Русская линия
Одна Родина Андрей Мальгин22.05.2008 

Мезальянс Украины и НАТО: последствия для Причерноморья

Несмотря на то, что прежняя система поддержания безопасности в Причерноморском регионе (далее ЧР) с распадом СССР ушла в небытие, катастрофических изменений в зоне Черноморья не произошло. В целом участники причерноморского диалога (несмотря на ряд споров между ними) не претендовали на резкое изменение баланса сил. Сложившаяся в 90-е гг. ситуация базировалась на том, что новые причерноморские государства сохраняли за собой нейтральный статус. Это в значительной мере препятствовало развитию конфликтов.

С началом нового тысячелетия ситуация изменилась. Во-первых, возросла роль Причерноморского региона как зоны, важной для транзита углеводородов, и как потенциальной их кладовой. Во-вторых, регион вошел в сферу особых интересов США, что в значительной степени связано с нуждами обеспечения их военных операций в Ираке.

Важным фактором изменения ситуации в Причерноморье стало появление здесь натовских структур (вступление в НАТО Болгарии и Румынии). Следующим этапом стали «цветные революции» в Грузии и на Украине, после которых установившиеся там прозападные режимы громко заявили о намерении присоединиться к «евро-атлантическим сообществу».

Заявки Украины и Грузии на вступление в НАТО рискуют покончить со сложившейся системой безопасности, во всяком случае, они ставят эту систему под большой вопрос. Первой, кто ясно выразил обеспокоенность по этому поводу, стала, как ни странно, Турция.

В 2007 г. «Джумхуриет» напечатала статью Н. Таракчи «Опасности подстерегающие Турцию на Черном море», в которой говорилось: «Вхождение Украины и Грузии в НАТО приведет к последствиям, которые полностью изменят военно-политический баланс на Черном море; Крым для России и Украины — самое больное место. Если сторонники мира не найдут решения, то Крым, где расположен 250-летний русский город Севастополь, станет причиной войны. В случае военного противостояния в регионе Турция не сможет остаться безучастной (ввиду своих обязательств в НАТО). По этой причине Турция должна выступать против вступления Украины и Грузии в НАТО или выдвинуть в качестве условия одобрение России в вопросе их вступления в Альянс. Турция не должна также давать добро на обеспечение безопасности Черного моря внешними силами. В случае ужесточения отношений между Западом и Россией, более актуальным становится вопрос выхода Турции из НАТО, если не подействует турецкое право вето. Турция не должна давать разрешения даже на незначительные послабления в вопросах размещения американских сил на Черном море по конвенции Монтре. Поскольку вслед за этим возникнут идеи о понтийском царстве в районе современного Трабзона. Запад, разместившийся на Черном море, окружит Турцию не только с Эгейского и Средиземного морей, но и с Черного. Турция в сотрудничестве с Россией должна обеспечить охрану и защиту Черного моря причерноморскими странами».

* * *

Украинская политика по отношению к НАТО в эпоху Кучмы и сегодня принципиально отличаются. Как известно, официальной внешнеполитической доктриной президента Кучмы была доктрина «многовекторности» т. е. по сути равного (насколько это возможно) партнёрства с Западом и Россией. Кучма рассматривал в этой связи НАТО, прежде всего, как дверь в Евросоюз, способ для Украины проскользнуть через Альянс в Европу. Теперь дело обстоит по-другому. Взгляд на НАТО как на кратчайший путь к «европейскому процветанию» сохранился, однако основным аргументом теперь выступают именно вопросы энергетической и военной безопасности, неделимитированная граница и т. д. Изменился не только вектор, но и сам характер «выбора Украины». Теперь Украина выбирает «другое» НАТО — НАТО, в котором правящие круги Украины ищут в первую очередь гарантий против «сторонних» (читай российских) притязаний.

Это очень важно для понимания переменчивого «духа» Альянса. Каждый новый член НАТО, похоже, привносит в идеологию Альянса нечто своё, приходит со своим взглядом на Альянс и исподволь меняет эту структуру. Так было с восточно-европейскими государствами, думаю, что влияние Польши на идеологию Альянса было значительным. Так будет и при возможном вступлении Украины, куда она несёт сегодня, прежде всего, антироссийский заряд. Поэтому утверждение о том, что НАТО не направлено против России, равно как и против кого-либо другого, бессмысленно. Каждый новый член несёт в Альянс свои комплексы и страхи прошлого, привносит туда свой образ врага.

Другим немаловажным мотивом нынешней пронатовской позиции В. Ющенко является внутриполитическая ситуация. Внутриполитические позиции президента достаточно слабы. Не для кого не секрет, что его авторитет опирается, главным образом на поддержку, со стороны США и Евросоюза. НАТОвская активность В. Ющенко в значительной степени продиктована интересами сохранения своего режима.

* * *

Итак, с чем столкнется Причерноморье в случае интенсификации интеграционных процессов Украина- НАТО (мы опускаем здесь такие очевидные вещи, как перенацеливание российских ракет на объекты на украинской территории и т. д.):

Во-первых, возникнет новый виток напряженности вокруг Черноморского флота России. Сегодня мы уже видим это воочию — ЧФ РФ всё чаще становится объектом политического давления и провокаций. Это в свою очередь приведёт к осложнению ситуации в Крыму, население которого против ухода флота и рассматривает его как фактор стабильности в регионе.

Б) Учитывая, что НАТО проводит операцию в Афганистане, а также участвует в войне в Ираке, втягивание в Альянс новых членов вовлекает и их в Большое противостояние по линии Запад — исламский мир. Какие это будет иметь последствия, можно только гадать, учитывая и без того непростые этно-религиозные отношения в ЧР. В любом случае можно прогнозировать расширении зоны террористической опасности на Причерноморье.

В) Совершенно очевидно, что с процессом демилитаризации Черного моря будет покончено, уже сегодня американское военно-морское присутствие здесь очень и очень ощутимо и постоянно растёт.

Г) И самое главное, активизировавшийся в последнее время процесс интеграции Украины в НАТО приведёт к развёртыванию внутриукраинского политического противостояния. Вопрос о НАТО — это, пожалуй, главный внутриукраинский политический вопрос сегодня, в котором сходятся и культурно-исторические противоречия и сугубо политическое противостояние. Значительная часть украинского населения, проживающая, кстати, в причерноморских регионах, не желает вступления своей страны в НАТО [между прочим, внутриукраинский конфликт Запада и Востока с границей по Днепру — это не совсем верное описание ситуации; противостояние имеет место между причерноморскими и внутренними (континентальными) регионами]. Именно поэтому дальнейшая эскалация напряженности по вопросу о НАТО скажется, прежде всего, на ситуации в Причерноморье.

Из этого вытекает, что главную задачу по укреплению безопасности в Причерноморском регионе можно сформулировать как задачу сохранения внеблокового, нейтрального статуса новых причерноморских государств — Украины, Грузии и Молдавии. Если говорить об Украине, то здесь эта задача полностью совпадает с мнением подавляющего большинства населения.

МАЛЬГИН Андрей Витальевич. Кандидат философских наук. Генеральный директор «Центрального музея Тавриды», доцент кафедры политических наук Таврического национального Университета им. В.И.Вернадского (Симферополь.

http://odnarodyna.ru/articles/6/120.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru