Русская линия
Татьянин день Борис Тарасов07.06.2008 

Ректор Литинститута: для школьников литература превратится в балласт

Что дважды два четыре — это мы ещё помним, ведь математика в школах входит в число обязательных экзаменов. А вот то, что сегодня день рождения Пушкина, или, что он написал, к примеру, «Капитанскую дочку», забудем, наверное, скоро…

Просто знать это совсем необязательно — ЕГЭ по литературе в школах упразднили! О необходимости культурного образования и о месте литературы в жизни человека автор побеседовал с ректором Литературного института им. Горького Борисом Николаевичем Тарасовым.

— Литература теперь факультативна, литература на заднем плане, литература больше не нужна. Борис Николаевич, к чему приведет отмена экзамена в школах? Как будет проходить становление русского человека без обязательности литературы?

— Начну с того, что перевод экзамена по литературе в тестовый режим вообще был спорным моментом. Для этого предмета должна быть полная, свободная форма выражения: беседа, рассуждение, сочинение, но никак не тест. А отмена даже такого минимума — ещё один шаг по снижению значимости литературы.

На образовательный уровень школьников это нововведение повлияет крайне отрицательно. В наше избыточно прагматичное и бескультурное время дети стремятся к практическим результатам, а литературу попросту примут за балласт — предмет с минимальной полезностью. С точки зрения общекультурной, человеческой это очень большая потеря. Мне вспоминаются слова Л.Н. Толстого, они о поэзии, но их можно отнести и к литературе в целом. «Все предметы поэзии, — писал Толстой, — предвечно распределены по известной иерархии и смешение низших с высшими или принятие низшего за высший есть один из главных камней преткновения». С потерей литературного образования мы теряем эту иерархию ценностей, да и понимание культуры в целом.

Сейчас массовая культура весьма агрессивна по отношению к настоящей культуре. Ведь массовость может доминировать и занимать первостепенное место только тогда, когда нет общих критериев, когда можно подменять талантливое и неталантливое, глубокое и неглубокое. Низшие сферы жизни, ставшие предметом изображения, наносят ущерб и духовному здоровью подрастающего поколения и, главное, перспективам! Ведь литература как раз дает различение правого и левого, добра и зла, высшего и низшего.

— Чиновники объясняют снижение роли литературы тем, что «это делается для технарей», «им литература не нужна». А вы как считаете? Что дает любому ребенку изучение литературы?

— Как раз технарям литература и нужна больше всего, я объясню почему. Человек технической специальности без гуманитарного образования, без ценностной ориентации в мире подобен флюсу, который развивается однобоко. Ему трудно ориентироваться в смысловом содержании своей деятельности. Техника, экономика, изобретения — это средства, они не могут стать целью. Истинная цель определяется в духовной сфере, которая неразрывно связана с историей и литературой. Мало кто понимает, для чего все эти инновационные революции, скачки в экономике и технике, если плохо человеку. А классическая литература дает ответ на подобные вопросы.

Любые социальные реформы ничего не меняют по существу, они только усугубляют тот кризис цивилизации, который мы сейчас наблюдаем: деградация внутреннего мира человека с одновременным нарастанием его внешней мощи. С любой точки зрения, отмена обязательности литературы — это рана и новый ущерб для духовного развития человека.

— Как вы расцениваете литературную образованность школьников, которые поступают в Литинститут? Каково знание классиков у Ваших абитуриентов?

— Мы часто сталкиваемся с тем, что у талантливых абитуриентов есть большие пробелы в области русской литературы. Особенно кажется удручающим знание классики. Культурный «бульон», в котором варятся наши школьники, становится все жиже и жиже. Нам в Литературном институте приходится огромными усилиями восполнять те пробелы, которые оставила школа. А будущему писателю необходимо знать опыт выдающихся представителей русской литературы, для того, чтобы глубже воспринимать перемены действительности. Если нет этого опыта и ценностей, которые воплощены в нем, то даже самый талантливый писатель начинает мельчить, подстраиваться под мэйнстрим в культуре, под модную, популярную литературу — он будет добиваться успеха ценой потери глубины.

— Борис Николаевич, без знания каких писателей и произведений не может существовать культурный человек?

— Пушкин, Гоголь, Чехов, Толстой, Тютчев, вся русская поэзия — это должно быть обязательным, непременным основанием гуманитарного образования ребенка. В школе должны быть обозначены все литературные тенденции, а также наиболее примечательные писательские фигуры. Тогда на фоне бесспорных достижений «золотого века» будет ясно «что почем» в современной литературе.

— А каковы ваши литературные предпочтения?

— Лично у меня? А.С. Пушкин и Ф.М. Достоевский. Любимые, читаемые и перечитываемые.

— Многие, в том числе педагоги, оправдывают литературную безграмотность школьников тем, что, например, Достоевский для них слишком сложен, изучать его рано. Как вы считаете, в 15 лет можно понять то, что хотел сказать Федор Михайлович?

— Это все лукавые отговорки. Я уверен, школьник все сможет понять, если относиться с любовью и к нему, и к предмету. Я думаю, не надо пугаться Достоевского. Не преподавайте скучно, вот и все! Только глубокие мысли, выраженные талантливым словом, могут формировать личность и учить школьника разбираться в жизни. Классика — это основа самосохранения нации в ситуации, когда массовая культура заполняет сознание не только учащихся, но и педагогов.

— Как выстроить систему преподавания, чтобы увлечь детей литературой? Ведь нужно так заинтересовать школьника, чтобы он не в Интернет полез — рефераты по Гоголю качать или «Войну и Мир» в кратком содержании — а сам за потянулся за книгой!

— Это очень сложный вопрос. Окружающие обстоятельства и жизненные процессы сегодня явно противоречат изучению литературы. Стремление к прагматичному успеху, к конкретной выгоде, к получению удовольствия — все это затрудняет введение литературы в сферу образования. Но без этой сферы все остальное теряет высший смысл. Во-первых, нужно государственное стратегическое понимание важности культуры для качества духовного мира человека, для страны. Во-вторых, учитель должен заразить своим интересом и пониманием предмета. Без этих двух составляющих, не очень друг с другом соприкасающихся, очень трудно будет содержательно наполнить те многие противоречия, которые связаны с этим предметом.

— А студенты Литературного института много читают?

— Все по-разному, кто-то много, кто-то не очень. Вообще у нас фундаментальная университетская программа. Исходя из традиции и понимания важности культурного образования, мы стремимся наполнить её разнородно и дать знания в области литературы, культуры, философии, истории. Это те самые предметы, без которых человек перестает ориентироваться в мире. Без них он будет смотреть только в одно окошко, не замечая никаких противоречий, им можно будет легко манипулировать, он не сможет жить самостоятельно. Без всеобщего кругозора человек просто глупеет.

Марина Селиверстова, журфак МГУ

http://www.taday.ru/text/119 396.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru