Русская линия
Православие и современность Маргарита Крючкова31.07.2008 

Церковные профессии: ризничая

Рядом с нами живут люди, в чьих трудовых книжках стоят не совсем привычные глазу кадровика записи: регент, псаломщик… Возрождается Церковь — возрождаются и церковные профессии. Познакомиться с одной из них нам помогла епархиальная ризничая Ольга Алексеевна Балезина.

…В ризнице — тишина и практически хирургическая чистота: ни пылинки, ни ворсинки. Городская суета осталась там, за стеной, — здесь же время ведет себя совсем по-другому, строго отмеряя вечность секундными порциями. В высоких шкафах ждут своего часа архиерейские и священнические облачения. Прихожане саратовских храмов видят их во время службы, остальное же время заботливым их хранителем является ризничая. Этой редкой профессии не обучают ни в вузах, ни в колледжах: в ризницу ведет одна дорога из многих тысяч.

— Есть люди, которые выбирают профессию один раз на всю жизнь, — Ольга Алексеевна отрывается от гладильной доски с бережно разложенной муаровой мантией, чтобы ловко заколоть портновской булавкой отутюженный участок ткани.- Но разве могла я, думая о будущем, предположить, что буду работать в ризнице? Конечно, нет! В те времена и слова такого я не слышала. А мечтала тогда стать художником-модельером…

Чтобы получить право называться художником, юная Оля поступила в Саратовское художественное училище; чтобы стать модельером — работала швеей на фабрике «Вышивка», закончила курсы в Куйбышеве. Шила все, в том числе — одежду на себя и своих детей. Причем шила так, что во времена дефицита ее останавливали на улицах, чтобы разузнать, где она «такую прелесть достала». Оказалось, все ее умения были, как говорится, в тему: и художественный вкус, и швейные навыки. Все пригодилось ризничей Ольге Алексеевне в ее работе. А главное, характер у нее оказался подходящий: спокойный, вдумчивый, ответственный, требовательный к качеству своей работы, а еще… очень творческий.

— Это только на первый взгляд кажется, что работа у меня простая да одинаковая: почистить, погладить, подшить, — улыбается моя собеседница.- А на самом деле — каждый день ставит новые задачи.

Как почистить серебряную бахрому на ткани, чтобы она не потускнела? Как пришить галун почти под прямым углом, чтобы не было складок? Чем отбелить белую тесьму, чтобы не полиняла основная ткань? Для каждой возникающей задачи Ольга Алексеевна ищет свое решение, экспериментирует на лоскутках, анализирует результаты… Учебников и руководств для ризничих не написано, ответ посмотреть негде. Так что пока главный «учебник» в таком ответственном деле, как подготовка и хранение церковного облачения, — многовековой опыт, который передается из уст в уста (с благодарностью вспоминает Ольга Алексеевна ризничую Московского подворья Троице-Сергиевой Лавры, которая приезжала в нашу епархию — поделилась своим опытом).

Есть ряд неписаных правил: облачение должно быть защищено от света; белое даже в шкафу должно храниться в отдельных чехлах (потому что «это только кажется, что пыли нет!»); парчу стирать нельзя ни при каких обстоятельствах; бархат ни в коем случае нельзя гладить… Кстати, как выяснилось, бархат — ткань самая капризная, требующая обращения «на вы»: облачения из него должны висеть свободно (от тесноты могут образоваться заломы), защищенные чехлами. А чистка бархата — это вообще ювелирная работа. Во время службы, бывает, и воск капнет, и уголек отлетит, после чистки каждую ворсинку аккуратно иголочкой расправлять приходится!

Довелось Ольге Алексеевне выступить и в роли художника-реставратора, ведь в ризнице есть и раритетные старинные облачения, они требуют не только особо бережного ухода, но и подчас квалифицированной «скорой помощи». Недавно, например, на бархатном гобелене протодиаконского стихаря она так мастерски привела в порядок обветшавший кусок ткани, что все только диву дались: хоть под лупой приглядывайся — никаких изъянов не заметно! Как же это удалось? «Господь умудрил, — отвечает ризничая.- Я и штуковку освоила, и художественное училище вспомнила, чтобы цвет подобрать, и швейные навыки пригодились. Получилось!».

Труд ризничей — работа нелегкая. Весь день на ногах. Раскроить, отутюжить, подчистить, отпарить… Сидя ничего не получится! А еще требуется предельная внимательность: архиерейское облачение, стихари для протодиаконов и иподиаконов, закладки, ленты — всё должно быть одного цвета, причем готовятся сразу два комплекта (на вечернюю службу и утреннюю).

Самое горячее время в ризнице — Пасха и Рождество. В переводе на цифры — это километры ткани, которую нужно привести в порядок. Тяжело, наверное, одному человеку с такой задачей справиться…

— Да разве я одна? — говорит ризничая.- Когда много работы, мы с семинаристами-иподиаконами всё четко распределяем: кто что делает, кто за что отвечает. Ребята они ответственные, серьезные, всегда советуются, узнают, как и что сделать лучше!

Ольге Алексеевне часто звонят из многих приходов. Тоже советуются: чем лучше вывести пятно от лампадного масла, как убрать след от свечного воска. Все эти и многие другие премудрости она постигла в совершенстве. Иначе и быть не может, ведь церковное облачение должно быть в безупречном состоянии. Если честно, сама я во время службы (да, наверное, и не я одна!) принимаю это как данность. Теперь знаю, что за этим стоит немалый труд. Большая работа, сделанная с любовью и молитвой.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5326&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru