Русская линия
Нескучный сад Екатерина Степанова16.05.2008 

Ловцы человеков: разведка боем

Что отвечают на вопрос «Верите ли вы в Бога?», заданный на улице улыбчивыми молодыми людьми? Чаще всего отмахиваются чем-то вроде: «Извините, тороплюсь». А меняется ли что-то, если молодые люди — православные миссионеры? Наш корреспондент Екатерина СТЕПАНОВА вышла на проповедь вместе с группой уличных миссионеров под руководством иерея Даниила СЫСОЕВА. Оказалось, сектанты уже подготовили почву для православной проповеди: люди понимают, зачем их останавливают, остальное — дело техники.

Учите матчасть

Миссионерствовать я отправилась не без подготовки. Для этого записалась на бесплатные курсы уличных миссионеров при храме апостола Фомы на Кантемировской — 12 трехчасовых занятий. Начинающий миссионер обязуется прочитать Краткий катехизис митрополита Филарета (Дроздова) и выдержать собеседование по основам православного вероучения. Подразумевается, что миссионер уже знаком с текстами Ветхого и Нового Заветов. На курсах изучают православную догматику и разбирают религиозные системы, с которыми миссионер может встретиться «в поле»: ислам, буддизм и иудаизм; современные протестантские движения, основы вероучения тоталитарных культов. Миссионеры — в основном молодые ребята, но есть и несколько отважных девушек.

На каждом занятии обсуждается одна догматическая тема: к примеру, иконопочитание. Под рукой у каждого — Библия (дорожный миссионерский формат — в кожаном чехле на молнии). Возглавляющий собрание настоятель храма ап. Фомы, организатор курсов отец Даниил Сысоев объясняет, как случилось, что протестанты ставят православным в упрек почитание икон, на чем основано православное понимание этого вопроса и как, оттолкнувшись от аксиом, которые признает и оппонент, доказать, что правда на нашей стороне.

Боевое крещение

Боевое крещение миссионеров было в праздник Богоявления, когда множество людей пришли к храму за святой водой. «К каждому, кто стоял в очереди, подходили миссионеры, — рассказал отец Даниил. — Они спрашивали, знает ли человек, как правильно пользоваться святой водой, и плавно переходили на беседу о том, зачем вообще нужно ходить в храм, для чего существует исповедь, что такое христианская жизнь. Вместе со святой водой всем пришедшим мы раздали листочки-памятки, закрепляющие „пройденный материал“. Уже на следующей неделе в храм пришло много новых людей».

Второй выход был запланирован на продуктовый рынок, где, как известно, в основном работают приезжие из стран ближнего зарубежья. «С собой всем иметь Библию, — напутствовал нас отец Даниил, — листочки с расписанием ближайщих богослужений и схему проезда к храму». У каждого был бейджик с иконой апостола Фомы и названием храма. Отец Даниил рекомендовал разделиться на пары и ходить по двое, как апостолы, — так безопаснее и веселее.

Весть о Суде

Самое пугающее для неопытного миссионера — как начать разговор. Отец Даниил, миссионерствовавший еще до священства, считает, что в каждом случае нужен свой подход, но «важно знать, чего точно не следует делать: нельзя подробно рассказывать о природе Причастия. Можно говорить только, что в Причастии мы соединяемся с Богом. О том, что происходит во время Литургии, не должно говорить на рынке, это Тайна, которую нельзя открывать непосвященным, иначе это может привести к осмеянию и греху вашему и собеседника.

Нужно говорить о том, что есть Бог, который создал человека, спас его через Христа — Сына Своего, о том, что Бог дает всем возможность получить вечную жизнь в Церкви, для этого нужно креститься и жить церковной жизнью. Еще через миссионера должна прозвучать весть о Суде, важно сказать, что Бог придет судить людей и воздаст каждому по праведности, а вы к этому готовы? Вы знаете, какие есть заповеди? Это уже возможность для более полного разговора. Человек задумается и, может быть, поговорит с вами. Может быть, он пройдет мимо, но свою задачу — уронить в его душу семя — вы выполнили. Наша цель — сеять. Подарить человеку веру может только Бог, если человек этого захочет».

Первый мормон комом

Мы шли по тротуару и обсуждали тактику уличной проповеди. Навстречу нам двигалась группа молодых людей в одинаковых черных пальто. «Наверное, американские проповедники», — пошутил кто-то. А когда поравнялись, увидели у них на пальто черные бейджики: «Церковь Иисуса Христа святых последних дней». Мормоны! Вот удача! С ходу начали их катехизировать, приводить неопровержимые аргументы, махать руками. Обе группы миссионеров достали одинаковые Библии на молнии и принялись доказывать несостоятельность мировоззрения своих оппонентов.

На каждого православного миссионера досталось по одному мормону. Пока другие оживленно спорили, мой оппонент молчал и улыбался. Я спросила, почему он не хочет подискутировать со мной о Боге. Но молодой человек, имя которого мне выяснить не удалось (мормоны свои имена скрывают, представляются по фамилии), сказал, что не хочет войны и что Бог любит всех нас. Разговор перетек в житейское русло. Год назад парень приехал из Техаса, где закончил школу и девятинедельные миссионерские курсы (включающие изучение русского языка), после которых и отправился за свой счет в Россию, проповедовать. У молодых мормонов перед женитьбой принято посвятить два года своей жизни миссии. «Поначалу было страшно в незнакомой стране, — сказал он, — неудобно подходить к людям с интимными вопросами на плохом русском языке, вроде „Верите ли вы в Бога?“, но потом привык. Холодно у вас, но я готов ради Бога на это».

Секта мормонов (официальное название — «Церковь Иисуса Христа последних дней») основана Джозефом Смитом (1805−1844). Согласно его учению Вселенная населена разными богами, управляющими звездами и галактиками. Свои откровения Смит собрал в т. н. «Книге Мормона», где написано, что американские индейцы являются потерянными коленами Израилевыми, сохранившими истинную веру. Христос после Воскресения также был в Америке и оставил ряд вероучительных указаний.

Итог беседы такой: мормоны вели себя выдержаннее нас, внимательно слушали, улыбались, в то время как православные кипятились, потешались над портретом основателя мормонства Смита и, разводя руками, громко недоумевали: «Как можно не понимать элементарных вещей?!» Есть чему у мормонов поучиться — хотя бы сдержанности и внешней опрятности, не говоря о том, что Священное Писание на чужом языке они знают лучше, чем многие из нас на родном.

«Я думаю, православный миссионер не должен надеяться на себя и на свои хорошие манеры, аще таковые имеются, а должен надеяться на Христа и Святого Духа, который будет говорить через него, — говорит отец Даниил. — Господь через нас приводит к Себе кого хочет, но делает это не мгновенно, чтобы миссионер не возгордился. Я согласен, что нам необходимо учиться корректности. Молодо-зелено, жарко. Но без жара здесь тоже никуда!»

Религиозные войны

Всего нас набралось девять человек. Бейджики сверкали на зимнем солнце, в руках шуршали листки о покаянии. Твердым шагом мы отправились на оптовый рынок «Котляково». Перед входом остановились прочитать молитву миссионера и этим привлекли внимание охраны. Мне тут же запретили фотографировать, а уже рассеявшихся по рынку миссионеров охрана оттеснила к выходу со словами: «Нечего тут развязывать религиозные войны!» Директор рынка прокомментировал мне действия охраны так: «Мы оплатили аренду этой территории, а вы пользуетесь тем, что мы собрали здесь людей, для своих целей. Нехорошо! Люди пришли сюда покупать консервы, а не отправлять религиозные культы». Мы ретировались. И все-таки миссионеры успели «обработать» примерно 15 человек и одного охранника. Трое из них с интересом выслушали нас и согласились взять приходские листки, а одна продавщица бросила свой ларек, подбежала, вручила 100 рублей и просила помолиться за нее. Остальные продавцы и покупатели на рынке были азиаты и на вопрос «Верите ли вы в Бога?» отвечали: «Нет, я мусульманин».

Успех на практике

Оправившись от неудачи, мы двинулись к ближайшему скоплению народа — к станции метро «Кантемировская». Здесь нас ждал успех.

Самое трудное, как оказалось, — остановить человека, обратить на себя внимание. У многих уже выработалась устойчивая реакция на приставания сектантов, и люди не глядя в глаза стараются проскочить мимо. Но по-православному длинная юбка, бейджик с иконой и скромная улыбка делают свое дело. Хотя прохожие переспрашивают, точно ли мы православные, они останавливаются. А опознав «своих», жалуются на докучливых сектантов.

Удобное место для миссионерства — автобусные остановки, люди там постоянно меняются и в то же время стоят на месте, не надо за ними бегать. Легче всего на контакт идут молодые пары от 25 до 30 лет и женщины с детьми. Они никуда не торопятся и готовы слушать. Если человек проходит мимо и говорит, что занят, можно, пользуясь сектантским опытом, на ходу задавать ему вопросы, вручать листки и так далее. Начинать разговор лучше с чего-то неожиданного, чтобы выдернуть человека из его мыслей. Например, один из миссионеров Максим обращался к молодым мужчинам так: «Брат, я вижу, ты православный, здесь недалеко открылся новый храм — держи расписание!» Даже если «брат» вовсе не был православным, он останавливался, а дальше завязать разговор — дело техники.

Вечером, когда мы подмерзли и у нас закончился раздаточный материал, мы отправились в храм, чтобы отогреться чаем и обсудить итоги. У кого-то получалось лучше, кто-то был слишком застенчив, кто-то все время проговорил с одним человеком, кто-то встретил группу сатанистов. Если подвести итоги в цифрах, получается приблизительно такая картина: каждый миссионер поговорил примерно с 10−15 людьми, почти все из которых объявили себя православными, из них человек пять заинтересовались информацией и согласились взять листки о покаянии. Успехом увенчались примерно 60 процентов всех попыток заговорить, не меньше 40 процентов разговаривать отказались. Почти каждому миссионеру в этот день досталось по одному «сложному случаю», вроде подростков-сатанистов, сектантов или буддистов, разговор с которыми требовал уже особой подготовки.

Комментарий

Миссионерский опыт нашего корреспондента мы попросили прокомментировать больничного миссионера в ЦКБ МП свт. Алексия Андрея РАДКЕВИЧА и иерея Иоанна ЕМЕЛЬЯНОВА, клирика больничного храма блгв. цар. Димитрия при 1-й ГКБ, оба — многолетние участники миссионерских походов по России.

Андрей РАДКЕВИЧ:

— Я как миссионер нахожусь в более выгодном положении, чем ребята отца Даниила: у меня гораздо больше времени. Я провожу миссионерские беседы в актовом зале больницы (туда приходят те, кто заинтересовался их темой) и в палатах, где лежат люди, не имеющие возможности, а иногда и желания прийти послушать лекцию. Самое важное — заинтересовать далекого от Церкви человека, потому что многие думают: раз пришел миссионер — сейчас будет призывать покаяться, читать мораль… Я захожу в больничную палату под предлогом, что принес журналы и книги, которые можно бесплатно взять и почитать. И под предлогом, что рассказываю о книгах, рассказываю о Православии. У меня всегда в запасе истории про известных людей, новости, которые можно подать в связи с Православием и Церковью. Конечно, это только повод, чтобы не прогнали сразу, а вступили в беседу, но и ступенька к разговору о Боге.

А в зале, где люди, придя, уже проявили интерес к вере, я рассказываю о научных открытиях и фактах, подтверждающих религиозную картину мира, привожу примеры из истории, в советское время многое замалчивалось, поэтому удается удивить и заинтересовать слушателей. И так снова перехожу от ликбеза к проповеди.

Но миссионерам отца Даниила надо сразу переходить к делу. Я верю, что он знает, что и как следует сказать в нескольких фразах человеку, чтобы он задумался о Боге и своей жизни. И этим словам он научит своих учеников. И даже если у большинства из них не получится, но так среди них выявятся искусные.

А «приставание» на улицах, кстати, не прерогатива протестантов. Основатель католического ордена иезуитов Игнатий Лойола тоже начинал с того, что залезал на камень и на углах улиц кричал прохожим о Боге. И потом эта кучка миссионеров (на взгляд обывателя, сумасшедших) со своими последователями обратила ко Христу целые страны. Но почему, когда наша Церковь бросала клич, что алеуты нуждаются в миссионерах, во всей России нашелся только один желающий — будущий святитель Иннокентий Московский? Когда в Японию приезжали сотни католических и протестантских миссионеров, среди них оказался только один православный — святитель Николай Японский? И хоть их мы прославляем в лике святых, почему же в общей массе православная Церковь в миссии так не активна?

Отец Иоанн ЕМЕЛЬЯНОВ:

— Любой вид миссионерской деятельности должен, как в медицине, отвечать принципу «не навреди». И когда мне говорят: батюшка, вы не правы, Христос сказал: «Идите и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16, 15), — и я могу ответить цитатой из Евангелия: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили во глубине морской» (Мф. 18, 6). Что если хотя бы один человек соблазнится навязчивыми миссионерами? Кто может оценить, что нам будет стоить на Страшном Суде один приведенный к Богу человек, против одного, которого мы оттолкнули от Господа?

Я помню такую историю: один батюшка в больнице на Крещение закатил стихийную проповедь для врачей о смысле праздника. Его никто не просил, был рабочий день, всех оторвали от работы. Врачи из вежливости слушали, устали, расходились с раздражением, ворча на Церковь, и все это — в великий праздник.

Богу дорог осознанный выбор человека. Я служу в больничном храме и по моему опыту знаю: самый сложный контингент в больнице — те, кто согласился исповедоваться и причаститься «заодно» с соседом. Обычно они оказываются совершенно не готовы слушать священника и участвовать в Таинстве.

В проповеди можно и нужно использовать средства массовой информации, можно проводить беседы, организовывать комфортные условия в храме, встречать человека, но так, чтобы он сам пришел, сам включил радио или телевизор или сам пришел в библиотеку за православным журналом. Человек должен сделать над собой усилие — это ключевое понятие.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=46§ ion=9&article=917


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru