Русская линия
Одна Родина Мария Головкина28.07.2008 

Храм во имя просветителя России

В год 1020-летия Крещения Руси мы с благодарностью вспоминаем великого русского художника Виктора Михайловича Васнецова (1848−1926), происходящего из рода священников Вятской губернии. Более века назад, к 900-летию Крещения Руси, он расписал Свято-Владимирский собор в Киеве, символ братства народов России, Украины и Белоруссии, и храм Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне — единственный в Москве, где есть его творения.

* * *

Самым плодотворным периодом творчества Виктора Михайловича Васнецова, человека глубоко верующего, было время, когда он вместе с другими выдающимися художниками занимался росписями Свято-Владимирского собора в Киеве (1885−1896). Если бы даже художник не создал ничего другого, кроме своих знаменитых киевских росписей, его имя прочно вошло бы в историю русской живописи.

Современники единодушно назвали Свято-Владимирский собор «первым вдохновенным произведением русского религиозного искусства», так как именно в этом сооружении нашел свое яркое и мощное воплощение стремительный взлет русского искусства конца XIX века.

Свято-Владимирский собор представляет собой традиционный для русского зодчества шестистолпный храм с тремя апсидами, увенчанный семью куполами. Такими строили древнерусские храмы во времена Владимира Святого и Ярослава Мудрого.

«В богоспасаемом граде Киеве, святой колыбели православной веры и хранилище отечественной святыни нет доселе храма Божия во имя святого Равноапостольного князя Владимира… В настоящее время, по Высочайшей благочестивейшего Государя Императора воле, предположено в сем граде построить древним византийским зодчеством теплый соборный храм, во имя просветителя России святою верою, на доброхотные пожертвования верных сынов Православной церкви», — с такими словами обратился в 1852 году к народу митрополит Киевский Филарет (Амфитеатров). Именно ему принадлежала идея к 900-летию Крещения Руси возвести на святых киевских горах храм-памятник, достойный славных деяний Владимира Великого.

Эта идея была официально утверждена Синодом и императором Николаем I в 1852 году. Тогда же начался сбор средств на строительство собора. К осени 1859 года было собрано около 100 тысяч рублей.

Свято-Владимирский собор был заложен в день святого равноапостольного князя Владимира 15 (28) июля 1862 года. Его строительство планировалось завершить к 900-летнему юбилею Крещения Руси (1888), но оно растянулось на тридцать три года — с 1862 по 1896.

Руководство внутренней отделкой храма, составление проекта росписи, приглашение художников и наблюдение за ведением работ поручили знатоку русской старины профессору Андриану Викторовичу Прахову.

К работе над художественным оформлением собора были привлечены Виктор Васнецов, Михаил Нестеров, Павел Сведомский, Вильгельм Котарбинский, Михаил Врубель, ученики киевской школы Мурашко…

* * *

К Виктору Михайловичу Васнецову, первому из приглашенных им художников, Прахов специально приехал в Абрамцево.

Васнецов заканчивал в это время свою знаменитую впоследствии картину «Богатыри», где художник выразил идею непоколебимой веры в русский народ, в его богатырские силы. Несмотря на то, что работа над «Богатырями» требовала еще значительного времени, Васнецов уже на другой день после визита Прахова, 30 марта 1885 года, послал Андриану Викторовичу телеграмму с согласием расписывать Свято-Владимирский собор.

Готовясь к работам, Васнецов предпринял путешествие в Италию, где знакомился с памятниками раннего христианства, изучал мозаики и фрески киевского Софийского собора, фрески Кирилловского и Михайловского монастырей в Киеве.

В сентябре 1885 года В.М. Васнецов пишет из Киева в Москву П.М.Третьякову: «Теперь голова моя наполнена святыми, апостолами, мучениками, пророками, ангелами, орнаментами, и всё почти гигантских размеров… Дело по значению и величине считаю серьёзным, и дай Бог силу хорошо исполнить».

А уже в ноябре 1885 года Прахов привёз эскизы росписей Васнецова в Петербург. О своих впечатлениях знакомые художники написали Виктору Михайловичу в Киев: «Поленов, Репин, Суриков в восторге от твоих произведений. По выражению Репина, ты создаёшь себе памятник, к которому не зарастёт тропа…»

Вместо предполагаемых художником трёх лет Васнецов прожил в Киеве десять. Огромное количество душевных сил отдал за эти годы Виктор Михайлович Свято-Владимирскому собору, где ему надо было расписать главный неф и апсиду, отразить основные сюжеты Ветхого и Нового Заветов, изобразить русских исторических деятелей, причисленных к лику святых, украсить своды орнаментами.

«В работу свою начинаю совсем влюбляться, а это для меня самое главное; ослабления духовной жизни боюсь больше всего!… Нужно много силы духовной и физической. Устаю изрядно». Это — отрывки из киевских писем Васнецова разных лет к родственникам и друзьям в Москву и Санкт-Петербург.

За эти годы Васнецов выполнил более 150 картонов к росписи, 400 эскизов, расписал в храме 2840 кв. м, написал 15 картин, 30 отдельных фигур, все образы в центральной части храма, в том числе Богоматерь с Младенцем (высота 11 метров), апостолов, святителей, Христа Вседержителя в куполе (голова Христа более двух метров), Александра Невского, Нестора-летописца, княгиню Ольгу, Бориса и Глеба, Вседержителя и Богоматерь в главном иконостасе. Все орнаменты центральной части писались в храме по его рисункам и при его участии.

Сам по себе факт столь грандиозной работы не имеет равных в русском искусстве XIX века.

* * *

«Вы удивительно хорошо сказали, — писал Васнецов в одном из писем из Киева Елизавете Григорьевне Мамонтовой, — что моя работа — „путь к свету“, только это убеждает меня на этом подчас невыносимо тяжелом пути».

В апсиде алтаря он написал Богоматерь, идущую по облакам с Младенцем. Этот образ называли «Васнецовской Богоматерью». Он стал одним из любимейших образов сразу же после освящения Свято-Владимирского собора. В конце XIX — начале XX веков репродукции с него можно было встретить во многих домах России.

Федор Шаляпин вспоминал: «Когда я глядел на его Божью Матерь с Младенцем, с прозрачными Херувимами и Серафимами, я чувствовал, как духовно прозрачен, при всей своей творческой массивности, сам автор. Его витязи и богатыри, воскрешающие самую атмосферу Древней Руси, вселяли в меня ощущение великой мощи и дикости — физической и духовной».

* * *

«Всякое искусство национально, космополитического искусства нет. Всё великое в искусстве, ставшее общечеловеческим, выросло на национальной почве», — писал В.М. Васнецов. Подтверждением его мыслей стал образ Христа Вседержителя в центральном куполе Свято-Владимирского собора. В левой руке Христа — Евангелие, открыто на словах: «Аз есмь свет миру: ходяй по мне не имать ходити во тьме, но имать свет животный» (Ин. 8, 12).

Народные представления об умных, волевых, решительных и непреклонных правителях воплотились в образах святых равноапостольных великого князя Владимира и великой княгини Ольги. «Чудесный памятник по себе оставит Васнецов русским людям, — писал участвующий в работе над росписями собора Михаил Васильевич Нестеров. — Они будут знать в лицо своих святых, угодников и мучеников, всех тех, на кого они хотели бы походить и что есть их заветный идеал».

Домашним и друзьям Васнецов пишет из Киева: «Я крепко верю в силу своего дела, я верю, что нет на Руси для русского художника святее и плодотворнее дела, как украшение храма — это уже поистине и дело народное, и дело высочайшего искусства…».

Торжественное освящение Владимирского собора состоялось 20 августа 1896 года в присутствии императора Николая II и императрицы Александры Федоровны.

* * *

Успех васнецовских росписей был огромен. Они приобрели необыкновенную популярность и повторялись в конце XIX — начале XX веков во множестве храмов в России. В киевских росписях художника видели начало возрождения русского религиозного искусства, а в Васнецове — «гениального провозвестника нового направления в религиозной живописи».

«Его душа рвется к небу, но прикреплена к земле», — сказал о Васнецове его искренний почитатель отец Сергий Булгаков, безоговорочно приняв его религиозную живопись.

Росписи Владимирского собора Виктора Васнецова много лет вызывали интерес духовенства и архитекторов к религиозной живописи художника. В эти и последующие годы Васнецов работал над росписями храма Воскресения (Санкт-Петербург, 1883−1901). Георгиевской церкви (Гусь-Хрустальный, 1885−1904), русской церкви в Дармштадте (1899−1901), собора Александра Невского (Варшава, 1906−1911), церкви Христа Спасителя (Спас на водах, Санкт-Петербург, 1910−1911), храма Александра Невского в Софии (1904−1913), заложенного в память освобождения Болгарии от турецкого ига…

И повсюду художник печется о сохранении русских традиций церковного искусства, основанных на наследии Византии. Его беспокоит распространение в среде российской интеллигенции бездумного подражательства Западу: «И не страшна была бы подлинная иноземщина, — писал он, — если бы наши иноземствующие головотяпы всеми силами, до безумства, не поддерживали её! Да, бедняги и сами не замечают, что лезут в рабскую петлю… С этим помрачением русских умов надо бороться без устали и всеми силами!..»

В 1900 году он выступил с проектом о художественно-промышленном образовании в России, которое, по мнению Васнецова, должно было идти в «национальном духе, а не в подражании Западу».

«Я только Русью и жил… - писал он, словно бы подводя итог своей насыщенной жизни. — Что касается религиозной моей живописи… я, как православный и искренне верующий Русский, не мог хоть на копеечку свечку не поставить Господу Богу. Может, свечка эта из грубого воска, но поставлена она от души. В Православной Церкви мы родились, православными дай Бог и помереть».

* * *

Большевики Свято-Владимирским собором распорядились по-своему. С 1929 по 1941 годы в соборе размещался Музей антирелигиозной пропаганды. За эти годы из-за постоянной сырости фрески и настенные росписи были повреждены и оказались под угрозой.

В годы гитлеровской оккупации, заигрывая с верующими, «освободители от большевистского ига» возобновили службу в соборе.

После Великой Отечественной войны советские власти его вновь закрыли. В 1960-е годы службы опять возобновились…

Сегодня во Владимирском соборе покоятся мощи святой великомученицы Варвары и священномученика Макария. Мощи святой Варвары привез в Киев еще князь Святополк. Много веков они хранились в Михайловском Златоверхом монастыре в 500- килограммовой раке из чистого серебра. Когда в 1930-е годы власть разогнала монахов обители, святые мощи были тайно перенесены в Свято-Владимирский собор; при этом драгоценная серебряная рака исчезла.

Сегодня Владимирский собор, увы, и ни музей, и ни действующий православный храм. С 1992 года Владимирский собор находится в руках раскольников, его отнял у православно верующих Украины лже-патриарх Михаил Денисенко. По правилам Православной Церкви, никто из верных не может посещать богослужения раскольников и еретиков. Остается лишь надеяться, что храм-памятник во имя Крещения Руси будет, как и прежде, служить Богу…

http://odnarodyna.ru/articles/14/216.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru