Русская линия
Православие.RuСвященник Андрей Пинчук15.07.2008 

«Ни государство, ни общество сиротам сознательно не дает никаких шансов для адаптации»
Беседа с иереем Андреем Пинчуком, воспитателем детского дома семейного типа (Днепропетровская епархия)

Священник Андрей Пинчук
Священник Андрей Пинчук
В прошлом году в Днепропетровске совершили самоубийство двое воспитанников учебно-производственного центра N 2. Событие это взбудоражило весь город. А менее чем через год после этого ужасного происшествия наложить на себя руки попыталась еще одна воспитанница этого учебного заведения: 17 марта одна из девушек, Анна, порезала себе вены. К счастью, ее удалось спасти, но вопрос остался открытым: что именно побудило учеников к суициду?

Днепропетровский УПЦ N 2 предоставляет профессиональное образование почти 700 воспитанникам, треть из которых — дети-сироты и инвалиды. Ученики живут в пятиэтажном доме. Раньше подобные здания называли общежитиями, теперь же это «молодежный отель». Сейчас общежитие в центре внимания. Поскольку большое количество учеников — бывшие воспитанники детских домов, специалисты считают, что к самоубийству их толкает резкое изменение окружения и новая самостоятельная жизнь.

Почему дети-сироты хотят расстаться с жизнью? В чем корень этой проблемы? На эти и другие вопросы пресс-служба Днепропетровской епархии попросила ответить отца-воспитателя детского дома семейного типа, молодого священнослужителя Днепропетровской епархии иерея Андрея Пинчука, который вместе со своей супругой взвалил на свои плечи труднейший подвиг родительского крестоношения. Сейчас в их семье семеро деток: кроме двух родных детей, девочек, в семье живут и воспитываются пять приемных мальчиков.

— Отец Андрей, у Вас уже накоплен достаточный опыт воспитания сирот. Скажите, что же толкает детей, обучающихся и живущих в подобных центрах, к самоубийству?

- Самая главная проблема в том, что такие дети не социализированы. И дело тут не в учебно-производственном центре или ином каком-либо учебном заведении. Проблема появляется гораздо раньше. Ведь ребенок, живя в детском доме, не получает никаких жизненных навыков. В детском доме запрещено гладить, запрещено стирать, запрещено мыть посуду и убирать, запрещено иметь подсобное хозяйство. Потому что все это будет расцениваться как эксплуатация детского труда. Во-вторых, у благотворителей, которые помогают детским домам, сложился почему-то странный стереотип, что при любом посещении детдома, например, на праздник, они должны живущих там детей жалеть и без конца задаривать подарками. Отсюда проблема: детдомовские дети привыкают к этому и считают, что им все должны.

К тому времени, когда ребенок вырастает и покидает стены детского дома, у него уже сложилось свое отношение к тому миру, который его теперь будет окружать, и оно выражено несколькими фразами (я с этим столкнулся и в своей семье): первая — «Не хочу!», вторая — «Не буду!» и третья — «Вы мне должны!» Эти фразы — основа их мировоззрения.

Конечно же, они задают себе вопросы: «А почему именно я остался без родителей? Почему у других есть папы и мамы, а у меня нет?» А так как их без конца жалеют, с ними «сюсюкают», то у детей вырабатывается твердое убеждение, что их обездоленность родительским теплом, семейным счастьем и дальше будет компенсироваться повышенным вниманием к ним, повышенной опекой и заботой всех окружающих. А этого, конечно же, не происходит. Добавьте к этому полное отсутствие элементарных жизненных навыков, которые они и не могли приобрести, живя в детском доме на всем готовом. Дети вырастают убежденными иждивенцами.

— Получается, что детдомовские дети абсолютно не адаптированы к жизни в современном обществе?

- Совершенно верно. Позвольте, я приведу пример из жизни. Представьте, красивый детский дом, большой и благоустроенный, питание на 15−20 гривен в день, ежегодные поездки на море или даже за границу, бесконечные спонсоры и подарки. Как может ребенок относится к вещам, которые ему достаются? Естественно, равнодушно. Он порвал, например, сапоги, потому что ему захотелось поиграть в футбол. Его пожурят и даже поругают, но завтра же ему выдадут новые. И ребенок привыкает не ценить все то, что у него появляется.


А что ждет его после детского дома? В некоторых наших учебно-производственных центрах даже лампочек нет. Ободранные стены, неустроенность. И его уже никто не будет кормить так, как в детском доме, ведь государственное финансирование сирот в учебных заведениях во много раз меньше, чем в детских домах. Ребенок оказывается один на один с этой страшной жизненной реальностью. Но страшнее всего то, что он никому не нужен!

— Не для кого не секрет, что на Украине в интернатах воспитывается огромное количество сирот…

— Сразу оговорюсь, то, что мною ниже будет сказано, — это статистика неофициальная, так как официальные цифры озвучить никто не решается. По разным данным, на Украине насчитывается от 110 до 160 тысяч сирот. И статистика нам показывает, а она достаточно неприятная, что от 20 до 60% выпускников детских домов позже оказываются на скамье подсудимых. Приблизительно 5−12% заканчивают жизнь самоубийством. Это приблизительные цифры, но и они ужасают.

А то, что случилось в Днепропетровском УПЦ N 2, когда трое воспитанников решились на суицид, это не просто трагическое стечение обстоятельств. Ведь в большинстве своем детдомовские дети просто не могут сами разобраться в житейских проблемах, определить для себя жизненные приоритеты. Эти ребята не понимают, зачем нужно получать профессию, работать и даже элементарно следить за чистотой, соблюдать правила личной гигиены…

— А почему так происходит?

- Потому что у них не было положительного жизненного опыта. Потому что они никогда не видели нормального общения людей между собой. Детдомовские дети не знают, как мужчина должен относиться к женщине, как надо воспитывать детей. Они не знают, что такое нормальная любящая семья. Они в своей жизни успели только хлебнуть горя. Они видели и знают, как брата избивают утюгом, как отец насиловал девочку или посылал детей просить милостыню. Дети не имеют представления о воспитательных критериях общества. Что в итоге получается? Такой ребенок, повзрослев, как правило, не может создать свою семью. В нем нет этой закваски, на нем прервалась эта традиция! И дети выросших детей-сирот, как правило, тоже становятся сиротами. А привычка относится к обществу с позиции «вы мне должны» нередко толкает детдомовских детей на преступление. Выйдя из интерната, они создают преступные группировки и становятся на путь бандитизма. И все по причине того мировоззрения, которое в них «воспитали» в детских учреждениях для сирот. Хотя, конечно, нельзя забывать и о генах и наследственности. Ведь большинство детей-сирот в нашем государстве — это социальные сироты, то есть сироты при живых родителях. Их процентное соотношение к биологическим сиротам примерно 90 к 10.

Еще одна проблема: часто у этих детей нет жилья. Его или продали спившиеся папаши-мамаши, или недвижимость украдена, или же дети просто родились на улице, как нередко бывает. Несмотря на закон, в котором написано, что «каждый ребенок, выходя из детского дома или училища, обязан получить жилье», дети-сироты остаются под открытым небом. Эта законная норма у нас на Украине почти нигде не выполняется! Следовательно, любой ребенок-сирота обречен на бомжевание. А сейчас в училищах введено «новшество»: они не принимают учиться детей без жилья, потому что директор обязан будет после того, как сирота закончит учебу, его где-то поселить.

— А как же государственная программа строительства социального жилья?

- Да, есть такое средство борьбы с отсутствием жилья у детей сирот. Но на самом деле эта программа — фикция. Жилье, действительно, построят, но в нем дадут право жить только три года. По истечении этого срока ты обязан купить себе квартиру.

— Но ведь все то, что вы сейчас рассказали, — это жизненная катастрофа для ребенка!

- Это не просто катастрофа, это катастрофический жизненный сдвиг. Представляете: сначала улица и подворотни, крысы и пьяные родители, затем «вылизанный» детский дом, а потом опять возврат к тому ужасу, про который эти дети все свое детство пытались забыть. И естественно, ребенок задает себе вопрос: «Зачем мне учиться? Да и жить-то зачем?» Они чувствуют свою ненужность! Они не нужны были ни родителям, и они не нужны сейчас и государству, которое вкладывает в каждого ребенка по несколько десятков тысяч гривен для того, чтобы, изъяв ребенка из порочной среды, туда же его снова отправить, когда он достигнет 18-летия!

Эти дети теряют социальное сопровождение, не получают тех гарантированных Конституцией и Конвенцией по правам ребенка минимумов, которые им обязаны предоставить.

Весь этот комплекс причин толкает детей-сирот сначала к алкоголизму, затем к наркомании, потом — к бандитизму, и нередко все это оканчивается суицидом.

— Вероятно, надо поменять принципы воспитания детей в детских домах?

- Конечно! В систему воспитания детей в детских домах необходимо — и чем скорее, тем лучше — внести элемент труда и профессиональной подготовки. Дети должны научиться трудиться, а не расти иждивенцами.

— Отец Андрей, что же ждет нас в будущем, если мы не пересмотрим свое отношение к воспитанию детей-сирот?

- Дети-сироты — это кричащая проблема, на которую должно обратить внимание общество. Но мы не готовы к этому, мы, и это хуже всего, не хотим признать, что у нас не все здесь в порядке. Мы не хотим думать о будущем этих детей. Хотя, конечно же, есть и иные, можно сказать — уникальные примеры, когда сироты получают великолепное образование, становятся на ноги, открывают свой бизнес, обретают семью, рождают детей и заботятся о них. Но все это происходит не столько благодаря воспитанию, сколько индивидуальным качествам ребенка.

Будем честными. Ни государство, ни общество сиротам сознательно не дает никаких шансов для адаптации в этой жизни. Не обращая на них должного внимания, мы уже сейчас готовим армию преступников, ведь через пять-десять лет именно эти дети пополнят криминальный мир.

Беседовал диакон Георгий Скубак (Украина)

http://www.pravoslavie.ru/guest/80 714 120 007


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru