Русская линия
Православие и современностьМитрополит Киевский и всея Украины Онуфрий (Березовский)24.07.2008 

«Церковь должна идти за Христом, а не за политиками»

Накануне празднования 1020-летия крещения Руси, когда внимание многих людей приковано к Киеву, мы встретились и побеседовали с Митрополитом Черновицким и Буковинским Онуфрием. Митрополит Онуфрий — постоянный член Священного синода УПЦ МП, глава Канонической комиссии при синоде — сегодня один из самых авторитетных архиереев Украинской Православной Церкви. Он известен также как твердый противник раскола: его выступление на так называемом Харьковском Соборе 1992 года стало решающим для сохранения канонической Церкви на Украине. Богатый опыт церковной, монашеской жизни, архиерейского служения сделали Митрополита Онуфрия одним из самых почитаемых и любимых архипастырей на украинской земле.

— Владыка, Ваше архипастырское служение проходит в том крае, где Вы родились и выросли. Край это сложный, многонациональный, приграничный… Какие изменения в нем произошли за последние, не самые, может быть, благополучные в межнациональных отношениях годы?

— Область, в которой я несу послушание епископа, называется Черновицкой. Это действительно многонациональная область, где живет много румын, молдаван, русских, есть здесь грузины и поляки, а сейчас еще прибавились и выходцы из Средней Азии. Но традиционно все населяющие наш край народности уживались мирно. Сейчас действительно время такое, когда культивируется национализм, но Черновицкую область, слава Богу, не раскачали этим национализмом, и люди продолжают по-прежнему жить в согласии, мире, терпении друг к другу.

— Если сравнивать с другими областями Украины или России, это церковный край?

— Да, безусловно, это край, где много верующих людей.

— Так было и в советские годы?

— Даже в советское время, когда верующим приходилось «прятаться» от властей, здесь всё равно было много храмов по сравнению с другими областями, Еще при Советах тут служило одновременно до 150 священников. А сейчас в нашей епархии 400 приходов при том, что население в области порядка 960 тысяч.

— При той очень непростой политической ситуации, которая сложилась на Украине сейчас, насколько Православной Церкви удается сохранять самостоятельность своей позиции, суждений?

— Это дается совсем непросто… В основном те люди, которые ходили в церковь при атеистическом режиме, сегодня являются преданными чадами Церкви, противниками вмешательства политиков в церковную жизнь, они стоят за единство святой Русской Православной Церкви. Из тех, кто пришел в Церковь уже гораздо позже, когда настало время свободы, многие тоже стали верными чадами Церкви, но некоторые еще не имеют достаточного понимания церковной миссии, того, что собственно есть Церковь…

— То есть можно сказать, что в значительной степени проблемы церковной жизни на Украине связаны с теми, кого можно назвать новообращенными?

— Можно так сказать, потому что они меньше понимают и любят Церковь. Они думают, что это как человеческая организация, которой можно манипулировать. Нет ясного понимания, что Церковь имеет свои законы, свои правила и свою главу. Церковь имеет главой Христа, и она должна идти за Христом, а не за политиками.

— Владыка, к сожалению, ни для кого не секрет, что сейчас ведется очень много разговоров о потенциальной возможности отпадения Украинской Церкви от Московского Патриархата. Насколько это, с Вашей точки зрения, реально? И если, не дай Бог, отпадение все же произойдет, то каковы будут его последствия?

— Я убежден, что у нас нет никаких духовных аргументов в пользу того, чтобы отсоединяться от Московского Патриархата. Самая главная миссия Церкви — это спасение человеческих душ. В нашей Церкви — в Русской Православной Церкви — эта благодать спасения по сей день существует. Чего еще можно большего искать в Церкви? Те люди, которые ищут своего в Церкви, а не Божиего, — они хотят отделения. Если оно совершится, то это будет против воли Божией. Если это произойдет, то я думаю, что на Украине Православие будет в очень большой опасности, и я даже уверен, что оно будет уничтожено.

— Уничтожено или реформировано?

— Можно назвать по-разному. Были ведь уже случаи попыток образования самостоятельной Церкви на Украине, и даже не одна, а несколько. И ни к чему доброму это не приводило. Почему? — Не знаю: духа ли у нас не хватает, или же есть о нас какое-то Божие определение, против которого нельзя идти… А определение это, я думаю, такое, чтобы мы были дети одного князя Владимира, чтобы мы были вместе. А где эти дети живут — на Украине, или в России, или в Белоруссии — неважно.

— А насколько сильны сегодня на Украине те люди, которые ищут в Церкви своего, а не Божьего?

— В основном это люди, находящиеся при власти, имеющие административные рычаги в своих руках и использующие эти рычаги для того, чтобы Церковь разорить, потому что разоряют Церковь через расколы: один раскол, второй, третий… Не все, конечно, политики на Украине действуют именно так, но таких достаточно.

— И как преодолеть эту новую угрозу раскола на Украине?

— Преодолеть? Она не преодолевается, надо просто твердо стоять в своей вере и исповедовать истину. У них свои цели, задачи — расколоть, а наша задача — сохранить Церковь единой канонической.

— Сейчас по-прежнему, невзирая на решения Архиерейского Собора, актуальной остается проблема, скажем так, Епископа Диомида. Но, конечно, эту проблему невозможно свести к личности только лишь одного человека, одного архиерея, она гораздо шире. В чем, на Ваш взгляд, причина того, что значительная часть людей откликается на воззвания, письма, призывы, подобные тем, что раздавались до недавнего времени с Чукотки?

— Церковь — это организм, который оживотворяет, возглавляет и содержит Христос. Против Церкви всегда воюет дьявол. И он старается от Церкви оторвать людей под любыми предлогами: кого через политику — через политику. Кого через экономику — через экономику. А кого-то пытается оторвать даже через ревность по Бозе. Есть люди, ревнующие по Бозе, но может немножко у них разума не хватает, рассудительности. Апостол Павел по чрезмерной ревности гнал христиан, так что и Владыка Диомид в данном случае, он как раз является орудием тех сил, которые хотят отторгать людей от Церкви через непомерную, неразумную ревность.

Отторгают от Церкви по причине ИНН, новых паспортов, каких-то карточек банкоматных, — дьявол всё использует, весь арсенал соблазнов, который он имеет, чтобы человека сбить с толку и оторвать от Церкви.

— Делается много прогнозов относительно того, как будет праздноваться в Киеве 1020-летие Крещения Руси, в частности, высказывается предположение о том, что состоится встреча главы Украинской Православной Церкви и лжепатриарха Филарета…

— Состоится ли на празднования 1020-летия Крещения Руси официальная встреча нашего предстоятеля, который возглавляет Православную Церковь на Украине, митрополита Владимира с раскольником? Нет, этого не будет. Если идет речь о воссоединении, то здесь наша позиция такая: у нас двери открыты, мы не имеем права их закрывать, но эти двери являются дверями покаяния. Может произойти присоединение отпадших через покаяние, через исправление тех ошибок, которые они сделали, тех канонов, которые они нарушили. У нас такой принцип: мы можем говорить о соединении православных верующих только на основе канонов святой Православной Церкви. А встреча как таковая может быть, но какая? Можно на улице встретиться — идешь с одной стороны, человек — с другой стороны, но это не является объединением.

— Сегодня на Украине человеку, не очень хорошо понимающему все тонкости современных церковных отношений, легко перепутать православный храм с униатским, храм, относящийся к Украинской Церкви Московского Патриархата — с храмом раскольников. Как «обычному» человеку, живущему на Украине, только приходящему в Церковь, или же приехавшему на Украину, избежать ошибки?

— Спросить людей, кто глава Церкви. А если некого спросить, если зашли по ошибке, послушали, кого поминают. Если поминают Филарета или Мефодия Кудрякова, или папу Римского — выйти из нее, а если Патриарха и митрополита Владимира — остаться.

— А как с Вашей точки зрения, есть какие-то специфические различия в церковной жизни в России и на Украине?

— Отличия есть, может быть, в каких-то административных элементах, небольшие, незначительные, в экономических вопросах — свои правила, законы… Мы можем немножко отличаться друг от друга, чуть-чуть, но в остальном — всё то же самое.

— Владыка, было время, когда Церковь оказалась практически полностью выключенной из общественной, тем более, политической жизни государства. Церковь тогда находилась в крайне стесненных условиях. Сегодня включение в политику, наоборот, происходит, иногда осознанное, иногда неосознанное, но, вероятно, оно тоже таит в себе какие-то опасности. Вы так не считаете?

— Считаю. Знаете, есть такой совет у духовных отцов, что в монастыре не должно быть слишком близких, дружеских отношений, чрезмерной откровенности между братьями. Потому что, поскольку люди несовершенны, иногда эти близкие, откровенные отношения, то, что они там друг другу поверяют какие-то тайны сердечные, враг потом может употребить и обернуть так, что эти же самые люди станут непримиримыми врагами. Такое бывало и может быть и в Церкви, и в государстве: и там, и там люди несовершенны. И такое чересчур близкое соединение может в результате обернуться взаимной ненавистью. Дай Бог, чтобы такого не было.

— Владыка, у Вас в епархии, Вы сказали, где-то около миллиона всего жителей, и при этом — 400 приходов и порядка 800 монашествующих. Это очень много…

— Обуславливается это во многом тем, что советская власть в России установилась с 1917-го года, а у нас на Буковине — с 1946-го. И таких гонений, таких жестоких разрушений, которые пережила Россия, там не было. Я думаю, что это один из основных факторов.

— То есть всё-таки традиции церковной и монашеской жизни там сохранились в большей степени, чем в России, точнее, в меньшей степени были уничтожены?

— Да. Ведь здесь не было такого уничтожения монашества, священства, верующих, как в России. По крайней мере, именно в Черновицкой области, потому что другие области, которые были под Советским Союзом с самого начала, претерпевали то же.

— Если говорить о ситуации с монастырями, то, к сожалению, часто в России бывает так, что когда устраивают новую обитель или же возрождается существовавшая ранее, то просто не оказывается опытного наместника, опытного духовника, которые могли бы правильным образом организовать жизнь в этом монастыре, и потому зачастую становление нового братства бывает очень трудным, мучительным.

— Это общая проблема. И у нас такие же проблемы, такие же монастыри. И у нас тоже все молодые монахи, прервана традиция монашеского жития и поставлены наместниками, игуменами молодые иеромонахи. И они учатся, как жить, и стараются учить, как жить, свою братию. Человек научится ходить сам, и другого тоже научит ходить… Но, конечно, очень важно для монастыря, какой настоятель. Это как ядро, если оно будет здоровое, то вокруг него и здоровый организм образуется, а если больное, может организм сложиться, а изнутри будет гнить, слабый будет, хилый.

Беседовал игумен Нектарий (Морозов)

Наша справка: Онуфрий, митрополит Черновицкий и Буковинский (Березовский Орест Владимирович)
Дата рождения: 5 ноября 1944 г.
Дата хиротонии: 9 декабря 1990 г.
Дата пострига: 18 марта 1971 г.
День ангела: 26 июня
Страна: Украина

Биография: Родился в с. Корытном Вашковского р-на Черновицкой обл. Украины в семье священника. В 1964 г. окончил Черновицкое техническое училище, работал в строительной организации, в 1966 г. поступил на общетехнический факультет Черновицкого ГУ. В 1969 г. оставил университет и поступил в МДС.

В 1970 г. принят в число братии Троице-Сергиевой лавры. 18 марта 1971 г. пострижен в монашество, 20 июня рукоположен во иеродиакона, 29 мая 1972 г. — во иеромонаха. В 1980 г. возведен в сан игумена. 28 августа 1984 г. назначен настоятелем Преображенского храма Афонского подворья в с. Лукине Московской обл. 28 июня 1985 г. назначен благочинным Троице-Сергиевой лавры. 15 декабря 1986 г. возведен в сан архимандрита. В 1988 г. окончил МДА со степенью кандидата богословия. 20 июля 1988 г. назначен наместником Успенской Почаевской лавры.

9 декабря 1990 г. во Владимирском соборе Киева хиротонисан во епископа Черновицкого и Буковинского.

22 января 1992 г. отказался подписать обращение архиерейского совещания УПЦ к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II о предоставлении автокефалии Церкви на Украине, 23 января митр. Филаретом (Денисенко, впоследствии анафематствован) переведен на Ивано-Франковскую кафедру.

7 апреля 1992 г. восстановлен на Черновицкой кафедре. 28 июля 1994 г. возведен в сан архиепископа и назначен постоянным членом Священного Синода УПЦ.

22 ноября 2000 г. возведен в сан митрополита.

Образование: МДС, МДА

Епархия: Черновицкая и Буковинская епархия (Правящий архиерей)

Награды: Орден свт. Иннокентия, митр. Московского и Коломенского, II степени.

Информация: Патриархия.ру

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5304&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru