Русская линия
Нескучный сад28.07.2008 

Несудный день

ВЕДУЩИЙ РУБРИКИ:

Иван СЕМЕНОВ, обозреватель ВГТРК, исполнительный продюсер телеканала «Вести» Родился в 1971 году. Окончил отделение структурной и прикладной лингвистики филфака МГУ. Преподавал русский, математику, информатику и церковнославянский язык в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия. Работал продюсером информационной службы Первого канала, шеф-редактором «Вестей» в 20:00 на телеканале «Россия», заместителем руководителя студии «Международная панорама», обозревателем итоговой программы «Неделя» на ТВЦ. Автор ряда документальных фильмов, в т. ч. «Апрель 2007, восстановление единства Русской Церкви» на канале «Вести». Соведущий программы «Спешите делать добро» на волнах радио «Радонеж».

К круглой годовщине убийства царской семьи было приурочено множество публичных заявлений. Так, священник Георгий Рябых, и. о. секретаря по взаимоотношениям Церкви и общества отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, заявил в интервью порталу «Интерфакс-религия»: «Осуждение коммунизма было начато в 1990-е годы, но так и не было доведено до конца». По мнению о. Георгия, необходимо «почитать память жертв репрессий и их гражданскую стойкость, открыть мемориальные комплексы, вернуть названия городам и улицам, избавиться от советской символики на государственных зданиях, убрать памятники кровавым вождям с центральных площадей городов России, кладбище у Кремлевской стены. <…> Если мы медлим с осуждением свержения законной власти, то мы рискуем увидеть повторение эксперимента в отношении уже нынешней законной власти».

Вот так.

Можно, конечно, ответить жестко, напомнив, что исполнение этой программы вынудит нас вырвать и сжечь десятки страниц из «Журнала Московской Патриархии» выпуска 40-х, 50-х гг., наполненных приветствиями, поздравлениями и заверениями в гражданской верности «кровавым вождям». Но ведь и языческим императорам-гонителям христианские святые мученики не раз адресовали заверения в гражданской верности.

Настоящая беда в другом. Это «осуждение свержения законной власти» неизбежно выльется в новое проклятие мертвым людям.

В своем поразительном предсмертном дневнике император Николай не писал никаких протестов и возмущений по поводу «свержения законной власти».

А писал он — как пишут о разладе между влюбленными: «Внешние отношения также за последние недели изменились: тюремщики стараются не говорить с нами, как будто им не по себе, и чувствуется как бы тревога или опасение чего-то у них! Непонятно!» (запись от 28 мая 1918 г.)

Впрочем, моя эмоция, думаю, недалека от правды. У императора действительно произошел разлад с изрядной частью любимого им народа. Как же ему было писать иначе?

Я бы предложил эти царские дни, наоборот, повернуть в сторону НЕосуждения. Хотя бы тех, кто пострадал похожим с царской семьей образом, хотя и совершенно из противоположного лагеря — расстрелянных и умученных идейных коммунистов…

Или тех, кто «за царскую идею» оказался по ту сторону фронта во Второй Мировой войне, в чьи ряды влился цвет царской Белой Гвардии — РОА…

Или даже А.А.Власова: ведь он сознательно не покинул брошенный Верховным командованием на погибель в болотах 2-й Волховский фронт и пошел бороться с тем самым «кровавым вождем».

Скажут, что я призываю к соглашательству с безбожием, с мятежом, с предательством.

Не призываю. Призываю задуматься об этих людях — не на черно-желтом плакате, а живых! — попытаться понять, что ими двигали далеко не одни ненависть и трусость, и попытаться простить.

Людей, а не «кровавый вождизм», предательство или безбожие.

Кстати, сразу же под интервью о. Георгия на портале «Интерфакс-религия» долго находилось другое выдающееся сообщение — вполне в заданном русле: «Коммунисты Петербурга попросят канонизировать Сталина в случае его победы в рейтинге „Имя России“».

ЭКСПЕРТ:

Диакон Николай ПОПОВИЧ, клирик храма Спаса Нерукотворного на Сетуни, участник Великой Отечественной войны В 1968 году, когда советские войска вошли в Чехословакию, положил на стол партбилет. В то время он работал начальником информационного отдела Государственного комитета по труду. После выхода из партии перешел в церковные сторожа. С 1970 года до рукоположения в диаконы в 1990 году служил чтецом и алтарником в московских храмах.

Осудить идеологию, но не людей

— Судить людей мы не можем. Когда в 1956 году известный московский священник отец Николай Голубцов крестил дочь Сталина Светлану Аллилуеву, он сказал ей: «Отца не суди, он уже осужден Богом». Но осудить коммунистическую идеологию, вернуть названия городам и улицам необходимо. Нельзя одновременно чтить убиенного государя императора с семейством как страстотерпцев и мириться с тем, что область под Екатеринбургом носит имя Свердлова, который дал указание об их убиении. И почему область под Петербургом до сих пор называется в честь ненавистника Церкви Ленина? Я не против улиц Рокоссовского, Баграмяна, других советских людей, имеющих реальные заслуги перед Отечеством. Но недопустимо увековечивать в названиях память о людях, намеренно разрушавших духовные основы России. Суд над ними принадлежит Богу, но осудить их действия мы обязаны. Защитники и противники возвращения имен городам и улицам обычно говорят, что это наша история. А разве для Германии нацистский режим — не история? Но там же нет улиц и площадей имени Гитлера, Геринга, Гиммлера, Геббельса…

И все же главное — объяснить людям причину трагедии, постигшей Россию в начале прошлого века. Понять историю можно, только опираясь на учение Церкви, Священное Писание и Священное Предание. Призыв осудить свержение законной власти неверен ни с исторической, ни с духовной точки зрения. Никто в феврале 1917 года власть не свергал. Люди отошли от Бога, а без Бога монархия стала народу не нужна. Православный царь получает власть не от народа, а от Церкви через таинство миропомазания, и атеистическому сознанию смысл монархии непонятен. И случилось то, о чем еще в 1916 году говорил Оптинский старец Нектарий: «Возрадуется царь, возрадуется и Россия, заплачет царь, заплачет Россия». Но кто тогда слушал старцев? Тогда почти все хотели падения монархии. Государь в день отречения написал в своем дневнике: «Кругом измена, трусость и обман». Он отрекся от престола ради спасения России. Об этом прекрасно сказал в 1917 году епископ Пермский Андроник, чем возмутил Временное правительство. Нам надо покаяться не только за равнодушие к судьбе царской семьи, но за то, что наши деды и прадеды увлеклись либеральным западническим мировоззрением, отвергли бесценный дар, который мы получили от Византии — веру православную. «Русь Святая, храни веру православную! В ней твое утверждение», — сказал священноисповедник епископ Ковровский Афанасий (Сахаров). Когда мы это поймем, коммунистическая символика отпадет сама.

Внучка маршала Буденного, моя крестница, рассказывала мне, что в конце жизни ее дед надевал мундир хорунжего (а не маршала!) с четырьмя Георгиевскими крестами (он был полный Георгиевский кавалер!), читал Библию (а не «Капитал» Маркса!), плакал и сокрушался: «Что мы наделали?». Очевидно, оплакивал свои заблуждения — на его глазах было уничтожено казачество. Солженицын в «Архипелаге» описывал, как казаки с семьями (несколько сот тысяч человек!) уходили с немцами. Где видано в истории России, чтобы казачество (самое надежное войско) с бабами и ребятишками покинуло родную землю и ушло с врагом? Я не оправдываю, но и не осуждаю. Эта их трагедия — плоды гражданской войны, террора, расказачивания! По указу Троцкого и Свердлова официально было расстреляно 2 миллиона казаков с семьями!

Белая эмиграция, за исключением Краснова, Шкуро и еще нескольких генералов, не поддержала власовскую армию. Краснов еще в 1918 году пошел на союз с Германией, потому что немцы давали ему пушки и снаряды. Он считал, что если с помощью немецкого оружия освободит Россию от большевиков, то потом Россия сама освободится от Германии. Опять же он достоин сожаления, но не осуждения. Основу же РОА составляли наши военнопленные и русские люди, угнанные в Германию. Всего 2 дивизии, хотя в момент формирования РОА в Германии находилось около 10 миллионов русских людей, включая военнопленных и перемещенных лиц (угнанных на работы с оккупированных территорий). Одна из этих дивизий под командованием генерала Буначенко в 1945 году освободила Прагу, спасла ее от уничтожения. Разбитые этой дивизией эсэсовские части собирались взорвать столицу Чехословакии. После освобождения Праги по просьбе чешского правительства они ушли в английско-американскую зону, откуда потом были выданы на расправу чекистам. А освобождение Праги приписывают маршалу Коневу.

Да, воевать на стороне врага чудовищно. Но, как видите, все неоднозначно, и наша задача объективно разобраться в трагедии генерала Власова и его армии. Блестящий офицер, до войны он искренне верил в коммунизм, по убеждениям вступил в партию. Дивизия, которую он принял в 1939 году после возвращения из Китая, была одной из худших в Красной армии. К началу войны Власов сделал ее одной из лучших. В 1941 году, командуя корпусом, он вывел его из окружения под Киевом. После этого ему поручили командование армией. Но когда его бросили на прорыв Ленинградской блокады, дали полувооруженную Вторую так называемую ударную армию, и он оказался обречен на поражение. Не захотел он улететь или не смог, по убеждению сдался в плен или спасая свою жизнь — вопрос сложный. Но в Германии он понял, что коммунистическая идеология несет смерть русскому народу. Один диктатор, Гитлер, восстановил разрушенную, разоренную и униженную Версальским договором страну и смог привлечь на свою сторону армию, полицию и вообще почти всю нацию, посулив ей превосходство и господство над всем миром. А другой, Сталин, ради бредовой идеи мировой революции раскулачил-разорил крестьянство, уничтожил почти весь командный состав Красной армии и бросил обезглавленную армию на съедение немецкой машине. А вот позиция генерала Власова очень похожа на позицию белогвардейских генералов, которые так и не поняли Россию и остались антимонархистами (за исключением генерала Врангеля). Нецерковная это позиция. Поэтому Святейший Патриарх Тихон отказался благословить Белое движение, и в итоге Белая гвардия потерпела поражение. Власов же хотя бы после Сталинграда, когда наша армия побеждала и наступала, должен был одуматься и понять, что немцы, с которыми он пошел на союз, ненавидят Россию так же, как коммунисты. Его судьба — трагедия. Надо не судить, а понять причины этой трагедии.

Господь судит не заблуждения человека, а его волю. Так всегда было в истории христианства. Вспомните Евангелие. Не учение фарисеев обличает Христос, а их лицемерие, волю, которая противоречит закону. И коммунист коммунисту рознь. Одно дело Ленин, который кончил классическую гимназию и Казанский университет, имел пятерку по Закону Божьему, и другое дело — малограмотный рабочий паренек. Ему сказали, что коммунизм — правда, он поверил. Тем более что коммунисты полностью скопировали христианскую идеологию, включая ее символику, только без Христа. Написали свой символ веры — «Интернационал», в Мавзолее положили «мощи» Ленина. У дьявола нет творчества, он всегда ворует идеи. Но ворует умело и многих соблазняет. Не так просто разобраться в подмене неподготовленному человеку. Я сам в молодости был очарован идеями коммунизма. Нам в юридическом институте марксизм преподавали вдохновенно, эмоционально, именно как религию. Отца у меня расстреляли в 1938, так я и после войны считал, что он не понял великих идей коммунизма, и в этом его трагедия. Однажды сказал это отцу своего друга — директору завода, старому коммунисту. Он мягко поправил меня: «Коля, не суди отца, не твое дело». По убеждениям коммунист, а совет мне, молодому, дал абсолютно христианский. Господь смотрит в сердце человека. Для Бога важно, правды искал человек или корысти. А где правда, там Бог.

Христианин может и должен прощать своих обидчиков. Коммунистов простили и молились за них претерпевшие от них новомученики и исповедники российские. Мы же должны осудить их сатанинскую идеологию и пожалеть людей за их грехи. Но самое главное для нас сегодня — понять, что России вручено драгоценное православное вероучение. Россия пала, потому что люди отпали от веры. А сегодня вера постепенно возрождается. И чем больше она будет возрождаться, тем сильнее будет наша страна, так как с верой возрождается семья, личность. Апостол Иоанн Богослов говорит: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей; ибо все, что в мире — похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» 1 Ин. 2, 15−16). Пока человек не поймет, что здешняя короткая жизнь есть экзамен на жизнь будущую, вечную, что сам он бессмертен, будет спотыкаться.

Записал Леонид ВИНОГРАДОВ

http://www.nsad.ru/index.php?issue=48§ion=10 021&article=996


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru