Русская линия
Фома Анна Гутмане06.06.2008 

Христианская академия
Молодежь Европы ищет духовной серьезности

Христианская академия — маленький вуз, но мы стараемся участвовать в больших проектах. В прошлом году начали разрабатывать особую программу обучения основам богословия для заведений, где преподается социальная политика. Мы-то сами всегда были уверены, что основы христианства должны изучаться во всех вузах. Но поначалу считали, что нас с этой программой просто не поймут.

Анна ГУТМАНЕ, ректор Латвийской христианской академии. Награждена орденом Русской Православной Церкви святой равноапостольной княгини Ольги III степени:

Я выросла в рижской протестантской семье. Каждое воскресенье родители предлагали мне решить, куда пойти: в музей, на концерт или в церковь. На концерт не хотелось — была измучена музыкальной школой. В музее нужно было много ходить и объяснять отцу, что я вижу. А в церкви было хорошо: тихо сидеть, мечтать, слушать, как мама поет в хоре. Именно тогда я привыкла молиться.

После защиты диссертации я осталась на факультете философии и филологии Латвийского университета, причем никогда не скрывала своей веры и не состояла в коммунистической партии. Так до конца и не поняла, как при этом удалось столько лет проработать в главном университете Латвийской ССР. Но вспоминаю, как говорил отец: все, что базируется на лжи, обязательно уйдет. Как раз во время преподавания в университете я полюбила ходить в православный храм Александра Невского. Время было советское, а я тайком водила туда студентов, учила их молитвам, много разговаривала с бабушками и сама молилась. Не будучи православной, считала эту церковь своей.

Постепенно лютеранство стало для меня тесным. Хотелось как следует исповедаться, а не просто произнести: «Прости Господи, что я согрешил в словах, в делах и в мыслях». Просила пастырей об исповеди, но никто не знал, что это такое. Я преподавала катехизис в одном из приходов, и вопросов возникало все больше. Например, казалось ужасным, что в лютеранстве брак — не Таинство.

После паломничества на Синай, к монастырю святой Екатерины, я окончательно решила присоединиться к Православной Церкви. При крещении хотела принять имя этой святой, но священник нарек меня Анной. Поняла это как знак того, что мне надо учиться терпению: все Анны, известные нам по житиям святых, были очень терпеливыми.

Из университета после распада СССР пришлось уйти. Настроения на факультете постепенно стали настолько либеральными, что сложилась какая-то нездоровая атмосфера — все озаботились политикой и совсем забыли о нравственности. Ходить на работу стало совсем тяжело. Однажды, во время молитвы в храме, я поняла, что должна уйти. Ушла «в никуда"… А через три дня мне предложили возглавить Христианскую академию!

Это было новое дело, а мой административный опыт нельзя сказать, чтобы был очень богатым. В какой-то мере это была авантюра. Я молилась, просила Господа направить меня. Вот, например, задумали создать класс иконописи. Долго искали преподавателей. Ведь нужны были не просто художники, а верующие люди. Но они все не находились. Это был очень тяжелый момент. Я уже даже объявила студентам, что мы вернем внесенные за обучение деньги. Но они так расстроились! Сказали, что подождут еще. Пришлось искать преподавателей дальше. В то время очень переживала и молилась: «Господи! Я начала большое дело и не справляюсь. Что предпринять?»

И вот однажды утром пришел человек и сказал буквально так: «Я художник, который верит в Бога. И хочу у вас работать». Другие преподаватели на этот факультет нашлись также быстро. Теперь мы даем там хорошее академическое образование.

Сейчас в Латвийской христианской академии обучается около 500 студентов, которые представляют все основные конфессии. Утром и вечером в зале читается православное молитвенное правило. И все студенты, и даже наши частые гости из других европейских стран — все стоят на молитве, как свечки. Для иностранцев мы переводим текст и объясняем происходящее.

Христианская академия — маленький вуз, но мы стараемся участвовать в больших проектах. В прошлом году начали разрабатывать особую программу обучения основам богословия для заведений, где преподается социальная политика. Мы-то сами всегда были уверены, что основы христианства должны изучаться во всех вузах. Но поначалу считали, что нас с этой программой просто не поймут. Еще как поняли! Приехали делегации из четырех университетов Европы. Двухнедельный курс с удовольствием прослушали и студенты, и преподаватели. Результат — нашу программу вводят во всех учебных заведениях ЕС, обучающих студентов социальным наукам, а многие предметы будут дополнены христианскими понятиями. Скажем, если преподаватель начнет рассказывать о появлении человека, он должен растолковать студентам и точку зрения Церкви.

Не так давно в Люксембурге прошел съезд, посвященный социальной политике Евросоюза и ее связи с христианством. Многих, в том числе и меня, тронуло и потрясло выступление Яна Фигеля — еврокомиссара по вопросам молодежи, образования и культуры. Он предоставил прогнозы социологов, по которым уже в 2050 году большинство жителей Европы будут исповедовать ислам. По его словам, христиан уже сейчас в Европе меньшинство. Участники съезда удивились: ведь в Европе столько разных конфессий и Церквей! Но Фигель объяснил свою позицию так: «Христианство пока еще доминирует в Европе — но только формально. Настоящих же христиан мало, а номинальная вера не является верой. Но у нас еще есть время, чтобы изменить ситуацию. Нам надо начать жить по-христиански и самой жизнью проповедовать веру».

Для политически корректного Евросоюза это была просто удивительная речь — настоящее исповедание веры! И, конечно, трудно не согласиться: если ты лишь иногда ставишь в храме свечу, это не дает права считаться настоящим христианином. В Европе Церковь полностью отделена от государства. Но, может быть, это как раз самое лучшее время для того, чтобы не просто говорить о наших христианских принципах, а претворять их в жизнь?

Я во всем стараюсь увидеть положительные стороны. В Евангелии нигде не говорится, что общество охотно примет христианство. Наоборот, Спаситель предвещал нам гонения. Поэтому происходящее я стараюсь оценивать трезво. Европа мирская с головы до ног. Значит, для христиан самое время проявлять мудрость. Это не означает, что мы неизбежно должны идти на компромиссы, но с другой стороны, глупо нападать на других с Евангелием в руках. Нужно быть христианином каждый день — проявлять честность, уважение, сострадание к людям. Ведь на деле любить человека — это самое сложное, даже в твоей собственной семье.

Я уверена: желание уверовать в Бога живет в каждом. Вера является венцом логического мышления, даром Бога. Имея веру в Господа, духовными глазами ты можешь видеть больше, чем человек, который пользуется только научной логикой. Со студентами об этом нужно говорить откровенно и с любовью. Когда они чувствуют эту любовь, то открываются вере.

Каждое воскресенье, отправляясь в рижский собор Рождества Христова, я вижу там наших учеников, которые приняли Православие. И нет для меня большей радости, чем эта! А ведь мы никого из студентов не зовем за собой именно в Православие, наоборот — объясняем им, что это очень серьезный выбор, в который нельзя броситься с разбега, как в реку. Но наши предупреждения их не останавливают. Это значит, что молодежь ищет духовной серьезности — и находит ее в Церкви.

Подготовили Маргита СПРАНЦМАНЕ, Иван ЕНГАШЕВ

http://www.foma.ru/articles/1655/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru