Русская линия
Радонеж Сергей Худиев28.05.2008 

На прошедшей неделе (27 мая)

На прошедшей неделе пришлось обратить внимание на поступавшие из разные стран сообщения о гонениях на христиан. В нашей стране, слава Богу, организованных гонений сейчас нет, изъявления неприязни к имени Христову носят больше словесный или «выставочный» характер, но сообщения со всего мира не позволяют забыть о том, насколько остро духовное противостояние между Евангелием и противящимся ему «миром сим». Как сообщается, группа индуистских фанатиков напала на женский монастырь в Индии; погромщики кричали «мы индуисты и мы хотим, чтобы вы убирались отсюда». Собственно, для Индии это далеко не исключительный случай; христиане, и, особенно, христианские миссионеры в этой стране постоянно подвергаются нападениям, и немалое число их убито. В этой связи вспоминается один из популярнейших мифов нашей эпохи — миф о «терпимом» язычестве и «нетерпимом и агрессивном» догматическом христианстве. Является почти общим местом, что христианство, с его четкими догматическими рамками, «нетерпимо» и «агрессивно», а язычество с его всеядностью и адогматизмом располагает людей к миру. Как пишет один популярный журналист,

«Феномен нетерпимости, нетолерантности встречается прежде всего среди последователей монотеистических религий, трех главных религий, которые есть на Западе — иудаизм, христианство и ислам. Нетолератность меньше присутствует в религиях, которые руководствуются многобожием, как религии Древней Греции, Древнего Рима или которые не имеют определенной концепции бога, как буддизм… наиболее просвещенные люди и в прошлом приходили к этому выводу, что религию в конце концов почитают и учитывают и поклоняются одному богу.»

Индуизм просто идеально соответствует критериям «толерантности» — в нем нет ничего похожего на догматы, в его духовном мире живут самые разные течения, почитаются самые разные божества, развиваются самые разные философии, находят свое место самые разные духовные практики — похоже, он ближе всего к духовному идеалу современного телезрителя и весьма далек от узкого, нетерпимого и догматического христианства. Прекрасная возможность проверить, действительно ли «нетолератность меньше присутствует в религиях, которые руководствуются многобожием». Является ли последователи тысячи богов более терпимыми, чем последователи одного Бога? Мы постоянно сталкиваемся с новыми и новыми свидетельствами, что нет.

С упомянутой идеологией «толерантности» связан и случай, произошедший в Великобритании. Как сообщает «седмица.ру» в этой стране служащая, которая отказалась регистрировать однополые союзы в качестве «браков», столкнулась с угрозой увольнения. «Я хочу оставаться христианкой», — заявила Лилиан Лейдел. — «Я не могу идти против Библии. Я не понимаю, почему на этих церемониях меня нельзя заменить кем-нибудь, кому все равно». Заменить, конечно, нетрудно, но для ее работодателей это «принципиальный вопрос». Да, наверняка желающие заключить такой союз легко найдут служащих, которые для них это сделают, но тут действительно принципиальный вопрос. Для соответствующего идеологического движения не столь важно обеспечить какие-то удобства гомосексуалистам (их, повторю, можно запросто обеспечить, найдя другого исполнителя); важно изнасиловать человеческую совесть, заставить признать «браком» то, что браком никак не является. Отметим, что когда речь идет об однополых «браках» речь идет вовсе не о правах или свободах. Если некоторым людям так хочется, они могут назвать «браком» союз хоть двух мужчин, хоть женщины и женщины, хоть мужчины и козы, хоть мужчины, осла, козла и косолапого мишки — все это огорчительно, но их личное дело. Однако в данном случае речь идет о другом — об использовании государства для принудительного навязывания своих взглядов на брак. Государство заставляет людей — под страхом увольнения — признавать «браком» то, что таковым никоим образом не является. Для нашей страны эта проблема пока не стоит; однако довольно скоро она дойдет и до нас. Важно остановить новую идеологическую диктатуру до того, как запреты на профессию для христиан станут реальностью и у нас.

В исламском мире христиане тоже подвергаются гонениям, однако показывают пример отказа от мести. Как сообщает «Патриархия.ру» христиане Ирака выцсказались против против смертного приговора убийце халдейского католического архиепископа Фараджа Рахо. Как сообщалось ранее, Архиепископ Фарадж Рахо был похищен 29 февраля в иракском городе Мосул после богослужения, трое человек, сопровождавших его, погибли, вскоре было найдено и его тело. Убийца — один из лидеров иракской ветви «Аль-Каиды» Ахмад Али Ахмад, (Абу Омар) недавно был схвачен и приговорен к смерти.

Представители иракских христиан не согласились с этим решением. Как сказал вспомогательный епископ Багдада Шлемон Вардуни, «Сам архиепископ Рахо, если бы он остался жив, не согласился бы с тем, что из-за него кто-то должен быть лишен жизни».

В России убийства священников вызывают ужас потому, что они являются чем-то для нашего времени необычным, свидетельством крайнего падения преступников. Убийство архиепископа Фараджа Рахо особенно ужасает именно тем, что ничего необычного для Ирака в нем нет. Как сообщает сайт christiantoday, насилие против христиан только растет, и примерно половина — около 600 тысяч из 1,2 миллиона — иракских христиан уже бежали из страны. Хотя кровопролитие разворачивается, в основном, между представителями двух ветвей ислама — суннитами и шиитами — христиане, как меньшинство, оказываются наиболее уязвимыми. Ни американские военные, ни поддерживаемое ими правительство Ирака не в состоянии обеспечить порядок.

Рассчитывали ли американское и британское руководство на такое развитие событий в 2003 году, когда посылало свои войска в Ирак? Очевидно нет; предполагалось, что по свержении Саддама Хуссейна в Ираке установится процветающая демократия, которая станет живой рекламой демократических ценностей для всего арабского мира. К нынешнему положению дел привели даже не политические или военные, а мировоззренческие ошибки — вернее, одна, фундаментальная ошибка. Существуют два взгляда на человеческую природу — согласно одному из них, восходящему к Эпохе Просвещения, человек от природы добр и разумен, а все его беды и преступления происходят от чего-то внешнего — недостатка просвещения, плохого общественного устройства, отдельных дурных людей. Такой оптимистический взгляд на человеческую природу порождал (и порождает) утопические надежды — достаточно устранить плохое общественное устройство, или свергнуть тиранов, как люди выкажут свойственные их природе прекрасные качества. Оптимизм в отношении человеческой природы (если быть точным, ее нынешнего состояния) всегда был источником революционности — достаточно разрушить старую государственность, и явится дивный новый мир. Сейчас мы видим, как та же идея приняла форму веры в демократию — достаточно согнать тирана, как освобожденный народ устроит свою жизнь на началах разума и добра. «Вера в демократию» таким образом, превращается в некое квазиблаговестие, объявляется не просто системой правления, хорошо работающей в некоторых странах, а некой вечной истиной, которую надо принести всем народам, независимо от их уровня развития, традиций или культуры.

На практике это оборачивается тем же, чем оборачивались все революционные устремления, основанные на вере в неиспорченность человеческой природы. Катастрофой. Саддам Хуссейн был крайне дурным и жестоким правителем; однако сейчас многие иракцы воздыхают о времени его правления. Даже плохая власть, однако способная удерживать граждан от взаимного истребления, лучше, чем кровавый хаос, который наступает при отсутствии власти или ее бессилии. Почему это так?

Потому что оптимистическая точка зрения на нынешнее состояние нашей природы глубоко ошибочна. Церковь учит тому, что подтверждает весь исторический опыт человечества — Лукаво сердце [человеческое] более всего и крайне испорчено; кто узнает его? (Иер.17:9). Люди, которые верят в то, что плохое общественное устройство делает людей порочными, путают причину и следствие — это человеческая порочность делает общественное устройство плохим. Государство учреждено для того, чтобы полагать чисто внешние, принудительные пределы безумию и греху; оно само состоит из грешных людей и склонно к злоупотреблениям — но, желая ниспровергнуть то или иное, пускай дурное, правление, надо представлять себе, что придет ему на смену. В этом падшем мире часто приходится выбирать из двух зол меньшее.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2737


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru