Фактически БТД — первый и самый крупный нероссийский энергетический проект на постсоветском пространстве. Его не без основания называют «проектом Вашингтона».

С нашей точки зрения, настоящие причины «повышенного внимания» США к Черноморско-Каспийскому региону лежат в сфере «большой стратегии». Это, прежде всего, стремление обеспечить геостратегическое преобладание в самой верхней точке «Великого Пятиморья», без чего «перекрытие» Ближнего и Среднего Востока, столь важного для американской экономики, чрезвычайно затруднительно. Вторая причина связана с попытками держать в постоянном напряжении Иран, «нависать» над ним, оказывая постоянное давление на эту страну с прямой угрозой применения силы.

Пытаясь закрепиться в восточной части Черноморско-Каспийского региона и прикрываясь необходимостью охраны нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан, США прямо обозначили намерение обеспечить свое военное присутствие в Азербайджане, в частности, создать специальное подразделение из местных воинских подразделений и войск специального назначения [8]. Суть же российского предложения (идея «Смешанных сил быстрого реагирования по обеспечению безопасности на Каспии») состоит в том, чтобы сформировать специальный военный контингент усилиями всех государств «каспийской пятерки», без участия вооруженных сил внерегиональных держав. Москва предлагает ввести запрет на присутствие в регионе военных формирований тех государств, которые не имеют непосредственного выхода к Коспийскому морю-озеру, а также запретить плавание на нем судов под флагами неприкаспийских государств (это явное указание на нежелательность присутствия в регионе американских военных, в чем российская позиция полностью совпадает с позицией Тегерана).

Каспийский бассейн превратился сегодня в «невралгический узел» всей зоны «Черноморье — Кавказ — Каспий». Через эту геополитическую зону осуществляется транзит углеводородов по многим направлениям (как в Европу, так, правда, в меньшей степени, на восток, в Китай).

Наиболее предпочтительным для стран Черноморско-Каспийского региона было и остается создание в обширной зоне от Балкан до Центральной Азии регионоцентрического механизма безопасности, позволяющего сформировать в этой части Евразии — на уникальном перекресте культур и цивилизаций — единое геополитическое пространство, в полном смысле этого слова «общий дом». Все предельно просто: реальный мир и безопасность в регионе невозможны без мира с ближайшими соседями. Увлекаться же «мифологической географией», видеть себя «рядом» с Соединенными Штатами и/или Западной Европой, а не в общем геополитическом пространстве с государствами-соседями — значит наносить ущерб своим собственным национальным интересам [9].

Если учитывать необходимость экономической стабилизации и демократизации государств Причерноморья, Южного Кавказа и Каспийского бассейна, оказавшихся по логике геополитического развития последних двух десятилетий в «одной лодке», если исходить из интересов устойчивого развития соответствующих стран, то оптимальным было бы, как мы уже говорили, создание в ЧКР международной институции (мини-ОБСЕ, но без участия США), опирающейся на Организацию черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС) как на свой фундамент.

Однако пока перспектива создания в Черноморско-Каспийском регионе «общего дома» не просматривается. Причин тому в основном две. Во-первых, этот регион — весьма разнородное целое, в нем нет «стержневого» (С. Хантингтон) государства, способного выступать носителем общерегиональной идеи с опорой на соответствующую силу. Во-вторых, очень высока степень прямой включенности в «черноморско-каспийский процесс» Соединенных Штатов. Добровольно с этой стратегически важной «площадки» США не уйдут, а без этого создание в зоне «Черноморье — Кавказ — Каспий» регионоцентричного комплекса безопасности практически невозможно.

Поэтому в ЧКР набирает силу тенденция, противоположная региональной интеграции, — тенденция фрагментации. Наблюдается «растягивание» региона разного рода альянсами (типа «Сообщества за демократию и права народов», образованного непризнанными государствами ЧКР), коалициями и межгосударственными объединениями (типа СДВ и ГУАМ), блоковыми структурами (НАТО). У государств ЧКР в качестве предпочтительной формируется политическая линия на выстраивание отношений с внерегиональными державами и международными организациями.

В условиях, когда за достаточно длительный период времени, последовавший после распада Советского Союза, так и не сформировалась сколько-нибудь налаженная система двусторонних и многосторонних взаимодействий «государств-соседей», иного результата трудно ожидать: Черноморско-каспийский регион не стал плотно интегрированным сегментом мирового геополитического пространства. Он как был, так и остается «разъединительным поясом». Если на рубеже ХХ-XXI вв. этот «пояс» разделял Россию и объединенную Европу, то сейчас он разъединяет Россию и евро-атлантическое сообщество, отграничивая РФ и сферу влияния США, захватившую ряд стран бывшего СССР. Можно предположить, что в ближайшее время здесь возникнет еще одна «разделительная линия», теперь уже продленная до Центральной Азии и разделяющая два лагеря — «США+НАТО» и «Китай+ШОС». В этом случае зона «Черноморье — Кавказ — Каспий» станет важнейшим звеном той «дуги нестабильности», которая с конца 1990-х гг. протянулась от Косова до Синьцзяна.



7. См. также об этом: Заславский И. Дело труба. Баку — Тбилиси — Джейхан и казахстанский выбор на Каспии. — М., 2005. — С.159−160, 171.

8.См. об этом: Матвеев А. Щупальца Пентагона тянутся к Каспию. (http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1 114 144 560).

9. См.: Дергачев В.А. Геополитика. — М., 2004. — С.327.

http://odnarodyna.ru/articles/2/230.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru