Русская линия
Столетие.Ru Ирина Баранчеева30.05.2008 

Поблекшие нимбы
Злоключения русской церкви в Риме

Для многих поколений русских людей, оказывавшихся по разным причинам за границей, православная церковь становилась прообразом родины. И в XVIII—XIX вв.еках, когда в ряде европейских стран появились первые русские колонии. И после революции. И сегодня, когда наши соотечественники приезжают сюда в поисках выгодной работы, а утешение находят в церкви.

Первое посещение русской церкви в Риме оставило во мне сильное эмоциональное впечатление, поскольку именно там я по-настоящему почувствовала историю нашей страны и связь времен. Помню, с каким волнением я поднималась по ступенькам церкви Святителя Николая Чудотворца на улице Палестро, и первой, кого я увидела, была высокая худощавая женщина в темном платье с красиво уложенными волосами, стоявшая за свечным ящиком — графиня Майя Ферзен, церковная староста. Позже я узнала, что по отцовской линии она происходит из рода князей Долгоруких, а крестным отцом ее внучатой бабушки был никто иной, как император Александр III.

Русский православный храм в Риме — самый старинный по времени своего учреждения среди русских храмов в Италии, поскольку указ о его создании подписал еще император Александр I в 1803 году.

Однако в силу ряда причин первые православные службы в Риме начали совершаться только тридцать лет спустя, и начало местного прихода относят к 1836 году. Первая церковь располагалась в здании российского посольства во дворце Дориа Памфили на площади Навона, но впоследствии неоднократно меняла свое местонахождение.

К 30-м годам XIX века относится и создание иконостаса, композиция которого принадлежит академику К.А. Тону, автору проектов храма Христа Спасителя, Большого Кремлевского дворца, Оружейной палаты в Москве и алтаря Казанского собора в Петербурге. Особенную ценность представляют в нем Царские Врата с медальонами, написанными К.П. Брюлловым. Иконостас был сооружен в основном на средства посла при Папском дворе князя Г. И. Гагарина, который приглашал художников, стажировавшихся в Риме, способствовать украшению русской церкви. Так, образа Спасителя и Божией Матери были написаны художником Гофманом, образ Святителя Николая — Ф.А. Бруни, а образ св. Александра Невского — А.Н. Марковым.

После 1870 года, когда Рим из столицы Папского государства превратился в столицу объединенной Италии, возник вопрос о строительстве настоящей православной церкви. Начался сбор средств, который продолжался довольно долго. Пожертвования внесли царь Николай II и члены царской семьи.

В 1915 году началось строительство церкви на берегу Тибра, которое было прервано разразившейся в России революцией.

Послереволюционная жизнь русской общины в Риме связана со зданием на улице Палестро, где находится особняк княжны М.А. Чернышевой, который она завещала для церкви. В 1932 году в нем была освящена вновь устроенная церковь, для чего архитектор князь В.А. Волконский и инженер Ф. Поджи серьезно перепроектировали дом. Устройству храма помогала королева Италии Елена, состоявшая в родстве с царской семьей Романовых и получившая образование в Смольном институте в Петербурге.

Помимо работ Брюллова и Бруни в церкви находятся старинные иконы, писанные монахами святой горы Афон или мастерами из Сергиева Посада, парсуна (портрет на холсте), написанная при жизни будущего святого Иоасафа Белгородского, церковная резная мебель, утварь, подсвечники и многое другое, что делает этот маленький приход уникальным. Все это с большой любовью сохранили и донесли до наших дней предшествующие поколения русских людей.

Среди прихожан были дети Ф.И. Шаляпина Федор, Татьяна и ныне здравствующая Марина, философ и поэт Вячеслав Иванов (ему принадлежит выражение «Церковь должна дышать обоими легкими», имея в виду православие и католичество, часто цитировавшееся Папой Иоанном Павлом II) и его дочь Лидия, известная модельерша Ирина Голицына и многие другие. Здесь молился во время своих приездов в Рим Мстислав Ростропович. Давними прихожанами являются певица Анна Давыдова, много лет руководившая церковным хором, и Ася Буцкая, предки которой были кавалерами Мальтийского ордена. Кроме русских, церковь окармливает сербов, эфиопов, болгар, румын, украинцев, белорусов, молдаван, грузин, православных итальянцев, французов, американцев.

Тяжело писать об этом, но, увы, далеко не все в полной мере осознают историческое и культурное значение этого прихода.

Старинные подсвечники были заменены на современные, абсолютно не подходящие под стиль храма. В иконостас, являющийся произведением искусства, ввинчены подспорья для двух лампадок, но при этом просверлены лишние дыры, которые продолжают зиять в нем. Покрашены с внутренней части Царские Врата с медальонами Карла Брюллова, к которым должна бы прикасаться лишь рука реставратора. Однако вопиющим фактом стала порча нескольких икон XVIII—XX вв.еков, когда их пытались «очистить от грязи» моющими средствами (!). В результате позолота на нимбах целиком или частично облезла (как это видно на фото иконы «Не рыдай Мене, Мати» XIX века), иные иконы поблекли, на некоторых местами облезла краска, оставив проплешины. Теперь они нуждаются в серьезной реставрации, хотя нельзя не отдавать себе отчета в том, что в результате этого акта вандализма иконы навсегда утратили свою настоящую ценность.

«Но удручает не только это, — говорит одна из старейших прихожанок храма, просившая не называть ее имени. — Русская церковь в Риме всегда существовала исключительно на пожертвования, в ней не было установленных цен на таинства, и введение их нынешним настоятелем мы рассматриваем как отход от традиций, которые сохранялись еще с дореволюционных времен. Подняты цены на воскресные обеды, которые были организованы именно для того, чтобы помочь нуждающимся. Не секрет, что православная община, состоящая в основном из людей, приезжающих в Рим на заработки, небогата. Кроме того, целью этих обедов было объединить прихожан, дать им отдушину, позволить общаться, а не зарабатывать на них деньги».

Многие обеспокоены судьбой протоиерея Алексея Байкова, который пытался противостоять подобным действиям. Около десяти лет назад, когда русская церковь в Риме перешла в ведение Московской патриархии, он приехал в Рим из России и служил под началом бывшего настоятеля отца Михаила Осоргина, полюбив церковь и проникнувшись ее духом. «Отец Алексей никогда и никому не отказывал в помощи, посещал людей в больницах и даже давал им свою кровь ради спасения жизни, — говорили мне. — Нам особенно обидно, что он был оболган и за три дня до Пасхи разлучен со своей семьей и отослан в Париж».

Удивляет и тот факт, что живущим при церкви прихожанам, в частности княгине Е.В. Волконской и графине М.А. Ферзен, семьи которых когда-то бежали от большевиков, предложено «освободить помещение» без замены под предлогом проведения ремонтных работ.

Многие, с кем мне пришлось разговаривать, задаются вопросом: что будет с приходом дальше? Не стоит ли подумать о том, чтобы провозгласить церковь на улице Палестро «историческим памятником» и тем самым защитить ее от необдуманных действий кого бы то ни было? Не организовать ли помимо церковного совета также попечительный комитет, в который бы вошли русские и итальянские деятели культуры? Русская православная церковь в Риме является маленькой жемчужиной итальянской столицы, и было бы хорошо, если бы она и дальше продолжала выполнять роль духовного центра, объединяющего, а не разъединяющего православных людей.

http://stoletie.ru/rossiya_i_mir/poblekshie_nimbi_2008−05−29.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru