Русская линия
Нескучный сад Марина Нефедова31.05.2008 

Книжная сказка в Переделкине: как Корней Чуковский приютил воскресную школу

Подмосковное Переделкино — место знаменитое. Три дома-музея: Пастернака, Окуджавы и Чуковского — привлекают немало людей. Дом Чуковского, пожалуй, самый посещаемый — группы школьников здесь бывают почти каждый день. А рядом со знаменитой дачей есть маленький деревянный домик, о котором многие, приезжающие в Переделкино, даже не знают. Между тем именно об этом домике Корней Иванович говорил, что это — самое главное его произведение. Историю маленького дома выясняли корреспондент Марина НЕФЕДОВА и фотограф Екатерина СТЕПАНОВА.

Корней Чуковский (настоящее имя Николай Васильевич Корнейчуков) — писатель, критик, лингвист, переводчик, доктор филологических наук. Родился в 1882 году в Петербурге. Был выгнан из пятого класса гимназии и всю дальнейшую жизнь занимался самообразованием. В 1916 году написал первую сказку для детей «Крокодил». Большинство его детских сказок написаны в 20-х годах. Автор книги «От двух до пяти», которая только при его жизни переиздавалась 21 раз. Исследователь творчества Н. А. Некрасова, А. Блока, А. П. Чехова. В 1962 году Оксфордским университетом ему была присуждена степень доктора литературы. Сейчас издается наиболее полное 15-томное собрание его сочинений. Один из самых издаваемых писателей в мире. Отец четверых детей. Умер в 1969 году.

Как стать богатырем

Самым главным своим произведением Чуковский называл детскую библиотеку. Пятьдесят с лишним лет назад он построил ее, а потом подарил государству, с тех пор библиотечный фонд с 400 книг увеличился до 13 тыс. Но дело, конечно, не в количестве книг.

Первая общедоступная детская библиотека появилась в Москве в 1878 году. К 1914-му их в России было двадцать. Со временем сеть детских библиотек расширяется, причем не только в городах, но и в сельской местности.

«Что такое сельская библиотека? — говорит Валентина Сергеевна Хлыстова, уже больше сорока лет заведующая библиотекой Чуковского. — Для культурной жизни в сельской местности это практически все».

Конечно, Переделкино — сельская местность уникальная. Писательский городок здесь появился в конце 30-х годов. Максим Горький попросил Сталина выделить территорию неподалеку от Москвы, где творческая интеллигенция могла бы работать и отдыхать. Дачи были государственными и сдавались писателям в аренду. В Переделкине жили многие известные писатели того времени. Но здесь жили и самые обычные рабочие, строители, продавцы. Дети писателей и дети строителей, по воспоминаниям Валентины Сергеевны, дружили, никаких интеллигентско-классовых различий не было. И в своей любви к Чуковскому были равны все. Детьми «дедушка Корней» был окружен постоянно.

Чего только стоили знаменитые костры, которые Корней Иванович устраивал у себя на участке. Два раза в год на эти костры — один назывался «Здравствуй, лето!», а другой, соответственно, «Прощай, лето!» — приглашались все жители Переделкина и окрестных поселков. Входная плата — десять шишек. Дети относились к этому серьезно — незадолго до начала костра можно было по всему Переделкину увидеть ребят, ползающих и собирающих в траве «входную плату». А изначально идея костров возникла во время ежедневных прогулок дедушки Корнея и детей.

«Корней Иванович страдал бессонницей, и у него был строгий режим, — вспоминает Валентина Сергеевна, — днем всегда в одно и то же время он выходил гулять. Местные ребятишки знали это и увязывались за ним. Чуковский вообще имел такую способность — обрастать людьми, не только детьми, но и взрослыми. Всегда можно было понять — вот Корней гуляет. Идет толпа, и он над ней возвышается». После прогулок дети заходили к писателю в гости.

Рассказывает Сергей Васильевич Агапов, заведующий Домом-музеем Чуковского: «Когда после войны строились дачи, строители жили в бараках. Иногда по пять-шесть человек в одной комнате. Их детям было просто негде делать уроки. Вот некоторые из них и делали их у Чуковского».

Вероятно, у многих детей, живущих в Переделкине и его окрестностях, вообще никаких книг не было. А Корней Иванович очень радел о том, чтобы дети читали. Поэтому у него появилась дома специальная этажерка с детскими книгами, которые он давал ребятам. «Один мальчик, — рассказывает Валентина Сергеевна, — как-то сказал Чуковскому: „Корней Иванович, а я у вас все книги с этой этажерки прочитал, а как стать богатырем — так и не узнал…“ Кажется, тогда Чуковскому и пришла в голову мысль построить детскую библиотеку».

Мойдодыру угодил!

Итак, в начале 1957 года на участке рядом с домом Корнея Ивановича началось строительство. На свои деньги он заказал финский домик, в котором планировалось сделать несколько комнат. Все трудности, связанные со стройкой, ему пришлось взвалить на себя. Чуковский строил не просто хранилище книг. Он строил дом для детей. К концу года библиотека заработала.

Корней Чуковский никогда не гулял один — переделкинские дети регулярно составляли ему компанию. Именно для них он и построил рядом со своим домом детскую библиотеку. Дети с фотографий, висящих на стенах библиотеки, теперь приводят сюда своих внуков

«Мы проводили здесь все свободное время, — вспоминает Валентина Сергеевна, — прибегали из школы — и сразу в библиотеку. Делали уроки, играли в шашки, в шахматы. Корней заходил в библиотеку каждый день, рассказывал что-нибудь интересное, приводил своих гостей. Первым библиотекарем была его племянница Екатерина Лури. Она нас учила заниматься библиотечным делом — заполнять формуляры, вести учет книг. Я была уже старшеклассницей, мне все это ужасно нравилось».

Пожалуй, не было у Чуковского таких знакомых, которых он не призвал бы подарить новосозданной библиотеке книги или еще как-то поучаствовать в ее жизни. Известный иллюстратор Владимир Конашевич специально для библиотеки нарисовал картину «Чудо-юдо рыба-кит». Цицилия Сельвинская, дочь поэта Сельвинского, организовала в библиотеке театральный кружок. Чуковский радовался любому вниманию к своему детищу, как ребенок. Литературовед Зиновий Паперный вспоминает, как они с сыном подарили библиотеке вьетнамскую циновку в комнату для игр: «Корней, увидев расстеленную циновку, пришел в такой восторг, что лег на нее и начал кататься, приговаривая что-то вроде: наконец-то ты, мол, Мойдодыру угодил!»

Тишина, покой и книги

Когда сегодня подходишь к библиотеке, кажется, что время вокруг нее не движется: деревянный дом, вокруг тишина, пахнет прелыми листьями.

Сейчас в поселке Переделкино детей немного, но через железную дорогу построен огромный район Ново-Переделкино, и сегодняшние читатели библиотеки — оттуда.

«Я когда узнала, что рядом с Домом-музеем Чуковского есть библиотека, ради любопытства сюда пришла, скорее, чтоб с ребенком прогуляться, книги брать не собиралась, — рассказывает мама одной юной читательницы. — Но когда я уходила, у меня ручки у сумки оторвались — столько я всего тут набрала. Во-первых, я нашла здесь книги, идеально подходящие для маленького ребенка, который начал недавно читать сам. Это так называемая „лапша“ — тоненькие книжечки с крупными буквами и очень хорошими картинками. Они большими тиражами издавались в советское время, а сейчас их ни в одной библиотеке не найдешь — они быстро истираются, их списывают, а новые такие сегодня не издают. А у Валентины Сергеевны несколько полочек с этой „лапшой“, причем стоят книги так, что ребенок может в них сколько угодно копаться и выбирать». «Я знаю массу приемов, как предложить ребенку, даже случайно зашедшему к нам, захотеть порыться в книгах, — говорит Валентина Сергеевна. — И он обязательно какую-нибудь книжечку возьмет домой почитать. Я никогда не списываю и не выбрасываю книг. И никогда не отказываюсь, если кто-то что-то предлагает, даже если книги старые, потому что знаю — среди них может оказаться что-то ценное». Сейчас в той комнате, где первые читатели библиотеки делали уроки, висит школьная форма и портфельчик пятидесятилетней давности. А в портфеле несколько учебников тех времен — Валентина Сергеевна их собирает. «Помню, у меня на лавочке лежал учебник русского языка пятидесятых годов, — рассказывает библиотекарь, — кто-то мне принес его, и одна современная учительница взяла его полистать, и смотрю — она сидит и сидит, листает и листает. Потом поднимается и говорит: „Это же просто клад, мне все это необходимо переснять!“ Или, например, мне подарили первые издания детского журнала „Сверчок“, выходившего в 30-е годы. Как потрясающе эти журналы были сделаны, с какими иллюстрациями».

Для чего нужны эти старые книги и журналы? Да хотя бы для того, чтобы современные художники могли поучиться иллюстрированию, считает Валентина Сергеевна. В книгах пятидесятилетней давности иллюстрации были изумительные, и значение им придавалось не меньшее, чем текстам.

«Когда моим детям было лет по шесть-семь, поход в библиотеку Чуковского был целым событием, — рассказывает еще одна жительница Ново-Переделкина. — Дети ждали его как праздника. Жители спальных районов нас поймут. Обычно мы собирались по нескольку семей вместе, брали с собой чай с бутербродами, когда приходили в библиотеку, чувствовали себя как путешественники, дошедшие до охотничьего домика. Потом начиналось копание в книгах. Так как идти далеко, Валентина Сергеевна нам разрешает брать помногу книг сразу, и не на две недели, как в городских библиотеках, а на два-три месяца. У меня дети любят читать. Может быть, потому, что все их детство было связано этими чудесными походами за книгами?»

Дети в библиотеке Чуковского любили и любят заниматься еще одним делом — рисованием. «Бывает, приходит ребенок, может, он не очень расположен общаться — как его заинтересовать, чтобы он книжечки какие-то взял? Я предлагаю ему порисовать. Он садится, где ему удобно, и рисует. А я могу с ним рядом сесть, начинаю его расспрашивать — что это, а это? Смотришь — он уже общается. Есть дети, которые всегда, когда приходят, сначала рисуют, потом уже книгами начинают заниматься. А я их рисунки вывешиваю на стены».

Валентина Сергеевна рисунки собирает. Ни одного не выбрасывает. Многие уже выросшие читатели, приходя в библиотеку, перебирают рисунки и находят свои 20−30-летней давности.

Странноприимный дом

Были дети, которые в библиотеке проводили все свое время. Потом здесь пропадали их дети, теперь и внуки сюда приходят. А некоторые, уже становясь бабушками и дедушками, по-прежнему не забывают библиотеку. Приходят иногда с тележкой, берут книги на всю семью.

«Был момент, когда книги сильно подорожали — у нас тогда увеличился наплыв читателей. Нередко кто-то случайно заходит — ищет, например, музей Чуковского или Пастернака, смотрит — свет в домике горит. Для меня главное — это не формуляры, а люди. Какой бы библиотечной работой ты ни был занят, пришел человек — все внимание ему, будь это группа детей или бабушка с внуком. Пришли люди зимой, замерзли, предлагаешь им чай. Бывает, приходит ребеночек с папой — мама их отправила книги сдать. Папа заходит не здороваясь, говорит сыну: „Давай по-быстрому!“ А с ребенком-то мы уже давно дружим, он не хочет „по-быстрому“, ему нравится порисовать, порыться в книжечках, залезть в игрушки. Он говорит папе: „Папа, ты посиди, сними перчатки, а то в перчатках книги нельзя листать!“ Так и папа постепенно, глядишь, станет нашим читателем. Вообще, все мои друзья — это люди, которые когда-то пришли в эту библиотеку сами или привели своих детей».

Библиотеке уже пошел шестой десяток, а жизнь в ней бьет ключом. Как и раньше, проходят встречи с писателями. Пять лет проводятся детские творческие семинары — дети со всей Московской области читают свои произведения, выбираются победители, их работы издаются. Бывает, выступают очень талантливые дети. Приезжают группы школьников почти каждую неделю. Вообще, сегодняшние дети знают и любят Чуковского ничуть не меньше, чем сорок лет назад. Хотя у современных детей бывает свой подход к прочтению его сказок. Например, один мальчик по поводу Федоры, от которой сбежала посуда, заявил, что у него-то посуда точно не убежит, потому что она надежно заперта в посудомоечной машине.

В библиотеку приходят не только дети. Многие переделкинские старушки не могут себе позволить покупать журналы. Зато могут взять их здесь.

А еще в Ново-Переделкине есть храм Благовещения Пресвятой Богородицы. И уже несколько лет воскресная школа этого храма проводит в библиотеке Чуковского… свои приходские праздники.

«На праздники — Рождество, Пасху, Покров — мы с детьми спектакли готовили, во всякие подвижные игры играли, только вот с помещением была проблема, каждый раз приходилось заново искать, — вспоминает одна мама. — Компания у нас уже большая была, человек по пятьдесят собиралось. И вдруг одна мама говорит: мы ходим в библиотеку Чуковского, и библиотекарь нас приглашает у них праздники проводить. Мы не поверили: как так, праздники у нас шумные, кто же нам разрешит в библиотеку толпу детей запускать? Но когда попали сюда, у меня было такое ощущение, что библиотека Чуковского нас давно ждала». Рождество, Масленица, Пасха, Покров, день Архангела Михаила, на который в кустах прячут сделанного из надувных шариков врага-змея и храброе войско дошкольников побеждает его — теперь каждый год все эти праздники проходят в библиотеке. Почти все дети, приходящие на праздник, рано или поздно становятся ее читателями.

А Валентина Сергеевна рада всем и очень любит эту компанию родителей с детьми из храма, несмотря на суету, без которой ни один праздник не обходится. «Для меня сколько пришло людей, столько и хорошо. Хоть двое, хоть двести». Действительно, на прошлую Масленицу было больше двухсот человек. Спектакль-представление показывают внутри библиотеки, а потом на улице накрывают столы и проводят игры. Как же все помещаются в этом маленьком доме? «Вы знаете, — говорит одна из мам-организаторов праздника, — эта библиотека резиновая. Сколько бы детей ни приходило, все помещаются. Бывает, конечно, тесно, но зато всегда весело!» Сергей Агапов: «Для Чуковского главной мечтой было, чтобы эта библиотека была нужна детям. И то, что здесь сейчас проходят православные детский праздники, — это, я считаю, настоящее чудо».

http://www.nsad.ru/index.php?issue=46§ ion=12&article=936


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru