Русская линия
Православие и современность Марина Юлова22.05.2008 

Неповторимость или богооставленность?

Оставих Тя, не остави мене; изыди на взыскание мое, возведи к пажити
Твоей и сопричти мя овцам избраннаго Твоего стада

Господь создал наш мир, сотворил человека и каждому подарил единственность и неповторимость. А зачем она человеку? Чтобы чувствовать свое одиночество в мире? Что такое вообще одиночество — на этот вопрос не может быть однозначного ответа.

Мне как-то задали вопрос: ты одинока? Я растерялась, так как закрома памяти никаких ассоциаций услужливо не вытащили из своей кладовой. На тот момент чувства одиночества не было, хотя понимала, что оно в природе существует. Стала размышлять на эту тему.

Господь создал наш мир, сотворил человека и каждому подарил единственность и неповторимость. А зачем она человеку? Чтобы чувствовать свое одиночество в мире? Что такое вообще одиночество — сложный вопрос.

Когда остаюсь наедине с собой, глубоко всматриваюсь в себя и задаюсь вопросами: кто я, зачем родилась, для чего это было нужно Богу? Ответы на все эти вопросы только у Бога. И отвечает Он постепенно, в течение всей жизни. Даешься диву, как мудро Господь тебя ведет. Никогда ничего лишнего и всегда все вовремя. Соответственно уровню внутреннего развития возникают насущные вопросы. Терзаешься, мучаешься, ищешь, торопишься понять. А Господь ждет, когда душа окрепнет, возмужает и станет способной принять ответ. Потом оглядываешься назад и становится ясной и очевидной прошлая незрелость души. Более того, начинаешь понимать, куда Господь ведет.

Случайного в жизни ничего не бывает. Чтобы понять, кто же ты и чего хочет Бог от тебя, нужно внимательно наблюдать за событиями своей жизни.

Есть интересный рассказ священника Ярослава Шипова — «Ужин у архиерея». Будучи еще мирским человеком, он помогал «за компанию» хлопотать о восстановлении храма в деревне в тысяче верст от Москвы, где имел охотничий домик для отдыха. «Составлял письма, прошения, заявления, вместе с председателями колхоза и сельсовета ездил в областной город, познакомился с архиереем, родившимся еще при самодержавной монархии…» И вот, в Москве уже, получил от Владыки телеграмму с приглашением срочно прибыть в гости. Архиерей весь вечер рассказывал о своей жизни. Так, за разговорами, прошла вся встреча.

Спустя два дня главный герой рассказа, Ярослав Шипов, собрался со своими друзьями на охоту. По дороге, «трясясь в холодной металлической будке, я подремывал и вспоминал подробности странного визита…» — пишет он. Вечером за ужином в летнем доме пасечника, где расположилась компания на ночлег, поделился подробностями своего странного визита с друзьями. Почти все товарищи сошлись во мнении, что ситуация, в которую попал их друг, была нелепой. И только один «сощурился и загадочно произнес: — Тут все не просто… Не-эт! Архиереи такой народ, что у них ничего так просто не бывает! Помяните мое слово…». Догадался, что архиерей приглашал к себе беспокойного ходатая не просто поговорить о жизни, а с конкретной целью. Автор рассказа ожидал узнать о судьбе храма, а тем временем Господь решил его судьбу.

Когда вся компания заплутала в дороге, самый догадливый, ткнув пальцем на будущего священника, сказал: вот кто нас выведет. А спустя время, когда решение о рукоположении стало известным, пояснил: если уж ты уготован для рукоположения, то, — он указал пальцем в небо, — будешь выведен, а заодно с тобою и мы.

У каждого человека свой путь к Богу, состоящий из своих вопросов и ответов. Проникнуть в эту глубину другому человеку сложно. Это тайна, образующая человека именно таким, какой он есть. Все мы с виду обычные люди, но в каждом сокрыто нечто неведомое, порой даже самому себе, потому судить не имеем права. Кто знает все — Тот и судит. Только Господь может приоткрыть тайну, если это кому-то полезно. Иногда человек сердцем чувствует схожесть своих исканий, своих вопросов и ответов с кем-то еще, открывается внутреннее родство душ.

За Христом ходило много народа, но лишь двенадцать стали Его учениками. Те, которых Он избрал. С виду они ничем особенным не выделялись, иные были неграмотными простыми рыбаками. Для Господа же были ценны, Он видел их сердца и знал о них больше, чем они сами. Из этих двенадцати двое отреклись от Христа, но один раскаялся, и его вера стала крепкой как камень, а другой удавился. Разве не страшно после этого судить?

Также всем известно, что абсолютно одинаковых по внутреннему устройству людей нет. А значит, у каждого человека в жизни обязательно будут отрезки, когда он останется наедине с собой в своей непохожести на других, в своих жизненных обстоятельствах. Видимо, это и есть одиночество.

Неповторимость человека имеет две стороны медали: одна дает возможность почувствовать свою индивидуальность, другая — свое одиночество. Если человек впадает в одну из этих крайностей, то душа начинает болеть гордостью или унынием. Верующему человеку дано лекарство от этих болезней: чувствовать свою индивидуальность в том, что ты хуже других, а одиночество преодолевать обращенностью к Богу. Святые потому стремились к уединению, что, почувствовав присутствие Божие, жаждали его снова.

Одиночество — это очень тонкая грань между реальностью внешней и внутренней. Тебя может окружать множество людей, но ты не перестаешь быть один. Так, видимо, блаженные прикрывались мнимым безумием, чтобы отгородиться от внешнего шума города. И так город для них становился пустыней: блаженная Ксения Петербуржская днем бродила по городу, а ночью уходила молиться в поле.

Когда человек знает, что он Божий, то есть Божие творение, что должен обуздывать в себе зло и идти вперед, а значит к Богу, этой верой и этой надеждой он спасается. Держит равновесие на грани, знает, у Кого просить помощи, когда одолевают гордые помыслы или уныние. Понимает, что через покаяние и молитву преодолевается богооставленность и человеческое одиночество. Такой человек просто знает, что он не один — Господь всегда рядом, всегда слышит и не оставит в самые тяжелые минуты.

Бывает, что тяжелым обстоятельствам нет конца и края, а силы и терпение иссякли, и ты в последнем отчаянном рывке изливаешь душу Богу. И все трудности в считанные дни, часы рассеиваются, как будто их не было. Либо получаешь такое утешение, что оно покрывает всю тяжесть и дает много новых сил.

В моей жизни так было с поездкой в Дивеево. Мрачные обстоятельства взяли в круг. В один из весенних дней небо обложило тучами и зарядил дождь. С тоской глядя в окно, подумала: это теперь надолго. И в ответ на свою мысль увидела в окне, как хмурое небо прорезает луч света и проявляется радуга! Мне сказали: ты счастливый человек, своими глазами увидела, как возникает радуга. Но настоящее счастье было чуть позже. К тому времени я очень хотела попасть в Дивеево к преподобному Серафиму Саровскому, а поездка никак не складывалась: то пассажиров в автобус не набиралось, то на работе не отпускали, то возникали еще какие-то обстоятельства непреодолимой силы… Постепенно охватывало отчаяние. Казалось, что я грешнее всех грешных, если святой Серафим не пускает к себе. А самое главное — ведь не осознавала этого раньше. В ту же неделю, что увидела радугу, сложилась поездка. Сама собой, без каких-либо усилий. И какая же это была поездка!!! Как будто побывала в раю. Все, кто был там рядом со мной, приехали обновленные, вдохновленные на совершенно новую жизнь. До сих пор, когда бывает тяжело, вспоминаю канавку Богородицы, источник преподобного Серафима, праздничные службы на Троицу в Санаксарах и еще один мало кому известный маленький затерявшийся в лесу монастырь, что восстанавливают три монаха, — жить становится легче.

Одинок человек в своей непохожести на других еще потому, что эмоциональная глубина переживания и сопереживания у всех разная. Мы по-разному чувствуем окружающий мир, на разные вещи обращаем внимание, имеем разные интересы. Например, какое-то событие у одного вызывает живой отклик, а у другого интерес отсутствует полностью. Бывает, что на одно и то же событие у разных людей реакция бурная, но противоположная по сути. И, наконец, когда человек испытывает сильную физическую или душевную боль, он тоже одинок, хотя бы потому, что у окружающих его людей этой боли нет.

Самую большую глубину страданий и высоту духовной радости можно разделить только с Богом. Зачастую даже самые близкие люди не способны прочувствовать это в полной мере. Каждому человеку рано или поздно в этой жизни случается столкнуться со смертью близкого человека. Случилось и мне в жизни пережить смерть близких людей. Страдала я больше оттого, что не могу пройти это страшное поприще вместе с родным человеком и утешить чем-то. Чувствовала безумную жалость и свое бессилие перед лицом смерти. Но Господь своим Распятием и Воскресением дал утешение и надежду. Только Он может сопровождать душу в такой глубине, потому что прошел этот путь Сам. Кроме Господа никакого утешения здесь быть не может.

Судя по всему, единственность и неповторимость и были даны человеку, чтобы встретиться с Богом.

Но настоящее и полное одиночество — это одиночество неверующего человека, богооставленность. Вообразить себе неверующего человека, лицом к лицу столкнувшегося с одиночеством, страшно. Результаты таких встреч — переполненные психиатрические больницы и вопиющая статистика самоубийств. Люди неумело обошлись со своей неповторимостью, они даже не поняли, зачем она им была дана. Ощутив одиночество, они увидели бездну и не справились с потрясением от такой встречи.

Господи, помилуй нас и спаси от нашего безумия!

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4976&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru