Русская линия
Русский дом Александр Кадашевский11.06.2008 

Обитель мудрости и света

Россия в преддверии 1020-летия Крещения Руси, того сияющего рубежа 988 года, после которого свет Православия начал разливаться от Днепра-Славутича до Ополья и Залесья, до Чуди Заволоцкой и дальше — по всей Земле Русской. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II получил приглашение из Киева — матери городов русских — на совместное празднование святой даты, чего не было с 1997 года. Но мы отступим ещё на одно десятилетие — в 1987 год.

Перестройка — в разгаре, страна гудит, как растревоженный улей, русские люди преисполнены самых светлых надежд на духовное возрождение, на возврат к национальным корням и святыням. Приближающееся 1000летие Крещения Руси только углубляет эти чаяния. Государство уже не может отвернуться от этой даты и даже выпускает юбилейную серебряную медаль, на которой обходит слово «Крещение» и Сбербанк наносит надпись «1000-летие русской культуры», что, по сути, то же верно.

В этом же 1987 году светочирусской культуры, среди которых были: скульптор Вячеслав Клыков, писатель Валентин Распутин, композитор Г. В. Свиридов, актёр Николай Бурляев, академик Д. С. Лихачев, лётчик-космонавт В. И. Севастьянов и другие, обратились к руководству страны с посланием, в котором они ходатайствовали о возвращении монастыря в ведение Русской Православной Церкви: «Передача Оптиной Пустыни в ведение Русской Церкви явилась бы гуманным актом исторического значения, который, как мы полагаем, встретил бы поддержку со стороны широких слоёв советской и мировой общественности».

Вовсю шла подготовка к празднику Славянской письменности и культуры, который был триумфально отмечен в древнем Новгороде. Больше такого торжества русского Слова и Духа видеть не довелось. На берега Волхова приехали тогда все ведущие писатели и деятели православной культуры России. Участники торжеств не только прошли Крестным ходом во главе с митрополитом Питиримом, выступили на многолюдных празднествах и вечерах, но и пошли во все школы и техникумы Новгорода, чтобы провести уроки литературы. Всех назвать довольно сложно, вспомню лишь ушедших мастеров пера: у классной доски вели уроки лауреаты высших премий и Герои Социалистического Труда — Дмитрий Балашов, Виктор Астафьев, Евгений Носов, Владимир Карпов, Егор Исаев, Пётр Проскурин. Казалось, что так оно и будет впредь, что исконное и образное слово воспарит в школьных и административных стенах. Но увы…

И вот сразу после Пушкинского праздника — 9 июня 1988 года, было опубликовано официальное сообщение о передаче Русской Православной Церкви архитектурного ансамбля бывшего монастыря Оптиной Пустыни. Сначала было возвращено одно из монастырских зданий, затем последовала передача других строений. Самую драгоценную святыню Оптиной — святые мощи старца Оптинского Амвросия, прославленного на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1988 году, — с благоговением внесли во Введенский собор монастыря. В светлый день 3 июня 1988 года, на праздник Владимирской иконы Божией Матери, в надвратном храме в Её честь в Оптиной Пустыни свершилась первая Божественная литургия. Со всей России сюда устремились паломники, чтобы помолиться в святой обители. И хотя тогда ещё не было книг с описанием истории Козельской Оптиной Пустыни, именно русская классическая литература не позволила забыть об этом удивительном оазисе духовной жизни России.

В 1998 году были прославлены, т. е. причислены к лику святых, ещё 13 оптинских старцев, о которых не раз рассказывалось на страницах «Русского Дома». Их жизнеописания и письма, духовные наставления и советы продолжают оставаться любимым чтением православных читателей не только России, но и всего православного мира. Оптина Пустынь — потрясающая страница в истории отечественной культуры вообще и отдельная важная глава в истории русской литературы. К рубежу ХХ века в России было более 1000 монастырей. Оптина Пустынь — одна из древнейших — расположена в живописной местности на берегу реки Жиздры, недалеко от славного города Козельска, который впервые упоминается в летописи 1146 года (на год раньше, чем Москва), в 1238 году он был взят татарами. Город мужественно сопротивлялся семь недель. Все жители были перебиты. Попреданию, двухлетний князь Василий утонул в крови. Татары прозвали Козельск «злым городом». В начале XV века Козельск отошёл к Литве, а затем полвека переходил из рук в руки, пока окончательно не утвердился за Москвой.

Время основания самой Оптиной неизвестно. Есть предположение, что она была основана ге роем Куликовской битвы — князем Владимиром Храбрым. По другой версии, её основал в древние времена покаявшийся разбойник Опта, принявший в монашестве имя Макария, почему её называли и Макарьевской. Однако более реальным является предположение, что ранее обитель была общей для монахов и монахинь — а таковые ранее носили название Оптиных. Земли обители пожертвовали Романовы по воцарении царской фамилии, а строили её сами подвижники «по призванию свыше покаянными слезами, трудом и молитвой». При Петре I из-за своей малочисленности Пустынь была упразднена, но в 1727 году её вновь открыли. При митрополите Киевском Филарете (Амфитеатрове) началось духовное возрождение Пустыни. После Октябрьского переворота специальным декретом монастырь был закрыт, монахи изгнаны, многие аресто ва ны, сосланы и погибли в лагерях. Обитель была разорена и разграблена. А ведь она — куда больше, чем памятник архитектуры, культуры и истории.

Духовный расцвет Оптиной связан с именами её великих старцев, а история Оптиной Пустыни показывает, что старчество на Руси было «всенародным служением», т. е. Служением святых людей всему народу, хотя для вечности, конечно, остаются, в основном, великие имена.

Читающая и мыслящая Россия вступила в год 200летнего юбилея Николая Гоголя. Он писал: «Нигде я не видел таких монахов. С каждым из них, мне казалось, беседует всё небесное. Я не расспрашивал, кто из них как живёт: их лица сказывали сами всё. Самые служки меня поразили светлой ласковостью ангелов, лучезарной простотой обхождения; самые работники в монастыре, самые крестьяне и жители окрестностей. За несколько вёрст, подъезжая к обители, уже слышишь её благоуханье; все становятся приветливее, поклоны ниже и участья к человеку больше».

Старцы — христианские пророки-утешители. Они «направляют души ко спасению и врачуют их от страстей». Именно сюда, в Оптину, приезжали многие представители русской культуры:

В. А. Жуковский, П. А. Вяземский,

Ф. М. Достоевский, Ф. И. Тютчев,

И. С. Тургенев, П. И. Чайковский,

Н. Г. Рубинштейн, Л. Н. Толстой,

С. А. Есенин и многие другие. Но Н. В. Гоголь занимает особое место в русской культуре.

Гоголь несколько раз посещал монастырь и с особым трепетом общался с монахами Пустыни — игуменом Филаретом, иеромонахом Макарием и о. Порфирием (Григоровым).

Сохранилось предание, повествующее о желании Николая Васильевича поселиться в скиту Оптиной Пустыни, став иноком. Просьба была направлена к старцу Макарию, о котором сам Гоголь говорил: «Это единственный из всех известных мне людей, кто имеет власть и силу повести на источники воды живой. Пошёл я к старцу одним, вышел другим». Однако последовал незамедлительный отказ. Что заставило о. Макария отклонить просьбу Гоголя? Причины не совсем ясны, поскольку не осталось достоверных сведений, разъясняющих мотив отказа. Но Макарий был мудрым наставником и опытнейшим психологом. Поверим в справедливость его твёрдого решения.

Трагический рубеж в истории возрождённой Оптиной Пустыни — Пасха 18 апреля 1993 года. В этот день, говорят в обители, в нашу жизнь зримо вошла вечность. В храме перед открытыми Царскими вратами стояли три гроба, и люди с ослепшими от слёз глазами шли к братиям с последним целованием: «Христос Воскресе, отец Василий!», «Христос Воскресе, Трофимушка!», «Христос Воскресе, отец Ферапонт!». Душа не вмещала этой смерти — с братиями шли христосоваться, как с живыми, и, выбрав самое красивое пасхальное яйцо, клали на край гроба, наивно подталкивая поближе к руке. «Христос Воскресе, родные!».

В храмах России уже пишут их иконы, а люди приезжают в Оптину, чтобы рассказать о случаях дивной помощи по их молитвам. К разряду бытовых отнесено судом убийство трёх монахов, несмотря на то, что дома у убийцы была обнаружена целая библиотека оккультной литературы и кинжал с числом «666» на рукоятке. Суд признал культработника (!) Аверина невменяемым. Похоже, что невменяемо сегодня само общество и государство.

С другой стороны, есть множество благодатных примеров, в том числе и вокруг самой обители. Город-крепость Козельск по-прежнему остаётся военным городом. Ещё в начале 60х годов на берегах Оки и Жиздры появились первые фортификационные сооружения для шахтных пусковых Оптиной Пустыни оборудована молитвенная комната. Освящена она Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Cлужат воины этого необычного под разделения, по словам его «куратора», психолога батальона старшего лейтенанта Андрея Егорова, на совесть; как и все, водят машины, выполняют упражнения на стрельбах и т. д., причём в большинстве своём делают всё только на «отлично». О нарушениях же дисциплины в данном случае говорить не приходится.

Отец Олег пишет стихи. Есть у него и такие строки:

Что за душа у утренней земли!
Что за сердечность у лесного края!
При встрече чуть до слёз не довели
Лихого городского шалопая.

Эта утренняя земля веры и мудрости еще не раз преобразит и городского шалопая, и степенного обывателя, и любого, кто сердцем прикоснётся к Обители мудрости и света.

http://www.rusdom.org/node/227


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru