Русская линия
Православная книга РоссииИеромонах Нектарий (Соколов)22.07.2008 

Главные критерии, с которыми нужно подходить к литературе — это критерии красоты и творческой убедительности
Интервью с иеромонахом Нектарием (Соколовым), насельником Троице-Сергиевой Лавры, смотрителем Патриаршего Подворья «Феодоровский городок» в Царском Селе, главным редактором издательств «Ладан» и «Троицкая школа»

— Санкт-Петербургское издательство «Ладан» совсем молодое. Отец Нектарий, расскажите, пожалуйста, как оно создавалось и что объединяет его с издательством «Троицкая школа»?

— Эту структуру создал Александр Васильевич Зилотов: у него есть очень хорошая типография «Моби Дик», соучередителем которой он является. Поскольку он человек православный и не хотел абы что издавать, то пришел к идее создания православного издательства, но у него не было самой концепции издательства. До того как мы познакомились, он успел выпустить несколько книг. Наша встреча произошла буквально в самом начале его поисков. «Ладан» появился в апреле 2006 года, а мы встретились где-то в июне. У меня было четкое видение того, что нужно издавать, я пришел со своим издательским проектом «Троицкая школа» — и мы объединили «Ладан» и «Троицкую школу». Получился симбиоз: я занял место главного редактора, а Александр Васильевич — директорское место. Мы как две руки, сиамские близнецы. На книгах стоят логотипы и «Троицкой школы» и «Ладана».

«Троицкая школа» мыслилась как издательство, ориентированное на выпуск учебной литературы. Существует большой проект по изданию учебных пособий для Духовных школ. Книги находятся сейчас в разной степени подготовки, хотя издательская группа работает уже два года, в ближайшее время мы готовы издать только три из них, потому что потребовалась большая работа. В основе этих учебников конспекты лекций преподавателей Духовной Академии, которые начитывались в 60-е — 90-е годы. Им придается вид, соответствующий стандартам современного учебного пособия: сверяются цитаты, выверяется весь справочный аппарат, иногда производится стилистическая правка. Я сам в свое время учился по этим конспектам и знаю их востребованность в студенческой среде.

— Какие же учебные пособия планирует издать «Троицкая школа»?

Прежде всего — это «Введение в философию» протоиерея Димитрия Придеина — пособие для православных учебных заведений, лекции по Ветхому Завету покойного епископа Сергия (Соколова) и работы композитора и теоретика музыки Владимира Ивановича Мартынова, автора музыки к фильму «Остров». Сейчас мы издаем его книгу «История богослужебного пения».

Мы также надеемся издавать периодику — на выходе литературный альманах «Русло», первый номер уже сверстан, остается окончательная корректура.

Есть проекты, в которых издательства выступают независимо друг от друга, но независимо не по процессу, а по направленности. «Ладан» заявил себя как исключительно церковное издательство, а «Троицкая школа», как мы надеемся, может выходить и на светский рынок. Название достаточно обтекаемое, имеет вид не столь православный, потому как светские структуры пугаются откровенно религиозной литературы. С одной стороны есть интерес, а с другой стороны — некоторое отторжение: мы эту литературу не берем, это не наше. Получается, что наши православные издания находятся в идеологическом гетто. Нужно предпринимать попытки выхода на светский рынок, обозначить свое на нем присутствие и не только молитвословами и Библиями для детей с картинками, а такой литературой, которая, не будучи откровенно православной, привносила бы с собой православное миропонимание в современную жизнь.

— Какие из ваших книжных новинок попадают в эту категорию?

— «Епифань» — как раз такая книга. Епифань — это географическое название, правда, читатель узнает об этом в самом конце повествования, если не знал в начале. Книга представляет собой эпический обзор русской истории от битвы на Калке до Куликова поля. Произведение это беллетристическое, написано в живой манере, хорошим литературным слогом. Его автор, Николай Иванович Никонов, историк, публицист, ведет сельский образ жизни, 10 лет прожил в монастыре. «Епифань» написана на обширном, достоверном историческом материале. В качестве иллюстраций мы использовали картины современного художника Павла Викторовича Рыженко.

Специфика книги в том, что русская история показана из монастыря, глазами братии. Вся интрига завязывается в маленьком монастырьке на окраине Рязанского княжества накануне Куликовской битвы. Два монаха пишут летописи, и между ними периодически происходят столкновения. Один события прошлых лет видит с одной стороны, другой — по другому, идет постоянное обращение к истории. В повествовании есть и любовная линия, и батальные сцены — книга, я бы сказал, больше мальчишеская, для юношества.

— А проекты, связанные с детским чтением, есть в ваших планах?

— Мы сотрудничали с детским журналом «Божья коровка». Второй год уже работаем над подготовкой литературно-исторического альманаха для детей и юношества. Называться он будет «Пересвет». Делаем альманах с таким рассчетом, чтобы читать его могли так называемые «тинэйджеры», но чтобы при этом он был интересен и взрослым. По нашему замыслу это должно быть красочное издание, популярное и одновременно исторически достоверное, естественно, с православным подходом к событиям.

— Расскажите, что лично вас заставило задуматься об издании книг. Вы упомянули, что встретились с Александром Зилотовым, уже имея сформированную концепцию издательского проекта, как у вас зародился ее план?

— Я с детства любил книжки читать. Имел такую слабость к печатному слову. Через какое-то время я понял, что, наверное, и издавать их тоже очень интересно. Вот так и получилось, что я давно хотел заняться книгоиздательством, тем более, что в православной современной книге, как и в светской, лично меня раздражает небрежность, с которой они, бывает, делаются. Сам издательский подход мне не всегда симпатичен. Хотя сейчас, конечно, стали появляться издательства с живым, обстоятельным подходом к делу. Минусами в оформлении книги я считаю отсутствие основательной редактуры, корректуры: когда берешь книжку и на одной странице встречаешь умопомрачительное количество опечаток и ошибок. Я даже не могу такие книжки читать, откладываю их в сторону, какими бы интересными они ни были. Важным для меня является и художественное оформление книги. Мы в издательстве стараемся уделять внимание тому, как книга оформляется, как она подается, стремимся издавать красивые книги. Взять, хотя бы, к примеру, такое издание как Епархиальный справочник. Про справочник, выпущенный нами совместно с Издательским отделом Санкт-Петербургской епархии, люди говорят, что «его приятно взять в руки». В этом отношении мы с Александром Васильевичем совпали. У него изначально была задана высокая планка к полиграфическому качеству издания, и я с такими же умонастроениями влился в коллектив.

— Как вы находите своих авторов?

— Авторы зачастую сами нас находят, сейчас много предложений к нам поступает, например, через интернет. Так нас нашла Светлана Всеволодовна Шешунова, интересный и многообещающий автор. Мы издаем ее историческую повесть о гражданской войне и революции. Можно сказать, что это будут «неуловимые мстители» наоборот, но без легкомысленно-приключенческого начала, довольно суровая повесть.

Первую ее часть мы опубликуем в первом номере альманаха «Русло». Планируется отдельное издание книги, но мы хотим предварить его журнальной публикацией.

— Сейчас все более популярными становятся аудиокниги. Издательство «Ладан» может предложить читателю аудиоверсию каких-то книг?

— Конечно, вот только-только мы получили нашу первую аудиокнигу с произведением Ивана Сергеевича Шмелева «Лето Господне». Литературно-музыкальная композиция в трех частях. Читает наша любимая актриса и ведущая радио «Радонеж» Екатерина Краснобаева. Книга записана без сокращений, музыка подобрана замечательно. Художественное оформление сделала петербургская художница Вера Павлова. В октябре у нас вышло в свет подарочное издание книги «Лето Господне» с ее иллюстрациями, которое мы и продублировали аудиодиском.

— Какой проект за то время, что существует издательство, вы назвали бы наиболее отвечающим установленным вами критериям?

— Это я оставлю для будущего, мы только набираемся практики, учимся. Пока, по отзывам читателей, лучше всего нам удалась книга по иконографии Сергея Владимировича Алексеева «Зримая истина». Она пользуется спросом, мы готовимся в очередной раз ее переиздавать. «Ладан» уже три книги выпустил в этой серии: две книги Алексеева и одну Никонова «Шуйско-Смоленская икона Пресвятой Богородицы». Последняя, хоть и посвящена местночтимой иконе, но широко и увлекательно раскрывает ее значение для истории России. Ну, а что касается самой лучшей книги — надеюсь, она еще впереди.

— С какой периодичностью выходят книги в вашем издательстве?

— Мы не государственное издательство и не издательство коммерческого образца, у нас нет такого оборота, который бы обеспечивал нам постоянный издательский план. Мы ищем средства под каждое издание, чтобы его осуществить. В зависимости от того, как быстро нам удается найти эти средства, мы можем выпустить книгу. Тут все упирается не в производительность как таковую, а, в первую очередь, в финансирование. Но это и не удивительно, ведь, как правило, любое новое дело требует вложений, инвестиций.

— Какие проблемы, на ваш взгляд, стоят перед издателями на современном рынке православной книги?

— Рынок книжный в достаточной мере насыщен, но это не значит, что он насыщен той литературой, которую мы бы хотели видеть на этом рынке. Мы уже говорили о несоответствии книг хорошим издательским стандартам. Это общая тенденция: печатные станки работают быстрее, чем рождаются шедевры. Поэтому важно хорошую книгу еще и донести до внимания читателя, подвести его за ручку и познакомить с ней.

— Вы как-то пытаетесь преодолевать трудности с распространением продукции?

— В самом деле, книжек издается просто шквал, и если о них не заявить громко, так, чтобы люди услышали, то какими бы прекрасными эти книжки ни были, они будут лежать мертвым грузом.

И вот недавно на нескольких радиостанциях: «Град Петров», «Радонеж», «Радио России», мы сделали передачи о наших книгах, и рады тому, что отклик есть. Ко мне на днях подошла женщина и предложила помощь в издательстве. Ей понравилась наша установка на то, чтобы печатать книжки не просто православные, но художественные, соответствующие хорошему издательскому уровню.

Кроме того, у нас есть свой магазин. Он называется «Ладан» и расположен на улице Решетникова, дом 13. Мы вначале пытались придать ему некоторую светскость, но в результате остались в формате большой церковной лавки с оптовым складом. Поняли, что не имеет смысла из этого формата выходить.

— Как, по-вашему, среди издающихся ныне печатной продукции различные виды православной литературы представлены достаточно широко или существует нехватка в каком-то виде изданий?

— В принципе, не хватает именно литературы как таковой. Сейчас очень часто во главу угла при написании книги ставится ее сиюминутная актуальность. Выпускается много книг-однодневок, в которых не ставится задача соответствовать хорошему издательскому уровню. Я не говорю об уровне классической русской литературы (это было бы неоправданно амбициозно), но издавать и писать книги, делая вид, что не было ни Золотого, ни Серебряного века русской литературы, просто нелепо. Появляется множество брошюр, предназначенных для удовлетворения практических, хотя и важных нужд, а литературы как таковой почти нет. Это мое личное, специфическое мнение как заядлого читателя.

Православной периодики все, сказанное мною выше, тоже касается. Она гораздо более беззубая, малоинтересная по сравнению с периодикой светской. В то время как она должна бы быть и сильнее и глубже по темам, но не выдерживает критики при попытке сравнить с профессиональным уровнем подготовки светских изданий. У православных появился журнал «Фома» и все на него сразу стали ровняться. Хотя это одна определенная и довольно-таки узкая концепция. Но должны быть и другого рода журналы, не повторяющие «Фому».

— Как вы считаете, нужна ли цензура для православной литературы?

— Цензура, я думаю, всегда и везде была, есть и будет. Даже если где-то говорят, что цензуры нет — это неправда. Всегда будет цензура какого-то общественного мнения. Даже не обязательно сейчас организовывать специальный цензурный комитет, гарантом цензуры будет сама читающая церковная общественность. У нас очень много таких ревнителей благочестия, которые не преминут придраться к неправильному умозаключению и скажут: нет, эта книжка не православная! Общественное мнение как цензуру, приходится учитывать как в православной, так и в светской среде, и в последней в намного большей степени.

В светской книготорговле есть своя цензура, только она не такая, какой мы привыкли ее видеть, но даже то, с каким трудом мы с православными книгами пробиваемся на светский рынок, свидетельствует о том, что общественная цензура есть. Цензура читательского спроса, издательских технологий, в особенности раскруточных технологий.

Нам в какой-то мере цензурный комитет заменяет процедура получения благословения на издание книги у правящего архиерея той епархии, на территории которой действует издательство.

— Совсем недавно возник новый жанр — «православное фэнтези». Он популярен у молодежи и у тех, кто в Церкви недавно. Как вы относитесь к литературе в жанре «фэнтези»?

— Я отношусь к книге не как к представителю какого-то жанра. Я считаю, что книга должна быть, в первую очередь, талантливой. Если книга талантлива, то не важно, в каком жанре написал ее автор — детектив, исторический экшн, фэнтези — лишь бы произведение было талантливо написано. Я считаю, что главные критерии, с которыми нужно подходить к литературе — это критерии красоты и творческой убедительности. Понятно, что мы рассуждаем сейчас о литературе, которая не является нашим «хлебом насущным». Поскольку сейчас мы можем позволить себе книжки «для внеклассного чтения», к которым можно скопом отнести и детективы, и фэнтези, и тому подобное. Мы не говорим о книгах по богословию или житиях святых, к которым нет смысла прикладывать понятие жанра.

Я читаю всякие книги, «внеклассные» тоже, но нравятся мне далеко не все. Что же касается фэнтези, то я с интересом и симпатией прочел первую книгу из трилогии Юлии Вознесенской «Юлианна». Книга самодостаточная, живая. Не высокая русская литература, но любопытная попытка донести духовные понятия до детей. Однако вторая книга этой писательницы уже не так хороша: идеологическая ангажированность превалирует над художественной ценностью. Это — «наш ответ Гарри Поттеру», что заметно снижает художественный уровень.

В последнее время появились также книги Николаса Зерваса. В отношении них скажу, что, на мой взгляд, попытка построить книгу на отрицании, на разоблачении какого-то художественного явления неправомочна. Если ты хочешь написать книжку, которая соперничала бы с той литературой, с которой ты не согласен по идеологическим соображениям, то нужно написать ее хотя бы не менее талантливо. Чтобы книга не за счет того, что она с православных позиций написана была бы убедительна для читателя, а чтобы она была убедительна в силу своих литературных достоинств. Тогда красота будет говорить сама за себя. Издавать книги, в которых все очень православно, но сомнителен литературный уровень — это не то, что нам сейчас нужно.

— Назовите, пожалуйста, ваши любимые книги православного «внеклассного чтения».

— Из православных книг мне все больше в последнее время нравится «Тарас Бульба» Николая Васильевича Гоголя. Это произведение, которое напитано потрясающей поэзией, написано удивительно красивым языком и в то же время исполнено такого высокого героического и православного пафоса. Когда казаки умирают со словами: «Пускай стоит во веки Святая Русская земля», — ну что еще более православного вы найдете в современной художественной литературе, чем Гоголь?!

Или «Капитанская дочка» Пушкина, которая тоже читается как вполне православное произведение. Будучи написано более чем полтора столетия назад, оно не утратило живости языка и свежести восприятия. И, в то же время, оно откровенно поучительно, начиная с эпиграфа: «Береги честь смолоду». Это такая православная дидактика — дальше некуда. Хотя, казалось бы, что там особенного: ну, дочка, ну, капитанская. А вот, потрясающе православное произведение.

— Насколько мне известно, вы, сами, отец Нектарий, хорошо знаете и любите казачью культуру, в том числе песенную. Откуда у вас эта тяга?

— У меня просто прадед был оренбургский казак. Я считаю, что можно перефразировать известную поговорку так: «Потри русского и найдешь казака». Я думаю, что большинство наших предков где-то казачили. А петь я люблю. Бабушка, я это хорошо помню, пела всегда, что бы ни делала. По поводу песен мой друг, исполнитель казачьей песни, выразился очень емкими словами. Он сказал: «Казак без песни — уголовник». То есть, в казаке, который не поет, потеряна какая-то сила души, благородство. Что в нем останется, если этой красоты не будет?

Песня всегда объединяла людей. Песня — та сила, которая связывала человека с человеком, и главное — связывала поколения друг с другом. До нас дошли песни-былины 16-го века. И мы поем их! И как важно для нас чувствовать, что мы едины, что мы — один народ, что мы продолжаемся во времени! Мы ведь часто не задумываемся, на какой глубине, в каких веках хранится то, что позволяет нам оставаться в русле народного единства.

Ну, а в казачьей песне есть свой особый колорит, своя философия. Казаки — это служивые люди. Они с детства готовились к воинской службе. Песня с детства учила человека умирать. Очень многое из культуры, которая его окружала, он впитывал через песню.

В нашей среде, я имею в виду, близкой к издательству, действует казачье товарищество «Ерикъ». Оно подготовило для нас аудиопроект исполнителя казачьей песни с Верхнего Дона Юрия Щербакова. Он один из настоящих аутентичных исполнителей корневого происхождения — у Юрия все деды и прадеды пели и по наследству передали ему сокровище казачьей песни. Проект называется «Была весна» и будет состоять из двух программ: на первом диске будет представлен редкий в наше время жанр народного казачьего романса. Это поздний жанр, получивший распространение с конца 19-го века до середины 20-го. Второй диск будет составлен из традиционных песен Верхнего Дона, в манере, характерной для казачьего исполнения, хотя песни будут и не только казачьи. Туда же будут включены духовные стихи, записанные на Верхнем Дону.

-Что бы вы пожелали читателям портала «Православная книга»?

— Пожелаю оставаться таковыми. Чтобы читатели продолжали оставаться читателями, а не только телезрителями, радиослушателями, юзерами и прочими технически оснащенными людьми. Чтобы сохранялась культура книги. Чтобы люди продолжали общение с ней. На мой взгляд, очень важно, чтобы человек не просто пассивно впитывал сюжетную канву литературного произведения с телевизора или радио, а чтобы он непосредственно общался с книгой.

Анна Бархатова

http://www.pravkniga.ru/interview/88/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru