Русская линия
Богослов. Ru Вальтер Каспер02.06.2008 

Интервью кардинала Вальтера Каспера
Специально для Богослов.Ru

25 мая 2008 года Московскую Духовную академию посетил председатель Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Вальтер Каспер, находящийся в России с частным визитом. Богослов.Ru публикует интервью главного редактора портала протоиерея Павла Великанова с кардиналом Каспером, в котором обсуждаются актуальные проблемы развития православно-католического диалога.

Ваше Преосвященство, вот уже на протяжении девяти лет Вы являетесь Секретарем Папского совета по содействию христианскому единству. Как изменилась политика Папского совета после избрания нового Папы в 2005 г.

Коренных изменений нет, потому что сейчас Папа имеет ту же фундаментальную позицию. Но изменилась методология, стиль и способы. Сегодняшний Папа — богослов, он ведет диалог с богословской точки зрения. Он хорошо знает учение отцов Церкви, что дает ему возможность лучше ознакомиться с православным богословием. Поэтому в экуменических отношениях приоритетными для него являются отношения с православными и восточными православными Церквами.

Сегодня отношения Православной Церкви и католического мира находятся на новом этапе развития. В чем Вы видите заслугу Совета?

Наш Папский совет всегда имел не только официальные, но и личные отношения, что очень важно. В самые трудные моменты мы сумели их сохранить. Мы имели много встреч и здесь, и на Западе. Очень важная часть работы Папского совета — помогать другим в нашей Церкви быть более открытыми для православных и других Церквей.

Участие представителей Московского Патриархата стало невозможным вследствие односторонних действий Константинопольского Патриархата в Равенне. Как Вы считаете, насколько легитимен принятый документ без участия Русской Православной Церкви?

Мы начали этот диалог со всеми Православными Церквами в целом, и мы не будем продолжать его без участия Русской Православной Церкви. Конфликт между Московским Патриархатом и Константинопольским Патриархатом — это вещь межправославная, и мы не можем вмешиваться в эти отношения. Мы очень надеемся на нахождение компромисса. Я уже говорил с митрополитом Кириллом о том, что уже дважды велись переговоры по этому вопросу с представителем Константинопольского Патриархата. И в июне, когда делегация Константинопольского Патриархата будет в Риме, я буду опять говорить с ними об этом.

Этот документ не ратифицирован ни одной другой Церковью и является не более чем рабочим документом. Это — только «намерение» одной части Смешанной комиссии. У нас не был начат процесс ратификации этого документа, он начнется только тогда, когда эта фаза диалога закончится. До этого момента он является только рабочим документом.

Недавно в одном из интервью Вы заметили, что сегодня встреча между главами Русской Православной Церкви и Римо-Католической Церкви является преждевременной.

Во-первых, хочу сказать, что для нас эта встреча очень важна и является одной из приоритетных. В то же время я очень хорошо понимаю аргументацию Русской Православной Церкви, поэтому мы не хотим настаивать. Будет время, когда обе стороны придут к согласию.

Как бы Вы прокомментировали информацию о «реабилитации» Мартина Лютера в Римо-Католической Церкви? Как богослов, допускаете ли Вы такую возможность?

Те, кто говорили о возможной реабилитации, знают, что догматические позиции Мартина Лютера были осуждены, и это невозможно изменить. Но здесь можно отметить то, что ранее сама личность Мартина Лютера рассматривалась крайне негативно, а сейчас есть возможность представить его более реалистично, правдоподобно. Но догматические учения принять или изменить нельзя.

Очевидно, что сегодня Англиканская Церковь переживает сложное время. Какие, с Вашей точки зрения, могут быть прогнозы дальнейшего состояния Англиканской Церкви?

Можно сказать, что за последние 40 лет в этом диалоге с Англиканской Церковью мы сделали много шагов вперед. Но потом они ввели рукоположение женщин не только в священнический, но и епископский сан, изменения в этических нормах, чем очень отдалились от нас. Принять это, согласиться с этим мы не можем. Поэтому архиепископу Кентерберийскому я сказал прямо, что они должны решить, будут ли они вместе с традиционными Церквами или же с Церквами, вышедшими из реформы XVII—XVIII вв. Я не могу сказать, как будут развиваться наши отношения в дальнейшем, но летом, в июле, пройдет конференция, после которой, я думаю, этот вопрос будет как-то решаться. Это зависит от того, как и о чем они будут говорить на этой конференции.

Является ли возвращение латинской Тридентской мессы отходом от решений, принятых Вторым Ватиканским собором?

Мы не хотим возвращаться назад, к служению Тридентской мессы. Действительно, необходимо преодолеть это разделение внутри Церкви. Однако есть группы, которые тесно связаны с такой формой служения. Для нас ординальной формой является форма II Ватиканского собора.

Ваше Преосвященство, какие, на Ваш взгляд, наиболее важные богословские проблемы сегодня существуют между Православием и католичеством?

Мы больше имеем того, что нас объединяет, чем разъединяет. Центральная проблема — роль Римского Папы во Вселенской Церкви. Остальные несогласия связаны, пожалуй, с различиями в традициях, культуре, способах мышления. Но мы желаем быть едиными в этом различном.

В связи с недавним обращением части католического духовенства в Бразилии по вопросу целибата хотелось бы задать вопрос о Вашем видении возможности появления женатого духовенства в Католической Церкви.

На последнем заседании Синода в Риме, в прошлом году, 80% епископов выступили за сохранение традиций Западной Церкви, т. е. целибатство. В то же время мы допускаем в Восточных Католических Церквах существование женатого духовенства, где такая традиция существует. И мы за то, чтобы они и дальше ее сохраняли. Мы допускаем это. В последнее время в Восточных Католических Церквах заметна тенденция сохранения целибатства там, где было женатое духовенство. Не думаю, что в будущем будут подобные изменения.

Большое спасибо, Ваше Преосвященство, за содержательные ответы. Что бы Вы хотели пожелать читателям портала «Богослов.Ru»?

Католическая и Православная Церкви — самые близкие Церкви, более близкие, чем все остальные. У нас есть большое желание преодолеть это незнание друг друга, невежество. Это самый большой враг нашего сближения. Думается, осталось еще много предрассудков и непонимания. Хочется их преодолеть и открыть богатство, которое есть и в одной и в другой традиции и обогатить друг друга. Было бы хорошо, если бы была возможность встреч между профессорами, студентами, обмена опытом и знаниями, это позволило бы ближе познакомиться и обогатиться. Могу с радостью сказать, что многие католики с интересом смотрят на православную духовную богословскую традицию, относятся с уважением и с воодушевлением изучают.

http://bogoslov.stack.net/text/302 075.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru